На биеннале — как на карнавале

Российский павильон идет нарасхват

30 июня 2007 в 00:00, просмотров: 294

В Венеции полным ходом идет 52-й биеннале современного искусства. Зрителей немерено. Меньше случайных туристов. В большинстве — любители прекрасного. Нет-нет да и заплывут олигархи — недавно в лагуне бросил якорь своей шикарной яхты Ecstasea сам Роман Абрамович.

У набережной Джардини делла Биеннале, где в живописном парке находятся площадки биеннале, причалил большой противолодочный корабль. Грозная махина нависает над набережной, локаторы зловеще вращаются, и десятки тысяч людей, идущих смотреть биеннальные выставки, поглядывают с недоумением: это что, инсталляция такая? Здесь все может быть. Засмотревшихся окликает парень, который тащит за собой… парашют: “Наших не видали?”. У парня на лбу написано “биенналист”, тут кругом “наши”, но от идиотизма вопроса всем становится весело.

При входе в парк Джардини вам вручат подробный путеводитель по выставкам, но и так видно: биеннале в городе на каждом шагу и даже выше крыши. На Гранд-канале у моста Академия стоит кораблик с разрисованными парусами. Рисовал сам Илья Кабаков — классик современного искусства. Свернешь в переулок, а там среди белья на протянутых от дома к дому веревках висят белые майки, на каждой по букве, из которых складывается фраза I don’t change this world (я не меняю этот мир). Кто повесил сушиться “крик души”? Неизвестно.

У нашего свежепокрашенного павильона — творения великого Щусева — всегда народ. Ольга Свиблова, куратор российской выставки, выдает главную новость: “Все-все купили. Наших купили всех, и записываются на тиражи”. Биеннале не только конкурс национальных проектов, но и вполне реальные произведения искусства, которые в будущем найдут покупателей. Русские оказались одними из самых актуальных.

На фасаде висит огромный экран. По его полю плывут фразы Click I hope (кликая, я надеюсь) на всех языках мира. Под экраном стоит пульт, где нужно нажать на фразу на своем языке. Сейчас число участников интерактивной игры (автор — художница Юлия Мильнер) перевалило за несколько сотен тысяч.

В нижнем этаже демонстрируют 20-минутный 3D-фильм группы АЕС+Ф (Татьяна Арзамасова, Лев Евзович, Евгений Святский + Владимир Фридкес) — “Последнее восстание”. На публику его демонстрация производит очень сильный эффект — под мощную музыку Вагнера сразу на трех экранах разворачивается сражение в антураже компьютерных игрушек. Безлесые горы с уходящими вверх спиралями лестниц атакуют угловатые танки, из-за гор на них нападают динозавры и другие фантастические животные. А на переднем плане идет битва совсем еще детей — поколения next. Они орудуют мечами и бейсбольными битами, но сколько бы ни били друг друга — никакой крови, никаких ран и эмоций на лицах. Фильм уже пригласили на осеннюю Шанхайскую биеннале.

“Кам он, кам он — вы попадаете в рай”, — приглашает в свой “парадиз” человек-карнавал Андрей Бартенев, в цветастом трико с голыми ногами и в красных туфлях на огромных каблуках. У Бартенева инсталляция под названием Connection Lost. В темной комнате за стеклянной стеной возникает “поле одиноких сердец” — бескрайнее пространство светящихся шаров с пульсирующими неоновыми сердцами, размноженными зеркалами, которые и сверху, и снизу, и сбоку. Безумно красиво.

На втором этаже — вода. Два проекта совместных — Александра Пономарева и Арсения Мещерякова: “Душ” и “Дворники” — посвящены телевидению. В зале стоит настоящая душевая кабина, где по стенам со всех сторон вместо воды стекают кадры теленовостей. А “дворники” — это самые настоящие автомобильные щетки, установленные на трех экранах, где Буш сменяет дерущихся японских депутатов и прочий политический бред. “Дворники” регулярно все это смывают. Публика обязательно при этом хохочет. Оба проекта уже куплены, и после биеннале их увидят посетители одного из крупных магазинов Москвы. А вот пономаревская труба многим показалась незавершенной. Это проект, состоящий из экрана (на котором сначала появляется тибетский монастырь, где, как волны, красиво развеваются на ветру ткани на монастырских балкончиках, а потом и сам художник) и стеклянного аквариума 12 метров длиной и водоизмещением 3 тонны. Художник дует на воду, и по трубе идет волна.

— Саша, логичнее было бы, если бы вода уходила прямо в море (наш павильон стоит на берегу венецианской лагуны. — М.О.).

— Мы так и планировали, — вздыхает бывший моряк, а теперь известный художник Пономарев. — Но дырявить стену в памятнике архитектуры нам запретили.

Что еще стоит смотреть на биеннале, если вы окажетесь в Венеции? Впервые представлено африканское искусство — из коллекции “Луанда Поп”, которую привезли из столицы Анголы. Наш Виктор Мизиано сделал выставку цыганского искусства Paradise Lost — 14 художников-цыган из разных стран (из России — ни одного) показывают яркие экспрессивные работы. Ну и, конечно, обязательна для посещения главная международная экспозиция в Арсенале — бывшем хранилище длиной в несколько километров. Девиз выставки (он же и всего биеннале) — “Думай чувствами — чувствуй умом”. И хотя жюри биеннале, как может, открещивается от политики, политика — везде. Почти в самом начале Арсенала — граффити на стене, высмеивающие навязшие американские бренды. Автор — из США. Следующее: карты Афганистана и Ирака, выложенные портретами погибших там американских солдат. Это сделала Эмили Прайс оттуда же. Над головами парит макет бомбардировщика US Air Force — с распятым на нем Христом. Но самые классные образы политики — у итальянца Франческо Веццоли в видеопроекте “Демокрейзи”: дебаты двух кандидатов в президенты США и великолепная Шэрон Стоун в роли некоей Патриции Хилл (естественно, подразумевается Хиллари Клинтон). Какая работа с электоратом! Здесь она выверенными до мелочей движениями берет на руки малыша, там (точно в определенное время) похлопывает по щеке юношу призывного возраста, на следующей картинке с отработанной улыбкой беседует с пожилой парой. Ну как не упрекнуть куратора выставки американца Роберта Сторра в антиамериканизме! Впрочем, вполне официальные представители этой страны отличились тоже — в павильоне США они выставили работы кубинского эмигранта Феликса Гонсалеса-Торреса, который уже лет десять как умер. Подобное в Венеции происходит впервые.

Спонсоры российского павильона на 52-м Венецианском биеннале современного искусства — Master Card, издательская группа “Интерроса”, фонд “Русский авангард”, ЦУМ.



Партнеры