Скользкая дорожка

Анна БОЛЬШОВА:“Я была замужем за братом”

28 июня 2007 в 19:09, просмотров: 488

Если фортуна вдруг скорчит гримасу популярной актрисе театра и кино Анне Большовой и ее лишат всяких ролей, девушка не пропадет. Анна легко сможет продолжить карьеру профессиональной фигуристки, так успешно начатую в ледовом шоу “Звезды на льду”. К слову, Анна вступила тогда на “скользкий путь”, практически не умея кататься на коньках. И буквально за несколько месяцев обучилась фигурному делу. Актриса утверждает, что ее успех на льду — плод совместного труда с партнером по шоу Алексеем Тихоновым. Которого, кстати, Большова недавно пыталась женить. Правда, не на себе.

 

Девушка в мыле

— Анна, с чего это вы вдруг решили устроить личную судьбу Алексея?

— Это все он! Точнее, его персонаж в сериале, где я играю директора брачного агентства. Дело в том, что мы настолько сдружились с Лешей за время наших тренировок, что очень хотели поработать вместе еще как-нибудь. И раз уж я стала “хозяйкой” агентства знакомств, не привлечь такого шикарного мужчину, как Алексей, просто грех. Так что во время своего очередного приезда в Москву Леша снялся со мной во одной из серий.

— Вашу пару с Алексеем называли самой романтичной на шоу. Романтика в танце не переросла в лирику по жизни?

— Вся лирика была на льду, в наших выступлениях. В остальное время — как при подготовке проекта, так и до сих пор — у нас приятельские отношения. Меня даже удивляет, когда спрашивают, не ощущала ли я ревности к себе со стороны партнерши Алексея, Марии Петровой, из-за того что нам присвоили титул “романтиков”. Думаю, никакой ревности у Маши не было. Хотя задавать этот вопрос уместней ей самой.

От себя же скажу, что ни зависти, ни ревности ни к кому из коллег по шоу не испытывала. До сих пор дружу с Сашей Носиком, Маратом Башаровым. С Ильей Авербухом, Катей Гусевой общаемся при случае с удовольствием.

 

Деньги сериями

— Вы довольно рано стали успешной артисткой, играете главные роли в одном из лучших театров страны, наверняка завистников у вас хватает…

— Не без этого! Помню, когда только попала в “Ленком”, разговорилась с одним артистом, опытным, намного старше себя. И вот почувствовала странные нотки в его голосе. Как будто в нем говорила профессиональная ревность ко мне, молодой, подающей надежды актрисе.

Я не поняла тогда, в чем дело: мы разного пола, возраста, нам совершенно нечего делить!

Рассказала эту историю домашним, а они мне в ответ: “Аня, чему ты удивляешься, ведь слава — одна на всех, ее-то вам и придется делить”.

— Однако притом что ваше имя на слуху, громкими киноработами вы похвастаться не можете, почему?

— Это вопрос не ко мне, а к тем, кто делает кино! Быть может, проблема в том, что камера слегка искажает внешность и режиссеры еще на пробах не видят во мне своих героинь.

Пока больше тружусь на ниве телесериалов. Это, кстати, еще одно доказательство всей бессмыслицы зависти. Понятно, что люди испытывают данное чувство не лично ко мне, а к сложившемуся вокруг меня образу. Почему-то журналисты навесили на меня ярлык “актрисы, которая получила все и быстро”. Между тем некоторые, может быть, не знают, но в актерской профессии я уже десять лет!

— Вы ощущаете предвзятое отношение к “мыльным” артистам среди актерско-режиссерской братии?

— Да, причем даже от членов съемочной группы тех же сериалов! Например, приглашаю нынешних коллег — гримеров, операторов на свои спектакли в “Ленком”. Потом они приходят ко мне за кулисы с восклицаниями: “Ну надо же, Большова, какая ты на сцене! Что же ты у нас-то делаешь?” Отвечаю им: тружусь! Надо деньги зарабатывать, откладывать на воспитание будущих детей, на безбедную старость.

Хотя некоторые актеры не идут в “мыльные оперы” из трусости перед осуждением коллег. Но я не раз убеждалась: даже самые бурные пересуды вокруг перемен в профессиональной или личной жизни через какое-то время утихают и забываются. Поэтому я всегда ориентируюсь на собственное мнение, исхожу из потребностей семьи.

 

Портрет жены художника

— Вы можете назвать себя обеспеченной женщиной в контексте современной жизни?

