Не жизнь, а долина

Корреспондент “МК” окунулся в “силиконовые” будни

2 июля 2007 в 21:00, просмотров: 361

Силиконовая долина — это местечко неподалеку от Сан-Франциско сегодня у всех на слуху. Все знают, что самые передовые компьютерные разработки появляются именно здесь. Принцам Силиконовой долины не больше тридцати. Они необыкновенно умны, сказочно богаты и, как признаются сами, “слегка не в себе”. Корреспондент “МК” побывал в “заповеднике” компьютерных гениев.

На залитых солнцем, ровно выстриженных лужайках разбросаны одинаковые серебристые здания в стиле хай-тек. Попав сюда впервые, легко заблудиться: офисные помещения не пестрят разнообразием форм. Ведь главное богатство этого места — те, кто находится внутри...

Вице-президент в шлепанцах

— Привет, я Джон, — у входа в офис компании Plaxo меня встретил молодой человек лет 28 в пляжных шлепанцах, гавайской рубашке и цветных шортах. — Я тут заместитель президента по маркетингу. Пойдем, я покажу, что у нас есть.

Внешний вид Джона никак не вязался с образом топ-менеджера с ежегодным доходом в несколько миллионов долларов. Не успела я отойти от первого шока, как навстречу мне бросилась собачка породы колли. “Эй, и ты тут?” — вице-президент подхватил четвероногого друга на руки.

Длинное офисное помещение делится на две части. Правая — для работы, левая — для отдыха. В коридоре между ними разбросаны всякие не относящиеся к делу предметы: воланы для игры в бадминтон, баскетбольные мячи, фишки от настольных игр. Все игровые принадлежности в офисе компании–миллионера — не блажь, а производственная необходимость. Сотрудники проводят большую часть жизни на работе, а значит, снимать напряжение им приходится здесь же, как говорится, не отходя от станка, то есть ПК.

— А вот и наши создатели, — Джон показывает на двоих молодых людей в более подобающей для начальников одежде.

— Привет, меня зовут Тод Мэсонис. Я один из основателей и исполняющий директор, — рекомендуется один. На вид ему еще не перевалило за тридцать.

— А я Камерон Ринг, системный архитектор, — подхватывает второй.

В такой компании мы идем в “зал переговоров”. Вместо стола из красного дерева — тумбочка с прохладительными напитками, а классические стулья заменяют мягкие кресла — проваливаешься, и голова оказывается на уровне колен. Обстановка более чем непринужденная.

“Да займитесь уже чем-нибудь серьезным!”

Тод с ходу начал рассказ о том, как из простого студента он стал основателем многомиллионной компании.

— Все ребята в Стэнфорде, где я учился, хотели открыть свою фирму. Я не был исключением, — говорит он, потягивая из банки энергетический напиток. — Еще там я заметил, как быстро развивается Интернет, ну и подумал: почему бы не создать что-то в Сети. Тем более что я всегда увлекался компьютерами. У нас с друзьями появилась идея: создать электронную записную книжку, которая обновлялась бы автоматически, как только сам владелец или кто-то из его знакомых меняет адрес или телефон.

— Сначала записная книжка была ресурсом “для своих”, — вторит ему коллега. — Мы и не собирались делать на ней деньги. Можно сказать, зарабатывать нас заставили обстоятельства.

— Ресурс рос, а значит, нужно было покупать дополнительные площади в Сети, — продолжает Тод. — К родителям за деньгами бегать не хотелось. Тогда-то нам в голову и пришла идея выпустить продукт на рынок.

Сделать это оказалось не так-то легко: инвесторы, как правило, просто так деньгами не разбрасываются…

— Мы ходили от одних кредиторов к другим, пытаясь объяснить, что на этом можно зарабатывать. Но нам никто не верил. В ответ мы слышали только: “в Интернете денег нет”, “вы еще слишком молоды” или “да займитесь уже чем-нибудь серьезным”.

В итоге многие из команды Тода покинули его, не выдержав постоянной гонки на выживание, но те, кто остался, продолжали поддерживать ресурс. Как выяснилось, не зря.

