Театр военных действий

Имитация мира в Чечне

28 июня 2007 в 15:52, просмотров: 810

Тбилисский осетин из Иркутска

Иркутский милиционер Зураб Пилиев из отряда специального назначения (бывший СОБР УБОПа) погиб 22 июня 2007 года у села Комсомольское Гудермесского района Чечни. Там, в Чечне, этих Комсомольских три штуки. Одно в горах, одно в предгорье и вот в Гудермесском районе. Иркутский спецназ прикрывал следственно-оперативную группу ФСБ. Зачищали зеленку, то есть обыскивали лесной массив. Контрразведчики получили оперативную информацию о том, что в лесу могут скрываться боевики. Так оно и оказалось. Боевики в лесу были, и они ждали федералов. При подходе группы из леса прозвучало три выстрела. Две пули калибра 5,45 попали в Зураба. Больше выстрелов не было. Наши открыли ответный огонь. Затем лес был обстрелян из 82-миллиметровых минометов. Затем тщательно прочесан. Никаких следов боевиков не обнаружено.

Зураб Пилиев по национальности осетин. Родился в Тбилиси, с 18 лет жил в Иркутской области. В милиции с 1998 года. Служил патрульным, затем в ОМОНе, в 2002-м перевелся в отряд милиции специального назначения УБОПа. Это была его третья командировка в Чечню, но свою единственную правительственную награду — медаль “За охрану общественного порядка” — Зураб заслужил в Иркутске. Шел с напарником на задержание вооруженного преступника. Преступник из ружья ранил напарника Зураба, Зураб преступника застрелил.

До своего тридцатилетия Зураб не дожил ровно два месяца — день в день. У него осталась семья — мама, бабушка и тетя. Жены у Зураба не было. Как всякий кавказец, он очень серьезно относился к браку. Перепробовал половину иркутских девушек. Выбирал. Вроде выбрал, после командировки обещал сыграть свадьбу. Имя невесты держал в секрете. А теперь его никто и не узнает.

Зураба Пилиева похоронили во вторник в поселке Звездном Иркутской области. Это за Усть-Кутом — самые севера, дальше река Лена, дальше ехать некуда.

546 якутских боевиков

Николай Платонович кого хочешь уговорит. Вот послушайте: “Сочетание силовых и профилактических мер органов государственной власти позволило в значительной степени стабилизировать ситуацию в Чеченской Республике”. Полноценная ритмическая проза. Читаем и наслаждаемся дальше: “Организована целенаправленная работа по склонению боевиков к добровольной явке с повинной”. По словам Патрушева, он склонил к этой явке 546 человек в Чечне, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Карачаево-Черкесии, Ставропольском крае, Астраханской, Ростовской, Иркутской (вот расползлись духи!) областях, а также в Якутии. Патрушев говорит, что если очередная амнистия может стать эффективной, то ее можно провести вновь этой осенью.

Якутские боевики-оленеводы — это, конечно, прикольно. Но остается почему-то легкое ощущение лжи. Имитации бурной деятельности. Настоящая работа выглядит по-другому. Например, вот так. В ночь на 10 июля 2003 года на 1-й Тверской-Ямской была задержана террористка Зарема Мужахоева. При разминировании ее сумки погиб взрывотехник ФСБ Георгий Трофимов. Через две недели в деревне Толстопальцево под Москвой был обнаружен схрон с шестью поясами со взрывчаткой. Обезврежено — кто задержан, кто уничтожен — полтора десятка человек. И уже в сентябре 2003-го ФСБ отрапортовала о раскрытии терактов в Тушине и Моздоке. Так выглядит настоящая работа.

А вот как выглядят имитация и пиар. 9 мая 2007 года на улице Профсоюзная был обезврежен начиненный взрывчаткой автомобиль. Задержаны хозяин автомобиля и все, кто был вписан в полис автогражданки. Трое арестованных чеченских студентов — урожденных москвичей — этапированы из столицы на Северный Кавказ, ЦОС ФСБ отрапортовал об успешной операции, и больше мы про это дело ничего не слышали. Откуда взрывчатка, электродетонаторы, откуда автомат, чей серийный номер виден даже на опубликованной с разрешения ФСБ фотографии? Где развитие ситуации — или эти несчастные слабосильные студенты, падающие в обморок при аресте, вдруг набрались духа и замолчали как партизаны? А чего ж вы хотели, господин Патрушев? Это вам не якутов колоть. Впрочем, не удивлюсь, если арестованные Умар Батукаев, Лорс Хамиев и Руслан Музаев окажутся вообще ни при чем, доказательств против них так и не появится, но чтоб не пропадать добру, Патрушев их амнистирует с учетом положительных характеристик с места учебы. Диверсия раскрыта, боевики сдаются. Всем спасибо, все свободны.

Чеченский Гамлет

Первый зампред Комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий нажаловался журналистам, что видел Ахмеда Закаева во Дворце Совета Европы. Дескать, террорист в международном розыске, а ездит куда захочет. Формально так, а фактически Ахмед Закаев годится разве что для мелких лондонских интриг, и сколько ни называй его международным террористом — он до этого образа явно не дотягивает.

Навешивая на Закаева зловещий ярлык, мы отвлекаем свое же внимание от настоящего сопротивления, костяк которого сосредоточился сейчас в горах Шатойского района под командованием Доку Умарова. И то, что в Чечне сейчас относительно тихо, говорит лишь о том, что боевики до поры до времени решили не наносить ударов. По официальной информации, их не больше пятисот. Но даже если это так, 500 — серьезная сила. Для успешной диверсионной войны много народа и не требуется. Гибель Зураба Пилиева это подтверждает. А сейчас — этим летом и этой осенью — наша власть в Чечне как никогда уязвима. Стоит боевикам активизировать свою деятельность под предстоящие выборы — и вся наша идеологическая работа последних лет пойдет насмарку. Одно из главных достижений Путина — завершение кавказской войны. И можно не сомневаться, что боевики приложат все силы, чтобы испортить Путину этот имидж.

Смогут ли наши спецслужбы в ближайшее время выкурить из чеченских пещер банды Умарова — вопрос открытый. Зато они с помощью Рамзана Кадырова наверняка смогут скрыть активизацию боевиков, если она вдруг случится. А главные сражения третьей кавказской войны прогремят не в Чечне, а в Москве, где наши доблестные спецслужбы будут успешно разминировать автомобили чеченских студентов к каждому празднику. Почва для войны в Москве уже подготовлена. Об этом свидетельствуют последние сводки об участившихся межнациональных столкновениях. Как во всякой войне, в первую очередь пострадают не власти, а мирное население, к какой бы национальности оно ни принадлежало. В полном смысле — театр военных действий, чем-то похожий на Грозненский драматический, где артист Ахмед Закаев служил до всякого сепаратизма. Говорят, он играл там Гамлета. Ходил печальный по сцене и спрашивал сам себя: “Быть или не быть?” По-чеченски это звучит жестче: “Я ву, я вац”.



Партнеры