Николая Второго держали впроголодь

Русского царя кормили одной мукой и сахаром.

3 июля 2007 в 15:07, просмотров: 896

В стране установилась новая традиция: ближе к середине июля теперь отмечаются «царские дни», посвященные памяти императора Николая Второго. Накануне очередной годовщины расстрела последнего русского царя и его семьи в Москве открылась духовно-просветительская выставка «Царский крест», подготовленная Государственным архивом РФ и Музеем современной истории России.

В экспозиции много уникальных документов и фотографий, относящихся к последним годам жизни Романовых. Некоторые из них иллюстрируют трагедию императорской семьи с совершенно необычной стороны.

Вот, например, «Продовольственная карточка № 57 Тобольского городского продкомитета», выданная в конце 1917 года Романову Николаю Александровичу. В графе «звание» записано: «экс-император». В талончиках на каждый месяц — отметки: «Ноябрь. Выдано: крупчатка — 5 п. 10 ф., сахар — 7 1/2 ф.» Другие графы — масло, соль, свечи, мыло, крупа, овес — пусты. Такая же раскладка, судя по талону, и в декабре. Выходит, пробавлялся бедолага-царь в своем заключении мукой-крупчаткой да сахаром?

В другой витрине — несколько писем, адресованных высочайшему узнику. Очень простые, «человечные», никакого официоза. Даже обращение не «по титулу»: «13 марта 1917 г. Многоуважаемый и дорогой Николай Александрович! Вчера мы прочли в газете, что многие слуги покинули дворец. Нам хотелось бы, чтобы Вы знали, что есть люди, готовые Вам служить… Если Временное Правительство разрешит, приеду в Царское Село и постараюсь служить Вам и Вашей семье. Глубоко уважающая Вас медичка 1-го курса Е. П.».

«29.1.1918. Сибирь, град Тобольск, Губернаторский дом. Его Высокородию Н.А. Романову. Я недавно прочел в газете о Вашей теперешней жизни. Мне Вас очень, очень жаль… Простите, если я Вас обижу этим письмом, но Вам так скучно, что это может Вас развлечь… Преданный Вам бывший кадет 1-го Корпуса алексей Кузьмин. Одесса».

Показаны на выставке и некоторые официальные документы, о пребывании царской семьи в неволе. Выписка из Протокола заседания Временного Правительства 7 марта 1917 г.: «Слушали: 1) О лишении свободы отрекшегося императора Николая II и его супруги…» Инструкция лицам, сопровождающим императорскую семью в Тобольск, за подписью самого Керенского: «…Подлежат содержанию, как арестованные… Во время следования мимо городов в вагоне должны быть спущены все шторы на окнах и заперты двери… Один раз в сутки на разъезде или полустанке допускается получасовая остановка для прогулки…»

Телеграмма во ВЦИК: «Отряд по охране Романовых. 14 апреля 1918 г. Отряд постановил снять погоны с бывшего императора и бывшего наследника престола. Просим санкционировать бумагой. Председатель комитета Матвеев, командир отряда Кобылинский».

На стенде — директива из центра, написанная самим Свердловым в мае 1918-го: «Предлагаю содержать Николая самым строгим порядком…» И наконец, «итоговый документ», подводящий черту под этой трагической историей: выписка из протокола заседания ВЦИК от 18 июля 1918 г.: «Слушали: Сообщение о расстреле Николая Романова. Постановили: Поручить т. Свердлову, Сосновскому и Аванесову составить соответствующее извещение для печати…»

А в последнем зале во всю стену — старая фотография той самой «расстрельной» стены в доме Ипатьева, на которой видны выщербины от пуль.

Выставка «Царский крест» будет открыта в Музее современной истории России до 29 июля.

 



    Партнеры