На Конкурсе Чайковского виолончелисту сорвали финальную программу

28 июня 2007 в 16:02, просмотров: 427

— Позвольте, но ведь в пробеге нет никаких “Лорен-дитрихов”! Я читал в газете, что идут два “Паккарда”, два “Фиата” и один “Студебеккер”!

— Идите к чертовой матери со своим “Студебеккером”! — заорал Остап. — Кто такой Студебеккер? Это ваш родственник — Студебеккер? Папа ваш?

…Вечен “Золотой теленок”. Что ни цитата — прямое попадание в Конкурс Чайковского. Идет финал. Ребята плохо спят, нервничают, мамы-папы зажимают кулачки, боясь лишний раз побеспокоить своих одаренных отпрысков… Но беда таки подкрадывается незаметно. Виолончелист Сергей Антонов, блестяще прошедший в 3-й тур, буквально за пару дней до самого важного концерта в своей жизни, который определит его место на конкурсе, был вынужден резко изменить программу — с симфонии-концерта Прокофьева на концерт Дворжака. По вине оркестра. И оргкомитета тоже.

А оркестр (БСО п/р Федосеева, за дирижерским пультом — Серов) просто не был готов к репетиции. Их — репетиций — дается всего-то две: предварительная и генеральная (в день концерта). Вот на предварительной все и случилось. Сам Сергей так рассказал об этом на сайте forumklassika.ru: “Вчера я пришел на положенную мне репетицию с оркестром, на которой выяснилось, что оркестр не готов исполнять Прокофьева совсем! За 40 минут мы с диким количеством остановок и расхождений доиграли до конца. Естественно, ни о каких музыкальных вопросах не было и речи. Трудно представить мое состояние, когда я начал понимать, что уже ничто не спасет мое положение и то, к чему я готовился много месяцев, рушится на глазах. Все, включая музыкантов оркестра, сказали, что не трогали это произведение в течение 20 лет!!!”

Не трогали — а должны были. Должны были знать концерт, раз им предстоит аккомпанировать солисту в 3-м туре. Это не первая неувязка на нынешнем КЧ: и у скрипачей, и у пианистов возникают проблемы “сыгранности” со своими оркестрами в ходе подготовки к финалу. Но чтобы вот так — вплоть до замены программы — это случай беспрецедентный и вопиющий.

Антонов обратился к своей бывшей учительнице — председателю жюри г-же Шаховской за советом. Вместе пошли к дирижеру. Тот сказал, что произведение слишком сложное и оркестр его не готовил. Тогда Наталья Николаевна разрешила в срочном порядке заменить Прокофьева на более удобоваримого Дворжака. Мы, разумеется, немедленно позвонили независимому эксперту по виолончели, доценту МГК г-ну Родину (кстати, лауреату КЧ-1986):

— Кирилл Владимирович, это черт знает что такое. Это же серьезное потрясение для Антонова!

— Да, это так, несомненно. Но я знаю ситуацию со слов Шаховской, и она действительно сказала, что “оркестр играл плохо”. В защиту оркестра могу лишь сказать, что сам я играл когда-то с Серовым концерт Дворжака, и от этого “союза” у меня остались самые приятные воспоминания. Но, конечно, такие вещи, как сейчас, случаться не должны.

— Сложно ли будет Антону срочно подготовить Дворжака?

— Я бы подготовил за два дня. Концерт Дворжака музыканты играют еще с 8—9-го классов, поэтому вспомнить его любому профессионалу не составит больших проблем. А Антонов, разумеется, профессионал. Этот конкурс был для него очень непростым. Ведь Сергей мог и вовсе на него не попасть: тот DVD, что он прислал, не произвел на жюри какого-то яркого впечатления. К тому же у нас был лимит на 10 человек, но… Антонова мы все давно знали, и я убедил жюри отойти от формальностей и его прослушать в 1-м туре. И я не ошибся: теперь он в финале. И знаете… это — уже второе для него — потрясение, возможно, явится тем допингом, который только подхлестнет его выступить еще лучше. Ведь Дворжак — это концерт на все времена, он не менее красив, чем концерт-симфония Прокофьева.

— Но он-то хотел как лучше…

— Абсолютно не ему в укор говорю, но Прокофьев действительно сложен. Двух репетиций, установленных регламентом КЧ, для него мало. Это можно было предвидеть. А оркестрантов тоже можно понять: все живые люди, кто-то на дачах сидит, и вот только приехал, стали репетировать и кто-то, может, вовремя не вступил… Не знаю. Вчера, например, был первый день финального прослушивания, и я себя поймал на том, что чувства ожидания не оправдываются. Слушаю солистов — а думаю о чем-то своем. Это плохо. И оркестр им не мешал — ребята сами были не на высоте. А Антон — серьезный, работящий, ищущий музыкант. Совершенно заслуженно прошел в финал. Все в курсе его ситуации. Желаю ему успешно пройти этот марафон до конца!

Нам остается только присоединиться к словам Кирилла Родина, а оргкомитету конкурса поставить очередную запятую за работу с оркестром, ведь он должен был заранее прорепетировать всю финальную программу!





Партнеры