Игра на выбывание

Чем больше “демократии”, тем больше в стране казино

5 июля 2007 в 15:58, просмотров: 1093

С 1 июля в Москве осталось всего 30 казино. Игровую деятельность ограничили и в 38 регионах России. А к 2009–му любителям азартных игр в городах вообще не будет места. Проект под кодовым названием “Любителей игр — за околицу!” вступает в решающую фазу. Закон подписан, игровые зоны, куда будут стекаться лудоманы и деньги, определены, хозяев игорного бизнеса потихоньку начинают зажимать, побуждая готовиться к переезду. Бизнесмены стонут, игроки скрежещут зубами, простые граждане радуются… Процесс массового переселения игроманов еще наверняка преподнесет свои сюрпризы. А пока “МК” решил выяснить, как обстоят дела с игорным бизнесом у соседей. Так же их тревожит засилье азартных заведений или у них — иные проблемы?

КАЗАХСТАН: “Здесь будет город заложен”

“Все казино как в Алмате, так и в Астане будут закрыты” — эту программную фразу президент Казахстана произнес весной 2006 года. Казахстан — страна восточная: президент сказал, парламент — выполнил. Уже в конце 2006-го был принят закон “об игровых зонах”, согласно которому казино и игровые клубы было решено закрыть. Весь игорный бизнес должен был сконцентрироваться в двух зонах: на юге-востоке — возле города Капшагая, и в центре — в курортной зоне Щучинско-Боровское.

В отличие от России времени на раскачку казахстанским бизнесменам не дали. В декабре 2006-го закон был подписан, и уже 1 апреля 2007 года Казахстан отметил дружным закрытием всех и всяческих игровых заведений. В одночасье 126 казахстанских казино и 2 тысячи игровых залов лишились лицензий. В течение 10 дней апреля эти заведения должны были демонтировать игровое оборудование и самораспуститься либо переформатироваться в обычные клубы и рестораны.

Бизнесмены покрупнее стали переводить свои предприятия в соседние страны: украинский Крым, Румыния… Коммерсанты помельче стали именовать себя просто клубами. Для кого закрытие казино стало настоящим ударом, так это для многочисленных работников игорных заведений. По официальной статистике, в этом бизнесе было занято 10 337 человек. По информации Ассоциации игорного бизнеса Казахстана, эта цифра намного больше — свыше 50 тысяч человек. Все эти люди оказались на улице. Власти пообещали их трудоустроить, но пока предложили только несколько тысяч мест на стройках. Понятно, что многочисленные крупье и официантки не горят желанием класть кирпичи и красить стены…

Два “Каз-Вегаса”, которые по идее должны принять всех работников игрового бизнеса, сами пребывают в состоянии шока от свалившегося на них “счастья”.

Курортная зона на побережье Капшагайского водохранилища, где и будет один из “игровых эдемов”, находится всего в 60 км от первой столицы Казахстана — Алматы. Горожане любили проводить выходные на берегу этих “просторных вод”. Но сервис там ограничивается покосившимися грибками и рядом пивных палаток. Несерьезно как-то для “Каз-Вегаса”. Чтобы привести все это постсоциалистическое великолепие в пристойный вид, нужен не один год и не один миллион манат. Говорят, интерес к строительству “города игр” уже проявили две китайские и одна корейская компании, которые готовы вложить в этот проект около 10 млрд. долларов. Причем по проекту не предполагается облагораживать имеющиеся в наличии полуразрушенные хрущобы. Город будут строить заново. Что ж, Казахстану не впервой возводить города практически на пустом месте. Десять лет назад тоже мало кто верил, что Астану (тогда еще Акмолу) можно будет превратить в столицу…

Пока же город Капшагай замер в ожидании наплыва инвестиций и строителей. Профсоюзные здравницы, которые с советских времен разбросаны по берегам водохранилища, в спешном порядке красят заборы, высаживают цветники и мостят плиткой площадки. Но вряд ли на их бетонные корпуса с полуразрушенной инфраструктурой позарятся зубры игорного бизнеса. Проще построить новый отель, чем восстановить этот “соцстрой”. А вот цены на жилье в захудалом прежде городке подскочили неслыханно. В прошлом году 3-комнатную квартиру в центре Капшагая можно было купить за 8 тысяч долларов, а сейчас — не менее чем за 35.

Стали возвращаться в город и жители, давно покинувшие его пределы. Потянулись в город и первые предприниматели: часть побережья уже затянута строительной сеткой — хозяева начали возводить будущие “дворцы” для любителей азартных игр.

В Щучинско-Боровской курортной зоне пока нет такого ажиотажа. Курорт этот всегда считался элитным. На берегу прозрачных озер, поросших сосновыми лесами, любил отдыхать казахстанский политбомонд. Кстати, экологи долго утрясали вопрос строительства игровой зоны именно в этом заповедном месте. Ведь в случае начала строительства нужно будет уничтожить до 1 млн. деревьев и кустов облепихи, растущих по берегам озера Щучье… Пока решено выделить под строительство три участка в степной зоне, недалеко от озер Большое и Малое Чебачье.

УКРАИНА: “Бандит” с протянутой рукой

В “революционной” Украине период “первоначального накопления капитала” находится в самом разгаре. Оттого и вопрос об ограничении деятельности казино не стоит. Оборот в игорных заведениях страны исчисляется в заоблачных цифрах. И сопоставим даже с затратами из резервного фонда правительства. Иначе будет сложно пояснить, отчего в ситуации ужасной засухи на полях Украины руководители кабмина, вместо того чтобы спасать урожай, инициируют подготовку законопроекта о страховании рисков невыплаты выигрышей и призов в азартных играх.

