Лях с Болдиным!

Получен ответ на вопрос: “Как стать звездой?”

6 июля 2007 в 15:42, просмотров: 1148

Ответ на извечный вопрос: “Как стать звездой?” —получен был поп-тусовкой на днях в клубе “Инфинити”. Все просто — не надо хитовых песен, неподражаемого вокала, даже богатых родителей можно не иметь. Главное — стать подругой сердца Евгения Болдина. Жаль, что место это только одно.

И оно уже занято — Мариной Лях.

Впрочем, теперь она просто Марина. Потому что так удобнее и легче начать свой звездный путь. Путь этот на тусовке освещали новоиспеченной певице многие звезды: Филипп Киркоров, Илья Резник, сестра Примадонны Алина, все в одном флаконе — певица, композитор, поэт Любаша и прочая пугачевская рать. Во главе с экс-супругом Болдиным.

Марина следовала по указанному пути, а “осветители” тем временем накатывали стопку за стопкой. Кое-кто, впрочем, не забывал и “держать” зал. Лучше всех справился Лев Лещенко.

— Вон Борька (Моисеев. — Авт.) с чемоданом сидит. У него, наверное, там фонограмма. Вот пусть он и поет, — профессионально острил со сцены Лев Валерьянович. — Как он там выводит: “Я не буду целовать холодных рук”? А Басков: “Я буду руки твои целовать!” Им бы вместе петь! И вообще — тут все певцы! А Болдин знаете как поет?! О! Его Алла Борисовна научила.

— Я не пою, я танцую! — отнекивался Болдин.

Зато все время на сцену выходил Аркадий Укупник, и ему почему-то постоянно приписывали авторство чужих песен. “33 коровы не он написал! — восстанавливал авторскую справедливость Лещенко. — Это Дунаевский! А Укупник только — “Сим, сим, откройся!”. “Я еще две написал!” — шутливо защищался Аркадий.

В зале были замечены помимо Любаши серьезные композиторы: Владимир Евзеров, Сергей Березин, тот же Укупник, пришли лучшие поэты — Илья Резник, Лариса Рубальская. Впрочем, не обошлось и без конфликтов между создателями музыкальных творений и их исполнителями.

— Мерзкий Евзеров! — с изрядной долей кокетства пенял автору песен “Кленовый лист” и “Свеча” Киркоров. — Не разрешаешь мне включать в сборник “Маленькая моя!”. А ведь “каждый хочет любить”! — процитировал Филя одну из песен композитора.

— Да забирай! — улыбался в ответ Владимир.

— А ты в суд подашь! — демонстративно пугался Филипп.

— Ну так не на тебя же! — отнекивался Евзеров, — а на звукозаписывающую компанию. Да ладно, забирай.
Вот так, между делом, и решаются судьбы хитов.

Киркоров вообще был в прекрасном расположении духа. Со всеми фотографировался, улыбался направо и налево. А уж какой шикарный букет он подарил виновнице торжества!

— Ой, Филипп, ваш букет лучший! — кричал ведущий вечера Александр Ковалев! — Ой, Филипп, ваш букет уже не лучший, — разочарованно протянул он секунду спустя, потому что в этот момент к сцене ринулся опоздавший Билан и протянул свои розы. 

Настроение у Филиппа сразу упало.

— Дай пожрать! — огрызнулся он на подбежавшего фотографа. Утолил голод и ушел тихо, по-английски, прихватив с собой пугачевскую сестру Алину. Раньше его сбежал Боря Моисеев. Остальные сидели до прихода Кати Лель, которая отказалась петь “Джага-джага”, потому что забыла фонограмму, и тем фактически закрыла тусовку.



    Партнеры