О чем “базарит” Леонтьев?

“Славянский базар” открыла Каас с собачкой

6 июля 2007 в 21:00, просмотров: 1187

Вчера в Витебске президент Белоруссии Александр Лукашенко открыл двери в “васильковый рай”. Именно так называют Международный фестиваль “Славянский базар” и высокие гости, и звезды, и журналисты, и все прочие, кто получает халявные талоны на питание. Их здесь так и называют — “васильки”. “Расплачиваться такими “рисованными деньгами” можно лишь в течение фестивальной недели, потом они становятся просто фантиками”, — объясняли, в частности, художнику Михаилу Шемякину за завтраком в гостинице “Эридан”, пока заморский гость с русскими корнями с удовольствием потягивал кефир.

Если Лукашенко открывал двери в рай, во многом оплачивая сие удовольствие из бюджета страны, то непосредственно за “Базар” на этот раз отвечают: с Востока — Валерий Леонтьев, а с Запада — Патрисия Каас. Они — хедлайнеры фестиваля. В первый же день на сборном концерте Леонтьев невольно показал французской гостье, кто в доме хозяин. Получилось все спонтанно. Приглашающая сторона поприветствовала иностранную гостью букетом роз. Леонтьеву, который закрывал концерт-презентацию, цветов от организаторов не полагалось, зато их в огромном количестве принесли зрители и начали рваться к сцене. Охрана встала насмерть, поскольку концерт шел в прямом эфире, а в этих случаях поклонников с цветами к сцене не пускают.

“Дайте людям пройти”, — вежливо попросил охрану Леонтьев. Но те были непреклонны. “Ну и порядки тут у вас! — вздохнул Валерий. — Ладно, я сам приду!” — махнул он рукой и под радостные вопли своих обожателей отправился в зал собирать “цветочный урожай”.

Осталось неизвестно, позавидовала ли ему Каас, но настроение у нее было неважное. Во-первых, Патрисии не понравилась еда в гостинице. Избалованная француженка никак не могла взять в толк, где лягушачьи лапы и как вообще можно есть странного серого цвета картофельные лепешки, которые заказывает каждый второй, любовно называя драниками. В итоге Каас отправилась в ресторан “Золотой лев”, где “отметилась” курицей (единственное мясо, которое признает звезда), салатом и фруктами. Во-вторых, Каас думала, что в Белоруссии ее репетиционное время — это личное подпространство. Певица явилась на репетицию вообще без косметики, да еще с собачкой под мышкой. Эту псину по кличке Текила ей подарил бывший гражданский муж пять лет назад.

Бойфренд поменялся (на этот раз Каас прикатила в Белоруссию с другим мужчиной), а собачка осталась. И более того, в ней Патрисия не чает души и везде таскает с собой. К удивлению звезды французского шансона, на репетиции ее встретили фотовспышками. Каас скривилась, спела всего одну песню и отправилась восвояси. Днем она укатила за город на базу отдыха “Крупенино” любоваться видом Двины. Заморская дива отказалась от эскорта мотоциклистов. Между прочим, водитель у нее — женщина. 

Валерий Леонтьев был не столь капризен. Заморил теперь уже почти сдохшего червяка (плюс к скинутым 15 килограммам он сбросил за последний месяц еще троечку, и скоро его традиционный призыв к зрителям на концерте “Полетели!” будет иметь реальное воплощение) яичницей и кофе. На репетиции он лишь потягивал водичку из бутылки. Приехал Леонтьев без собаки (потому что ее у него нет) и без жены Людмилы (потому что она осталась в Москве менять трубы в квартире певца, специально прилетев для этого из Испании, где отдыхала вместе с супругом). “У меня зимой замерзла квартира, — объяснил Валерий “МК”, — трубы не выдержали — лопнули, дом-то старый. Я мучился с обогревателями, они сгорали, я замерзал — короче, было очень весело. Ремонтировать их по причине ветхости никто не брался. Говорили: ведь чуть ковырни стену — и с домом может случиться все что угодно! Пришлось Люсе брать инициативу в свои руки. Она уже нашла бригаду, разбирает стены, и для меня остается загадкой, будет ли мне скоро вообще где жить!” Что до досуга, то Леонтьев заинтересовался музеем Шагала, которым по праву гордится город. “Я даже не знал, что он именно здесь, а такой интересный!” — восхищался артист.

У других артистов были совсем другие проблемы. Например, Диму Колдуна на “Базаре” едва не обобрали. В момент регистрации участников фестиваля у него по недосмотру отняли ксиву, гарантирующую выдачу “васильков”, смяли и выбросили в мусорное ведро. “А где мои деньги? — растерялся Колдун. — На что я буду кушать?” Документы выгребли из урны и, разгладив, вручили Диме. Целый день певец, кстати, ходил в очках. “Чего это вы, подслеповаты, что ли?” — ласково поинтересовались здоровьем Колдуна журналисты. “Глаз у меня, как у орла, — так же любезно ответил Дима. — Просто нос у меня все время задирается кверху. А днем клея, чтобы его исправлять, мне жалко, он дорогой. Приходится сверху прижимать его очками”.

Что до Шемякина — с глазами у него тоже неважно (художник носит очки), а вот с носом просто отлично! В ресторане он повел этой частью лица и тут же заказал: “Мне блины!” В его жизни в то утро также имелись мотивы личной жизни и собачек. “Тебе что мама говорила, когда ты в Россию отправлялась? — выговаривал он своей спутнице. — Не подходи к собакам! Они там все бродячие — грязные! А ты? Чуть ее не поцеловала!” “Папочка! Да хватит тебе! Хорошая была собака! — отмахнулась дама. — А ты бы лучше яишенку заказал. А какое здесь молочко!”

“Уф, слава богу, у нас только театральные артисты да художники! — мечтательно молвила официанка ресторана гостиницы “Эридан”. — Вся попса в “Лучесе”. А то поселится, например, Боря Моисеев… Нет, он хороший человек и артист замечательный, но знаете… Цензурная лексика служит у него только для связи слов в предложении”.



Партнеры