Какие наши роды

Депутат Мосгордумы Михаил АНТОНЦЕВ: “Многие инициативы зарождались в Москве, а затем охватывали всю страну”

28 июня 2007 в 00:00, просмотров: 530

Не секрет, что нынешний год объявлен в столице Годом ребенка. И для подрастающего поколения делается действительно много. Закончится ли эта манна небесная в следующем году? С какими сложностями столкнулись московские власти в процессе реализации “детских” мероприятий? На вопросы “МК” ответил председатель комиссии по социальной политике Мосгордумы, член фракции “Единая Россия” Михаил АНТОНЦЕВ.

— Михаил Иванович, напомните, какие мероприятия проводят столичные власти в рамках Года ребенка?

— Эту огромную программу я бы поделил на три составляющих. Первый блок мероприятий связан с дополнительным материальным обеспечением семей с детьми. То есть с выдачей пособий, натуральных льгот (бесплатного проезда в общественном транспорте, бесплатного посещения культурных и зрелищных мероприятий и т.д.). Второй блок — создание в городской среде необходимых условий для нормального воспитания детей. Это и строительство дополнительных детских садов, и реконструкция школ, и возведение детских площадок и физкультурно-оздоровительных комплексов, и создание беспрепятственной и безбарьерной среды для детей с ограничениями жизнедеятельности (прежде всего инвалидов). Ну, и третий блок — пожалуй, самый тяжелый и самый длительный по времени. Это возврат молодежи к былым российским ценностям семьи и отношения к детям. В России всегда считали, что семья без детей — семья, обделенная Господом. Какая бы счастливая она ни была, какое бы ни было в ней материальное благополучие — самого главного, во имя чего люди объединяются в семью, не хватает. К сожалению, сегодня многие молодые люди стремятся получить ежеминутное удовольствие от общения. Если понравится — возможно, в будущем они распишутся и заведут потомство. Нет — разбегутся. Но главенствует принцип — нужно пожить для себя, а дети как-нибудь потом. И если мы изменим идеологию, психологию молодежи (кстати, далеко не всей), это будет шагом к нормальному развитию всей страны.

— И как вы планируете это сделать?

— Спросите лучше — какими методами можно достичь выполнения всех трех задач? Для осуществления первой и второй со стороны властей требуются прежде всего дополнительные средства из городской казны. И их выделяют — в бюджете 2007 года только на выполнение первого блока программы заложено 36 миллиардов рублей. Причем за ходом реализации Года ребенка в Москве, за осуществлением выплат, установленных столичными законами и постановлениями городского правительства, тщательно следят. И не только исполнительная власть, но и специально созданный городской наблюдательный совет. На днях я присутствовал на его заседании. Там сообщили радостные цифры: за 5 месяцев этого года в Москве родилось на 2 тысячи детей больше, чем за аналогичный период прошлого года. Я считаю, это хороший показатель. Кроме того, на заседании совета отметили, то все запланированные мероприятия осуществляются в сроки. Несколько хуже обстоят дела с развитием городской инфраструктуры. Взять хотя бы те же детские сады. В прошлом году их построили 100, как и было запланировано. Но. Часть из них построили на месте снесенных! В этом году должны построить еще 100. А вот с местами для всех ста адресов до сих пор окончательно не определились. И строители столкнулись с проблемой выполнения программы в указанные сроки.

— Надеемся, что с местами все же определятся. Ведь Юрий Лужков обещал москвичам ликвидировать очередь в детские сады в 2007 году. Это уже скоро случится?

— Да, это планировалось. Но сейчас стало ясно: всех этих новых детсадов для ликвидации очереди не хватит. И в 2008 году нужно будет построить еще не менее 100 садиков. Что происходит с очередью? На начало 2006 года в ней стояло около 16 тысяч юных москвичей. В прошлом году мы ввели дополнительные 14,5 тысячи мест в садах, в этом году — еще 15 тысяч. Казалось бы — очередь должна быть ликвидирована! Но что получилось по факту? На начало этого года в очереди стоят уже… около 30 тысяч детей! Кто такое мог спрогнозировать два года назад?

— Откуда же взялись все эти дети?

— Как только в Москве стали появляться комфортные детские сады с бассейнами, игровыми комплексами и с грамотными воспитателями, выпускниками городских вузов, даже те люди, у которых была возможность воспитывать детей дома, решили: почему бы не отдать малыша в детсад, в такие-то условия! Еще один “феномен” — раньше в очередь вставали в основном дети, у которых подходил срок, а сейчас родители идут вставать в очередь, как только у них родится ребенок! Более того — появились родители, которые открыли для себя новую форму “полудневного” пребывания в детском саду: приводят ребенка утром, он там занимается, плавает в бассейне, а после обеда его забирают домой. То есть детские сады используют как некие секции развития детей.

