Вменяемый маньяк

Убийца студентки наконец предстал перед судом

5 июля 2007 в 17:14, просмотров: 751

В Московском областном суде продолжилось слушание уголовного дела по обвинению Александра Винокурова в убийстве Анны Смахтиной. “МК” не раз возвращался к подробностям кровавой драмы, разыгравшейся в подмосковном городе Юбилейном шестого октября прошлого года, когда обнаглевший от безнаказанности преступник прилюдно зарезал двадцатилетнюю девушку — единственную дочь Виктора и Нелли Смахтиных.

Напомним: полтора года отпрыск состоятельной семьи Александр Винокуров по кличке Виноград терроризировал красивую девушку, не желавшую с ним встречаться. Местная милиция бездействовала, даже когда он угрожал Ане убийством и чуть не сжег живьем ее родителей. Отморозку всегда горел зеленый свет.

Считая, что ему все позволено, Винокуров переступил последнюю черту. Он выбрал страшное орудие — охотничий нож.

Смерть юной девушки, которую все любили и называли Солнышком, ужаснула весь город, и поползли слухи о том, что Винокурова опять отмажут. Но жестокое преступление произошло при свидетелях — у покровителей оставался один вариант: объявить убийцу сумасшедшим. Что и было проделано с помощью судебных психиатров из Санкт-Петербурга. Проделано, правда, на “троечку”.

Безумных не судят, поэтому преступник не появился на процессе, который начался в апреле этого года в Московском областном суде. Мать и отчима убийцы ни разу не видели в зале судебных заседаний. Видно, они не сомневались в благополучном исходе дела. Психиатрическая больница, пусть даже с интенсивным наблюдением, — отличный шанс избежать сурового наказания. Год-полтора в “желтом доме” — и на свободу. А вот на зоне смазливому мальчику, болезненно самолюбивому, мстительному и трусоватому, придется несладко.

Казалось, что опять “прокатит”. Суд явно склонялся к тому, чтобы признать убийцу невменяемым и применить к нему меры медицинского характера. Но экспертное заключение питерских эскулапов, на которое так уповали Винокуров и иже с ним, подвело. Оценка психиатров — не истина в последней инстанции, а только доказательство. Выполненное весьма небрежно заключение содержит немало неточностей и противоречий, не дает ответов на ряд вопросов следствия. Поэтому оно заставило суд усомниться в невменяемости убийцы и назначить ему повторную стационарную психолого-психиатрическую экспертизу в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии имени Сербского. Так послушная машина впервые дала сбой, и впервые случилось чудо: слепой прозрел, глухой услышал, немой заговорил!

“Прошу Вас проверить законность выполнения решения Московского областного суда на переосвидетельствование судебной медицинской экспертизы”, — Винокуров обращается в Верховный суд РФ, но высшая судебная инстанция прекращает кассационную жалобу производством.

Комиссия ГНЦ общей и судебной психиатрии имени Сербского, состоящая из авторитетных врачей-психиатров, пришла к прямо противоположному заключению: “Винокуров А.А. хроническим психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, которые лишали бы его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в период, относящийся к инкриминируемым ему деяниям, не страдал и не страдает таковым в настоящее время”.

Специалисты обнаружили у Винокурова признаки смешанного расстройства личности, связанные с особенностями его характера: крайним эгоцентризмом, завышенной самооценкой, злопамятностью, подозрительностью, упрямством. Но все это, что называется, на скорость не влияет. Вердикт: вменяем, а значит, подсуден, то есть несет уголовную ответственность за содеянное. Теперь клетка подсудимого в зале суда не будет пустовать.

Убийца появляется в сопровождении конвоя. Бейсболка с козырьком в пол-лица, черный спортивный костюм с эмблемой немецкой футбольной команды “Borussia Dortmund”. В нервных пальцах крутятся четки, губы кривит наглая ухмылка. Невысокий, круглолицый, рыхлый, он по-прежнему играет в крутого парня, которым пытался казаться всю свою никчемную жизнь.

В левом крыле зала ни одного свободного места: пришли родные и друзья погибшей Анечки. На противоположной стороне только трое: мать убийцы с родственницей в сопровождении неизвестного мужчины, то ли шофера, то ли телохранителя. Марина Васильевна Винокурова в дорогом платье, откровенно облегающем тело, не прячет глаз. За восемь месяцев, прошедших со дня убийства, она даже не сочла нужным покаяться перед раздавленными горем родителями Анечки за преступление, совершенное ее сыном. Ни разу не позвонила осиротевшим людям, не пришла, не встала перед ними на колени, не попросила прощения.

Марина Васильевна не согласна с заключением судебных психиатров из ГНЦ имени Сербского и настаивает на проведении дополнительной судебно-психиатрической экспертизы: “Мой сын серьезно болен. Я не раз говорила ему, что нормальный человек так поступать не может!”

Нормальный — не может, потому что норма, согласно Владимиру Ивановичу Далю, — “общее правило, коему должно следовать во всех подобных случаях, образец или пример”. А преступление, как езда по встречке, грубо попирает все человеческие нормы.

За убийство, совершенное с особой жестокостью, предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 20 лет до пожизненного заключения. Кроме того, Винокуров обвиняется в поджоге и угрозе убийством. Все вместе может потянуть на 24 года.

Анечка не дошла до дома несколько шагов. На месте ее гибели родные посадили молоденькую березку. Деревце принялось, зазеленело. Рядом посадили цветы. Туда приносили букеты роз. На днях недочеловек, видимо, отрабатывая дешевую дозу или бутылку водки, сломал березку, вырвал цветы.

А в местной газете опубликовано открытое письмо министру внутренних дел РФ Нургалиеву, в котором около 200 жителей Королева и Юбилейного вступаются за честь бывшего начальника милиции Астахова, уволенного с должности за халатность, приведшую к смерти Ани Смахтиной.

Звенья одной цепи?

Вчера Московский областной суд направил дело в прокуратуру для составления обвинительного заключения.



    Партнеры