Ай да Нагиев, ай да “редкий сукин сын”

Известный актер закосил под Брюса Уиллиса и стал полиглотом

28 июня 2007 в 00:00, просмотров: 868

В рамках программы “Гала-премьеры” 29-го Московского международного кинофестиваля в “Пушкинском” молодой режиссер Олег Штром представил полнометражный блокбастер “Скалолазка и последний из седьмой колыбели”, снятый по мотивам трилогии российского писателя-фантаста Олега Синицына.

Сам режиссер заверил, что это только начало. Всего фильмов про переводчицу и скалолазку Алену, спасающую мир, будет три (по количеству книг). А там, если фантазия Синицына разыграется не на шутку, “Скалолазок” будет столько, что “Гарри Поттер” с “Крепким орешком” позавидуют.

Кстати, о “Крепком орешке”. В день представления участникам и гостям ММКФ фильма Штрома фасад “Пушкинского” как раз украшал огромный биллборд нового фильма с Брюсом Уиллисом. А под ним разгуливал один из исполнителей главных ролей в “Скалолазке…” Дмитрий Нагиев. И многие из собравшихся то ли в шутку, то ли всерьез пытались найти отличия между лицом с биллборда и нашим Димой.

Итак, симпатичная археологиня Алена находит на раскопках ценный и могущественный артефакт, способный как уничтожить планету, так и спасти ее. Нагиеву же досталась роль “редкого сукина сына” (так он аттестован в фильме) — представителя некоей мировой транснациональной корпорации, пытающегося разыскать и уничтожить Алену вместе с ее находкой. Если убрать из фильма личную харизму Нагиева, очарование и некоторую наивность молодой исполнительницы главной роли Анастасии Паниной, экшн, визуальные красоты и добротные компьютерные спецэффекты, получится, пожалуй, невнятный парафраз на тему “Лары Крофт” и “Индианы Джонса” в одном флаконе. Фильм снимался в Чехии на английском языке, так как ориентирован в первую очередь на западного зрителя. И Нагиев за весь фильм не произносит ни слова по-русски. Зато демонстрирует совершенное знание английского, арабского и немецкого.

— Очень хочется уже начать сниматься цивилизованно, как в Голливуде, — поделился с “МК” наболевшим Дмитрий. — Пока же приходится работать по колено в дерьме. Когда температура воздуха минус одиннадцать, на мне джинсы и кожаная куртка, а пожарная машина поливает водой — типа дождь. И еще теперь я точно знаю: на земле есть ад, и название ему — Сирия. Мы приезжали в пески, располагались на табуретках и работали. На любой вопрос — универсальный ответ: “Как будет угодно Аллаху”. А ему, похоже, угодно, чтобы была отвратительная еда, какие-то гороховые, творожные пасты. Животы постоянно болели у всех.



Партнеры