— И все же скажите: когда все-таки очередей в детские сады в Москве не будет?

— Думаю, в 2008 году мы должны решить эту проблему.

— Не боитесь теперь давать столь смелые прогнозы?

— Честно говоря, побаиваюсь. Ведь те дополнительные 2 тысячи детей, которые родились у нас за 5 месяцев этого года, могут перерасти в 5 тысяч за год. И очередь может банально вырасти в связи с ростом рождаемости. Но больше я боюсь другого: пока мы плохо раскачиваемся по реконструкции и новому строительству школ. Дети, которые сейчас появляются, растут быстро. И в будущем должны учиться в школах. А мы приняли решение все школы, в первую очередь новые и реконструируемые, делать действительно современными — и по площадям, и по оснащению. А это тоже очень большая и серьезная проблема. И дело не в деньгах — они-то из бюджета на инвестиционные программы выделяются. Проблема в другом — освоить эти средства. Система конкурсов на строительство очень сложная, оформление документов, выделение земли, проведение проектных работ — весьма длительный процесс. Вот все сады в этом году строились по типовым проектам, с колес. А со школами все по-другому. Сейчас ставится вопрос, чтобы все школы были приспособлены для детей с ограничениями жизнедеятельности. И это предусматривает не только пандусы и специализированные туалеты на первом этаже. Ребенок должен иметь возможность перемещаться свободно по всей школе, из класса в класс. И этим проекты новых школ в корне отличаются от предыдущих.

Совершенно обособленно стоят две категории семей, которым власти уделяют особое внимание. Первая категория — многодетные семьи. Для них делается очень многое. Так, на заседании наблюдательного совета одна из многодетных матерей, возглавляющая ассоциацию себе подобных, заявила: “Давайте больше не будем выделять привилегии для больших многодетных семей — нам уже неудобно. Мы видим, как город нам помогает. Лучше уделите побольше внимания тем, у кого двое детей”. Из уст этой женщины слышать такое было даже неожиданно. А вот вторая категория — это семьи, у которых есть ребенок-инвалид. Это — самое тяжелое, с чем может столкнуться в жизни человек. С 1 января вступила в действие норма московского закона, по которой одному из родителей ребенка-инвалида, неработающему, город выплачивает 4,5 тысячи рублей. Если учесть, что еще 2 года назад на основании федерального закона такая выплата составляла 140 рублей, согласитесь — это существенно. Но появились обращения (и в мэрию, и в комиссию, которую я возглавляю) от матерей, которые говорят: я осталась одна с ребенком-инвалидом, отец не выдержал, и не работать я не могу. А если я работаю, то эти 4,5 тысячи рублей от города не получаю. Где же социальная справедливость? И мы приняли поправки в закон — и с 1 июля родитель, воспитывающий ребенка-инвалида в одиночку (мать, отец, опекун), будет также получать от города 4,5 тысячи рублей в месяц.

— Недавно в Мосгордуме прошел “круглый стол” по проблеме обеспечения детей-инвалидов ортопедическими средствами и протезами. Расскажите, что на нем было?

— Мы выслушали множество мнений по этой проблеме, и главный вывод, к которому пришли: то, что делается в Москве в отношении детей с ограничениями жизнедеятельности, не идет ни в какое сравнение с другими регионами. Но делается это в рамках жесткого, негуманного российского законодательства, по которому забота о детях-инвалидах отнесена к федеральным полномочиям. И вот что получается. Если ребенок болен, но не оформил инвалидность, он получает за счет бюджета Москвы гораздо больше возможностей по реабилитации и лечению, чем получит от федералов, если оформит инвалидность. Например, ребенку-инвалиду (федеральному льготнику) могут предоставить бесплатно лишь те лекарства, которые есть в федеральном списке. А ребенку с ограничениями жизнедеятельности в соответствии с московской программой социальной защиты предоставляется бесплатное лечение, в том числе с использованием любых лекарств по предписанию врача. Дети-инвалиды, федеральные льготники, имеют право на 4 пары обуви в год. Их сейчас, кстати, и получить-то очень сложно (процедура в лучшем случае занимает 2 месяца). А даже если ребенок их получит, надо учитывать, что детская ножка растет очень быстро. Если ребенок не оформляет инвалидность, но нуждается в лечении и реабилитации, в Москве ему предоставят все в полном объеме! На “круглом столе” были озвучены такие цифры: раньше ежегодно для 150—170 детей-инвалидов с патологией опорно-двигательного аппарата изготовлялось 450 различных ортезов. Теперь — не более 100, для 40—50 пациентов. Именно на такое количество получено разрешение от Фонда соцстраха. К тому же ФСС теперь ориентируется на изготовление инвалидам менее дорогих и подчас менее качественных средств реабилитации, что просто недопустимо! Жесткая, немыслимая процедура кроется в дурацких, вредительских федеральных порядках! Недавно Юрий Лужков озвучил идею, с которой я полностью солидарен: отдайте регионам право заботиться в полном объеме обо всех жителях! Отдайте нам деньги, выделенные на федеральных льготников, — мы их обязуемся рачительно использовать и предоставлять все необходимые отчеты. Но не делите население на категории, у которых разные права! И если это будет сделано, это станет последним шагом по борьбе с последствиями 122-го закона.