— Скорее нет. По крайней мере в роскоши я не живу. Да, я недавно пересела на Nissan X-trl, да, у меня есть какие-то украшения для вечерних выходов. Они красивые, но по чьим-то масштабам это просто побрякушки. В частности, по меркам актрис, которые требуют себе обувь для съемок не дешевле чем 1000 евро! Трудно себе представить, что они носят в жизни.

Потом, деньги, как известно, имеют обыкновение заканчиваться. Актерская же профессия нестабильна: сегодня ты зарабатываешь на квартиру, завтра цены возрастают, а предложат тебе выгодный контракт или нет, неизвестно.

Признаюсь, что ни апартаментов в центре Москвы, ни загородного особняка у меня нет. Есть дом в деревне и стремление приобрести собственную, пусть скромную, жилплощадь. Ради этого мы с мужем сейчас и стараемся вовсю.

— Кто ваш супруг?

— Он у меня художник, его заработки также нерегулярны. Зато он чаще меня находится дома, всегда помогает по хозяйству. Допустим, приятной неожиданностью оказалось то, что супруг прекрасно готовит. Иногда прихожу домой после спектакля поздно, усталая, а на столе дымится ужин, красота!

— Художник и актриса — красивое сочетание, а с коллегами по цеху вы не заводили романтические отношения?

— По крайней мере связывать свою жизнь с актером никогда не собиралась. И дело все в той же актерской ревности. А мне участвовать в гонке за зрительской любовью с собственным супругом совершенно не хочется. Кроме того, когда один из членов семьи постоянно занят и, соответственно, больше зарабатывает, другой должен прикрывать тылы.

Мой муж еще пока не завоевал себе громкого имени. Он находится в процессе творческого развития. При этом никакой ревности к моей популярности у него нет. Ему просто в голову не придет мериться со мной количеством появлений на обложках в глянцевых журналах.

 

Короткие встречи в спальне

— Анна, а если у мужа дела резко пойдут в гору, сможете пожертвовать профессиональными интересами в пользу семейных?

— Зарекаться от этого, конечно, не буду. Хотя убеждена, когда мы в жизни идем на серьезные компромиссы, потом обязательно берем за это реванш.

— А то, что профессия актрисы связана с частыми разъездами, отлучками из дома, его не смущает?

— Ну а как бы мы смогли оставаться вместе, если б это его смущало? Мы действительно видимся не так часто, как обычные пары. Спим по 4—5 часов в сутки, а потом каждый пускается в круговорот собственной жизни. Самое главное для двоих — иметь общие задачи и цели и желание их решать вместе. Потому что можно сидеть рядом целыми днями и надоесть друг другу до смерти.

— А как вы с мужем отдыхаете, вместе или порознь?

— Конечно, стараемся вместе! Когда выпадает возможность, выбираемся путешествовать. Были уже во Франции, Италии, Израиле. Правда, в этом сезоне пока совместный отдых не планируем, работы слишком много.

 

Теория развода

— Анна несколько лет назад вы пережили развод с первым мужем. Это всегда тяжелое испытание для женщины...

— Я ко всем трудностям в жизни отношусь как к урокам. Недаром ведь в воспитании существует как метод пряника, так и кнута...

В свое время наша история с первым мужем, который является сыном второй жены моего отца, вызвала резонанс. Поначалу я даже стеснялась появляться с ним на публике, все-таки сводный брат, да еще на семь лет младше. Помню, перед нашим первым совместным выходом нервничала жутко! Но постепенно я поняла, что люди-то посудачат и забудут. Главное — наши чувства друг к другу.

— Поскольку вы жили в одной семье, может, не стоило жениться, а просто оставаться влюбленной парой на радость родителям?

— Ну помимо прочих причин для свадьбы существовал чисто бытовой повод: он украинец, и ему требовалась московская прописка. И потом тогда мне действительно казалось, что встретила абсолютно “своего” человека. Наши интересы, взгляды на жизнь очень совпадали.

Правда, продолжалась такая идиллия недолго. И отчасти разница в возрасте сыграла свою роль в нашем расставании. Пока мы жили в браке, он был еще студентом, толком не определился в жизни. А когда закончил вуз, захотел большей свободы, какой-то веселой жизни. Я же оставалась нацелена на семью.

В общем, через четыре года у нас перестали совпадать как интересы, так и жизненные цели. В конце концов отношения из супружеских плавно перетекли в приятельские. Поняв это, мы не стали морочить друг другу голову и мирно, по-дружески разошлись. Сейчас мы общаемся исключительно как родственники и не держим друг на друга обид.



Партнеры