Пробуждение женщины

Вера Сторожева открыла заново Ксению Кутепову и Дмитрия Дюжева

27 июня 2007 в 00:00, просмотров: 666

Московский кинофестиваль минул середину, отметив ее редкой по красоте простой историей — фильмом Веры Сторожевой “Путешествие с домашними животными” с Ксенией Кутеповой и Дмитрием Дюжевым в главных ролях. Русские фильмы в конкурсе ММКФ всегда под особым прицелом — в них и соринку видят, поэтому отдать их сюда — уже поступок. Который и совершили продюсеры Сабина Еремеева и Игорь Толстунов, отказавшись от предложений других крупных международных фестивалей. И не зря: фильм стал явным лидером конкурса, и как минимум приз за лучшую женскую роль он просто обязан получить.

“Путешествие с домашними животными” — тихая история женщины средних лет, которая неожиданно оказалась один на один с окружающей ее жизнью: умер муж, за которого ее в буквальном смысле продали в 16 лет из детского дома. Такие истории отмечают на “Оскаре”, такие истории любит народ. Недаром на тестовых просмотрах “Путешествия…” люди говорили, что картина у них ассоциируется с “Островом” Павла Лунгина. Видимо, душевная тонкость и безыскусность мыслей и поступков главной героини в исполнении замечательной артистки театра “Мастерская Фоменко” Ксении Кутеповой, равно как и сама атмосфера “Путешествия…”, близкая и понятная каждому, кто задумывался над своей жизнью, и рождает эти параллели.

Ксения Кутепова поразила продюсера Сабину Еремееву в спектакле “Три сестры”. И когда Вера Сторожева показала Сабине сценарий “Путешествия…”, та сразу поняла, что эта роль для Ксении, и заразила своей уверенностью режиссера. Вера пересмотрела много актрис и актеров, но в итоге вернулась к Кутеповой и Дюжеву, которые абсолютно органичны, как совершенно несочетаемая пара, глядя на которых понимаешь, что они, как бы ни хотели, именно в эти моменты своей жизни не могут быть вместе. Дмитрий Дюжев тоже схватился за эту роль. Он играет простого парня-шоферюгу Сергея, которому понравилась странная дикая женщина Наталья, полжизни только и видевшая, что своего неласкового мужа-обходчика да поезда, которые в двух шагах проносились мимо их полуразвалившегося дома. Серега говорит Наталье: “Немятая ты, значит, сладкая” — и после первого стакана валит ее на кровать. А она успевает только сказать: “Второй подушки нет, спалила ее”. Наталья, очнувшись после внезапной смерти старого мужа, сожгла все, что напоминало ей его: и вещи, и фотографии, и даже подушку. И батюшке после отпевания призналась: “Не любила его”. Но не хватается за красавца-ухажера: она поначалу вообще не понимает, что он от нее хочет, — она рассматривает его, “примеряет на себя”, как “золотые” одежды, купленные в райцентре, да надетые по разу и в чемоданы сложенные…

— Да, я боролась за свою роль, — не боится публично заявить Ксения, которая до этого отказалась от десятков ролей, лишь изредка соглашаясь на эпизоды, как, например, в “Прогулке” Алексея Учителя, где забавные сценки разыграли все “фоменки”.

— Я знаю, вам было очень тяжело, как городской барaышне, привыкнуть к условиям съемки далеко от Москвы, тем более что было аж четыре площадки — Бологое, Осташков, Боровск, Переславль-Залесский… — так начали мы разговор с Ксенией.

— Ломки не было, была работа, и достаточно кропотливая. Хотя я очень неприхотливый человек, я даже могу назвать себя спартанкой. Но физически было тяжело ездить в Москву на спектакли и возвращаться ночами, а утром — опять съемки. Я хотела, чтобы дети были со мной (у Ксении двое детей — Ваcе пять лет и Лиде два года. — Е.А.). Но когда я приехала и увидела, что нет тех условий для них, что я бы хотела, решила: лучше пусть они будут без меня в Москве, но с горячей водой… и вообще с водой. (Смеется.) Потому что были порой суровые походные условия.