— Наконец мы нашли ту компанию, в которой нам сказали нечто новое: “Ок, ребята, вот вам $2 млн. Нам бы хотелось знать, как вы ими распорядитесь?”. Мы почесали головы и ответили: “Заставим всех полюбить нас”.

И, кажется, не соврали. Теперь у Plaxo 16 млн. пользователей, в числе которых не только граждане США, но и жители других стран.

— Того, что мы зарабатываем, достаточно, чтобы содержать 50 высококлассных специалистов в области веб-технологий, передовое оборудование и все, что вы здесь видите...

Кстати, “содержать высококлассных специалистов” в Силиконовой долине — удовольствие не из дешевых. Только начинающий инженер обходится компании в $200 тысяч в год, и это не считая соцпакета, отпускных и других видов поощрения сотрудников.

ФБР послали к черту

В последнее время все чаще говорят о том, что появление “живых дневников”, где люди пишут достаточно откровенные вещи о своей жизни, нередко негативным образом сказывается на самих блоггерах. Так, в США уже давно, прежде чем подписать с будущим сотрудником контракт, компания собирает информацию о нем по его интернет-дневнику. Потом эти сведения поступают к психоаналитику, и на основе его выводов компания может отказать человеку, который изначально вроде бы по всем пунктам подходил.

Никого уже не удивишь и тем, что “живыми журналами” интересуются ФБР и другие спецслужбы. Я попросила Тода раскрыть тайну: сотрудничает ли его фирма с “большим братом”?

— Однажды к нам пришли парни из ФБР и сказали: “Мы знаем, у вас есть данные на тех, кто нам интересен. Вы должны поделиться ими с нами”. Ну что мы могли им ответить? Назовите нам закон, по которому мы должны это сделать, и мы поможем вам. Если такого закона нет — отвалите. Нам было приятно послать их к черту…

Напиться можно и в старости

История Plaxo типична для большинства компаний Силиконовой долины. Встреча с создателями сайта обмена мгновенными сообщениями Meebo лишь подтвердила “схему успеха”, о которой говорил Тод. Однако и здесь было чему удивляться.

Первым мне протянул визитку Денни Бернштайн. Согласно надписи на ней, его должность звучала как “маркетинговый чувак”. Интересно, воспринимают ли миллионера Силиконовой долины всерьез, когда он дает свою визитную карточку инвесторам?

— А почему я должен быть таким занудой, как они? Если я смог добиться того, что имею, то мне не надо ничего менять. “Маркетинговый чувак” — такое определение говорит обо мне больше, чем банальная надпись “директор по маркетингу”!

Пока Денни отстаивал свое право на свободу самовыражения, Сеф Стернберг, основатель Meebo, заказывал пиццу по телефону. В ожидании незатейливого обеда мы познакомились поближе.

— Первые сто тысяч я заработал спустя месяц после запуска Meebo. Потом доходы возрастали вместе с увеличением числа клиентов. Сейчас ресурс посещают 5,8 млн. зарегистрированных пользователей ежемесячно. Если подсчитать количество времени, которое в совокупности проводят наши “юзеры” в Meebo за сутки, то получится 200 лет...

Я спросила миллионера-трудоголика Сефа о личной жизни. Вопрос его немного смутил.

— Мне кажется, моя девушка немного расстроена тем, как много времени я трачу на работу... Но мой сайт — самое большое для меня развлечение. Можно сказать, я отрываюсь, работая здесь.

Нужно работать, пока в тебя верят. Ведь инвесторам в Силиконовой долине старики не нужны. Они говорят, что у людей старшего поколения “взгляд замыленный”. А с нами им интересно, потому что у нас есть много дурацких идей, которые действительно работают и приносят миллионы долларов. Пока мы живем так, но свое еще возьмем: напиться в баре ведь можно и в старости, правда?

5 ФАКТОВ О ДОЛИНЕ

• Средняя зарплата топ-менеджеров здешних компаний — $1 млн в год.

• Зарплата рядового специалиста варьируется от $50 тыс. до $300 тыс.

• В Силиконовой долине работают более 10 тыс. выходцев из России.

• Здесь действует Ассоциация русскоговорящих профессионалов Силиконовой долины.

• Самый известный россиянин долины Сергей Брин — один из основателей поисковой системы Google. Его состояние оценивается в $16,6 млрд.



Партнеры