Этот проклятый Дриззл

Наш спецкор Елена ШПИЗ передает с Уимблдона

3 июля 2007 в 16:17, просмотров: 639

Господи, к этой погоде просто невозможно привыкнуть. Только выйдет солнце и корты откроют после дождя (а этим, между прочим, на каждой площадке человек по 20 занимается — причем руки у них накачаны, как у тяжелоатлетов!), а народ закричит и захлопает от радости: “Ну наконец-то!” — как тут же снова обрушивается ливень. И приличных слов уже, честное слово, не хватает.

Это же просто издевательство какое-то, когда ни одного мужского матча от начала до конца посмотреть невозможно. И наши переживания за Михаила Южного и Николая Давыденко в какой-то момент перешли в режим онлайн. Ребята никак не могли доиграть свои встречи в третьем круге. Выходили на корт раз пять. Кстати, накануне — в солнечное выходное воскресенье, которое многие не могли простить организаторам, лишивших болельщиков хоть одного мало-мальски полноценного зрительского дня, — Михаил Южный отлично потренировался с Ллейтоном Хьюиттом и явно был настроен прийти, увидеть, победить. И, главное, добился этого, добив-таки финна Ниеминена в трех сетах длиною в день. Кроме шуток.

— А мне на самом деле эти перерывы из-за дождя очень даже помогли, — заметил Михаил после нервного матча. — Потому что у меня была возможность поговорить с тренером Борисом Собкиным, который очень правильно меня настроил.

А вот Коле Давыденко повезло намного меньше. Когда его последний раз вызвали на корт, на ночь глядя, в шаге от победы, он только и успел что подать мяч в небо — от злости на ситуацию — потому что снова пошел ливень.
К счастью, несколько женских матчей — которые априори короче мужских — все-таки состоялись. Под вечер даже вышла Серена Уильямс против Даниэлы Хантуховой — в невероятных белых лосинах и авторском платьице. Кстати, ее грозный папенька на сей раз был без своей недавней украинской супруги Люси. И Серена уверенно победила, в чем, собственно, никто и не сомневался…

Однако внимание наших болельщиков в тот момент гораздо больше приковывала другая Уильямс — Винус, которая встречалась с Марией Шараповой.

А кроме того, мы, конечно, радовались за других наших девушек — Светлану Кузнецову и Надежду Петрову, которые светились от счастья, пробившись в четвертый круг после воскресного перерыва.
Сразу после матча мне удалось поздравить Надю и немного с ней поговорить.

— Чувствуется, выходной перед матчем третьего круга пошел тебе на пользу.

— О, я ведь все-таки сходила на Уэмбли, смотрела концерт в память о принцессе Диане. И мне просто безумно все понравилось. Там был и балет, и отрывки из разных мюзиклов.

— Ты сама покупала билет?

— Нет, я заранее его попросила, и мне привезли.

— Не боялась, что такое многочасовое мероприятие разрушит твою концентрацию?

— Что ты, наоборот. Там было 60 тысяч человек, и у всех был сплошной восторг. Так что в день матча я проснулась в прекрасном настроении — у меня был огромный прилив энергии.

А вот поражение Елены Дементьевой стало для всех полнейшим сюрпризом. Накануне она тренировалась с мамой и Максимом Афиногеновым, который тоже помогал чем мог. Кстати, выглядела Лена фантастически. В белом спортивном костюмчике, стройная, загорелая, голубые глаза сияют — ну просто принцесса. И то, что Максим ради нее и мячики готов подкидывать, и ракетки носить, — совершенно неудивительно. Ради такой девушки даже такой талантливый хоккеист может на время турнира Большого шлема (кстати, на US Open в прошлом году Макс тоже приезжал) побыть кедди. И даже строгая Ленина мама Вера Семеновна его поддержку очень ценит. И все-таки что-то не получилось…

— Лен, скажи, ты ожидала, что твоя соперница в этом матче — австриячка Пашек — окажется такой сильной?

— Ну конечно, после того как она обыграла Татьяну Головин.

— А может, тебе просто не повезло? Ты ведь в такой прекрасной форме приехала на нынешний Уимблдон и вообще, насколько я знаю, просто обожаешь этот турнир с его строгой атмосферой и сладкой клубникой.