Пообщаться “с рулеткой” в казино приходят не только “новые украинцы” с представителями среднего класса. За игорными столами можно увидеть и генералов, и народных депутатов, и судей с прокурорами. В отличие от “крутых”, “нефарт” переносят стойко и без угроз разнести вдребезги казино. Поэтому крупному игровому бизнесу на Украине пока ничто не угрожает.

Иное дело — игровые автоматы. Не так давно депутаты Киевсовета попытались подкорректировать эту часть игорного рынка. Согласно новым правилам, игровые автоматы полностью “искоренят” в жилых домах, медицинских и учебных заведениях, библиотеках, в помещениях органов государственной власти, а также в домах, отнесенных к памятникам архитектуры и культовым сооружениям. Самым болезненным для представителей игорного бизнеса выглядит запрет на размещение игровых автоматов за пределами специализированных игровых залов. Ведь игровая машинка, стоящая посреди тротуара, для украинских городов такое же частое явление, как у нас — палатки с минеральной водой.

В одном только Киеве “однорукие бандиты” ежегодно приносят своим владельцам до 3 миллиардов гривен (600 млн. долларов). И это при том, что некоторые из “регулировщиков” позволяют себе устанавливать выигрыш на уровне 15 процентов! Для сравнения: в развитых странах этот процент закреплен законодательно. В Европе на выигрыши уходит не менее 90—96 процентов. Психологи высчитали: если вероятность выигрыша составляет менее 88 процентов, человек быстро теряет интерес к игре. Но упорство, с каким украинцы пытаются обмануть 15—20-процентного “бандита”, достойно удивления.

ЭСТОНИЯ: на кону — бюджет страны

Казино в Эстонии плодятся как кролики. Маленькая страна с населением всего 1,3 миллиона имеет 180 игорных заведений. Культурно выражаясь, куда ни плюнь, обязательно в казино попадешь. На сегодняшний день на каждых 583 совершеннолетних жителей Эстонии приходится одно казино. Играй — не хочу.

Но отцы нации наконец обратили внимание на засилье игорных заведений и решили действовать. Первый тревожный звонок прозвенел пять лет назад, когда крупный чиновник проиграл большую сумму государственных денег. Вот тогда в первый раз и задумались: может, слишком много в Эстонии казино?

Но казино продолжали свое безбедное существование. Владелец самой крупной сети Casino Olimpic наживал капитал и открывал дочерние предприятия уже за пределами Эстонии: на Украине и в Белоруссии. Сегодня он, кстати, считается самым богатым человеком страны!

Два года назад всю Эстонию потряс случай с очередным заядлым игроком. Молодой человек, служащий эстонской армии, проигравшись в пух и прах, видимо, потерял рассудок. Вернулся домой, из табельного оружия расстрелял всю семью и застрелился сам. И снова появились разговоры об ограничении распространения игорных заведений. Итогом стал новый законопроект, который вот уже несколько месяцев “висит” в эстонском парламенте.

Согласно проекту, в Эстонии станет примерно на половину казино меньше. Ужесточаются и правила.
Тем не менее закон до сих пор не принят и неизвестно, когда же у эстонских депутатов дойдут до него руки.

ИГРОВОЙ БИЗНЕС В ЗАГОНЕ
Не слишком жалуют игорный бизнес и в прочих странах СНГ.

В Узбекистане казино запрещены. В 2002 году на волне борьбы с “азартным злом” там запретили даже бильярдные залы, правда, потом передумали и разрешили играть в бильярд, но только в специальных клубах.

В Киргизии существовал запрет на строительство казино, принятый парламентом в 1998 году. После свержения президента Акаева новый парламент этот запрет отменил. В прошлом году тогда еще премьер страны Феликс Кулов заявил о необходимости вывода казино за пределы столицы — Бишкека. Но пока киргизам не до этого.

В Азербайджане крупный игорный бизнес попал под запрет в 2003 году. Говорят, Гейдар Алиев запретил этот вид деятельности после того, как оппозиционные СМИ стали распространять слухи о пристрастии к игре сына президента Ильхама Алиева.

В Армении игровой бизнес национализирован. С 1 января 2003 года все казино были переданы в ведение министерства финансов. Более того, принято решение о выведении их за городскую черту. В Ереване запретили деятельность 49 игорных заведений, обязав их отселиться на расстояние не менее 50 км. Для областных центров это ограничение составляет 10 км.

В Молдавии в конце 2006 года игровой бизнес в республике решили если не ограничить, то хотя бы сдержать. С января 2007 года здесь запрещено открывать новые казино. А ввозить в страну автоматы для игровых залов разрешено только в целях замены изношенного оборудования.

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

Согласно единому лицензионному реестру, на Украине работают полторы тысячи операторов игорного бизнеса.

По данным Украинской ассоциации деятелей игорного бизнеса, без лицензий работают 4,5 тысячи операторов.

По информации Госналогадминистрации, доходы местных бюджетов от игорного бизнеса в позапрошлом году составили около 500 млн. гривен (100 млн. долларов), а в прошлом — почти 800 млн. (160 млн. долларов). По оценкам социологов, в той или иной мере клиентами этого бизнеса являются до 20 процентов взрослого населения Украины.



Партнеры