— А какое решение было принято на “круглом столе”?

— Все прозвучавшие предложения участников “круглого стола” обобщены и войдут в брошюру, которую готовит сейчас Мосгордума. Безусловно, эти материалы лягут в основу выработки дальнейшего плана действий по совершенствованию федерального и московского законодательств, системы работы и взаимодействия городских и государственных органов исполнительной власти. В Год ребенка нам нужно наметить перспективные направления работы на будущее с учетом уже достигнутых и закрепленных законами города льгот, установленных для московских семей с детьми.

— В Москве есть специализированные школы для таких детей, кроме того, у них есть возможность обучаться на дому. Есть и интернаты… Правда, подчас там работают люди, которые со временем перестают испытывать сострадание к таким детям. А ведь их подопечные не имеют возможности пожаловаться, особенно если страдают психическим заболеванием. Они не знают, что должны им давать, чем кормить. И в этой связи одно из направлений, выработанных в ходе реализации Года ребенка, — привлекать к уходу за детьми-инвалидами волонтеров, милосердных людей на безвозмездной основе. Возможно, некоторые из этих людей потом возьмут их к себе в семью на воспитание.

— Кстати, недавно уполномоченный по правам детей в столице привел неутешительную статистику: слишком много детей в Москве по-прежнему усыновляют иностранцы…

— Да, цифры были нехорошие. Но все же хочу сказать об одной положительной тенденции: сейчас появляется все больше семей, которые сначала отказываются от детей, а спустя какое-то время забирают их обратно.

— Как вы думаете, откуда такая тенденция?

— Я не исключаю, что это результат работы городской службы психологической помощи. К тому же в каждом округе столицы появились центры планирования семьи и репродукции. Да и поддержка со стороны города — и материальная, и моральная — тоже дает о себе знать. Например, сейчас даже места в детсадах отдают в приоритетном порядке матерям-одиночкам.

— Вернемся к проблеме молодежи, которая не желает заводить семьи. Не секрет, что за этим желанием стоит квартирный вопрос. Как заводить детей, если негде жить?

— А где наши деды и отцы воспитывали детей после войны? Конечно, сейчас другие времена, другие потребности. И Москва давно помогает молодым семьям решать вопросы с жильем. Есть программа “Молодой семье — доступное жилье” (для ее реализации ежегодно строится 400 тысяч кв. метров жилья), есть возможность взять ипотечный кредит. Или совмещать разные схемы — например, брать ипотечный кредит участникам программы “Молодой семье — доступное жилье”. К тому же с рождением каждого ребенка стоимость квартиры для молодых снижается на 30%.

— Получит ли продолжение московский Год ребенка в России?

— Вы знаете, многие добрые инициативы зарождались в Москве, а затем охватывали всю страну. Уверен, что так будет и на этот раз. Ведь не случайно Президентом России следующий год уже объявлен Годом семьи. Одна из главных программ “Единой России” как раз посвящена семьям и детям. Забота о них — одно из стратегических обязательств единороссов перед избирателями. Пожалуй, это прямое следствие инициативы мэра Москвы и конкретных дел москвичей, осуществляемых в этом году в столице.

СПРАВКА “МК”.

По прогнозу Департамента образования г. Москвы, чтобы достигнуть нормативного уровня (41 место в детсадах на 1000 населения), в ближайшие 5—6 лет в Москве надо построить и реконструировать 500 дошкольных учреждений.

СПРАВКА “МК”.

26 тысяч детей-инвалидов живут в Москве.

— Родители детей-инвалидов говорят о том, что иногда их детей наделяют термином “необучаемый”, тем самым лишая конституционного права на образование…





Партнеры