— Я не думаю, что дело в невезении. Просто мне не удалось удержать то состояние, которое было у меня вначале. И я не сумела ей противостоять.

— А как здоровье — ты уже восстановилась после травмы?

— Да, чувствую себя гораздо лучше.

— Но ты уже улыбаешься и вообще прекрасно выглядишь — и это главное!

— Спасибо, я тоже так думаю.

А вскоре после разговора с Леной я встретила одну из самых заслуженных советских теннисисток — Ольгу Морозову, которая довольно долго и успешно работала с ней как тренер. И с удивлением обнаружила рядом с ней — причем уже отнюдь не первый раз — агента Марии Шараповой Макса Айзенбада. Надо сказать, он немного располнел за последнее время. Говорят, такое бывает от нервов, а Макс — что вполне естественно — всегда очень переживает за свою подопечную. Впрочем, дело было накануне матча Марии против Винус Уильямс, и в разговор я в такой момент встревать не стала.

И вдруг мимо с озабоченным видом прошел Борис Беккер. Причем он так сильно хромал, что Ольга Морозова даже заволновалась.

— С ногой, наверное, что-то случилось, — обернулась она ко мне. — Смотри, как его покачивает!

А Беккер, и правда, чуть не заваливался при каждом шаге. Впрочем, это не мешало ему довольно быстро передвигаться по коридорам. По крайней мере догнать его было совершенно невозможно, а потом он просто исчез в каком-то комментаторском боксе.

Вообще обстановка становилась все более озабоченной и суетливой. Мерзкий дриззл (некое чисто английское обозначение зависшего в воздухе дождя) не думал прекращаться. И народ уже начал волноваться, что такими темпами турнир просто не уложится в срок и финал придется доигрывать неизвестно когда.

Между тем к кассам Всеанглийского лаун-теннисного клуба каждое утро выстраивается километровая очередь, чтобы купить билет хотя бы на день. И толпа не расходится даже под проливным дождем. Люди так трогательно мерзнут и жмутся друг к другу под зонтики, что аж жалко их становится. Но они не сдаются.

— А правда, что тому, кто очередь за билетом на Уимблдон отстоит, специальный значок дадут? — спросил меня один русский болельщик. — Я своими собственными глазами видел такой 10 лет назад.

— А бог его знает, надо проверить… — вырвалось у меня.

К счастью, лично делать этого не пришлось. Потому что два моих знакомых познакомились с очаровательной девушкой из Саратова, которая уже два года живет и учится во Франкфурте, а тут на три дня прилетела в Лондон к своему бойфренду и, пока он был на работе, решила по ходу дела теннис посмотреть. Звали ее Настей, и она в красках поведала нам свою увлекательную эпопею.

— Ой, я часа четыре точно отстояла. Но было так весело, нас в очереди так здорово развлекали. Постоянно раздавали образцы духов в пакетиках и крем от загара бесплатно разносили…

 
— А сколько стоил билет на весь день?

— Мой 50 фунтов (около 100 долларов). Но это без первого и центрального корта. А так бы 80 фунтов стоил.

Любопытно, что на Уимблдоне существует такой порядок. Если ты, к примеру, купил билет, но решил уйти и точно знаешь, что на трибуну больше не вернешься, то ты должен сдать свой билет организаторам обратно, чтобы они могли продать его всего за 6 фунтов каким-нибудь счастливчикам или бесплатно отдать детям в качестве благотворительности. А в случае, если вы купили билет и пошел дождь, ситуаций может несколько. Если матчи вообще сыграть не успели, то вам вернут деньги за билет, могут даже продлить его на следующий день. Если сыграли меньше двух сетов, то деньги вернут частично, а если больше двух сетов — не вернут вообще. И билеты не продлят. Как говорится, приходите завтра и стойте в очереди.

Кстати, с каждым днем мер безопасности на Уимблдоне-2007 становится все больше. И сейчас уже совершенно невозможно приблизиться к клубу на машине. Такое ощущение, что терактов ждут каждую минуту. Так что с горя остается только надеяться на прекращение дождя и пить пресловутый пиммс.




Партнеры