— Вы говорили, что очень тяжело было с животными, — не столько с коровой, которую вы быстро научились доить, сколько с козой, которая норовила вас все время поддеть. А самыми приятными сценами для вас стали эпизоды с маленькой девочкой, играющей дочку героя Дюжева?

— Может быть, да… Ну, с детьми всегда хорошо… (Улыбается.) Вся группа была превосходная, но мне было трудно, потому что образ жизни пришлось вести совершенно иной. Для меня репетиция — интимный процесс, и делать это в присутствии нескольких десятков человек тяжело. Трудно быть мобильной — включаться моментально. В театре есть разгон, есть несколько месяцев погружения.

— Когда вы узнали, что вашим партнером будет Дмитрий Дюжев, за которым есть шлейф брутальных таких ролей, вы не испугались, что вам неуютно будет вместе?

— Дело в том, что я не очень знаю его шлейф, — я не смотрела “Бригаду” и остальное, я видела его больше в театре, чем в кино, и знаю его как хорошего театрального актера.

— Вы бы хотели сыграть с ним в одном спектакле?

— Да, в любовной истории, конечно. (Смеется.) Думаю, это была бы шекспировская трагедия — “Ромео и Джульетта”.

— Ваша героиня попробовала отношения с мужчиной, которого и сыграл Дюжев, но отказалась от них, взяв в дом вместо него мальчика из детдома. Получается, что путь женщины — очнуться, почувствовать мужчину, потом отложить как что-то ненужное и остаться с ребенком?

— Ну, если мужчина не вполне подходит, то его нужно отложить как что-то ненужное. (Улыбается.) Если бы он ей стопроцентно соответствовал, вряд ли бы она от него отказалась. Но что там дальше будет, неизвестно.

И, конечно же, я не могла не спросить у продюсера “Путешествия” Сабины Еремеевой, у которой в биографии и участие в Каннском фестивале (программа “Особый взгляд” с короткометражкой Александра Велединского “Ты да я, да мы с тобой” в 2001 году), и в Берлинском (“Панорама” в 2004 году с фильмом “Марс” Анны Меликян), чем ее заинтересовала эта история и чем ей лично показалась близка?

— Потому что женщина в 35 лет — это расцвет, самый интересный возраст, — ответила Сабина. — И наш фильм — наблюдение за женщиной, которая пробуждается, впервые переоценивает все, что ее окружает, — начиная с природы и домашних животных, среди которых она живет, и до людей. И изменилось ее мироощущение: она стала улыбаться. Помнишь, в начале фильма героиня не улыбается, и все вокруг в таких сизых красках, тумане? И только потом появляются цвета, просыпается природа, оживает все вокруг. Мы долго продумывали свет в картине и как будет постепенно появляться запахи…

— Сабина, как ты думаешь, почему именно сейчас пришло время вневременных картин? Время в “Путешествии” проявляется, только когда героиня привозит со станции глянцевые журналы и вырезает из них картинки для абажура…

— Очень тяжело снимать актуальное кино про сегодняшний день, чтобы не уйти в вульгарность, пошлость, в глянец. Да и общество еще не готово понять и сформировать определение — кто сегодняшний герой. И все попытки делать молодежное кино для проката не увенчиваются успехом. Все в поиске…

А режиссер картины Вера Сторожева на этот же вопрос ответила так:

— О моем фильме “Небо. Самолет. Девушка” тоже говорили, что у вас непонятно какое время — вроде песни 60-х годов, а одеты герои современно, хотя героиня себя ведет как в ретро… Я намеренно стилистикой не подчеркиваю время. И история из-за этого становится объемнее, метафоричнее. Все равно все наши переживания, ощущения независимы от времени. С античных времен человека мучило одно и то же. Ничего же не меняется внутренне, меняются только костюмы…





Партнеры