Какие напасти в Англии у Насти?

Анастасия Павлюченкова: “Федерер замечательно поет...”

8 июля 2007 в 18:17, просмотров: 443

Почему-то женские финалы Большого шлема нередко оказываются куда скучнее полу- или даже четвертьфиналов. Взять хотя бы нынешний Уимблдон. Ну разве по накалу страстей можно сравнить сенсационный полуфинальный матч Марион Бартоли против Жюстин Энен, когда 18-я ракетка мира взяла и победила первую, с финальной игрой, которую француженка, как в таких случаях говорят, “слила” в одну калитку Винус Уильямс — 4:6, 1:6…

Но сейчас давайте не о них, а о наших девушках. Точнее, девушке — первом номере юниорского рейтинга Анастасии Павлюченковой, которая, по собственным словам, приехала в Лондон выиграть Уимблдон-2007…

— У нашего ребенка отобрали “шлем”, вот и все! — заявили родители Анастасии корреспонденту “МК”. — Такого бардака с организацией мы еще никогда не видели, как на этом Уимблдоне… Ну, подумаешь, дожди — почему же они тогда дополнительные корты для матчей юниоров не выделили? Ведь такие нагрузки в результате на них свалились!

— Меня заставили играть три “одиночки” подряд — в один день, а потом еще пару! — рассказывала страшно огорченная поражением в 1/8 финала от полячки Радвански Павлюченкова. Самое интересное, что в парном турнире они играли как раз вместе…

— Насть, не возникало желания отказаться от этой пары — все-таки не остыла еще после того, как проиграла этой полячке “одиночку”, ведя в первом сете — 5:3?

— Я никогда так не поступаю, что мы, в детском саду, что ли? — трогательно сдвинув бровки, сказала Настя, которой едва исполнилось 16. — Хотя такая практика очень распространена. И несколько девочек уехали, отказавшись от пары, а их брошенные партнерши потом плакали… А вообще, я привыкла, что ко мне, как к первой “сеяной”, организаторы турниров относятся с уважением. А тут судья будто с самого начала меня невзлюбила, все сделала, чтобы я проиграла. Плюс в первый день меня поставили первым “запуском”, а во второй — аж шестым. А поскольку все время шли дожди, то было очевидно, что матч этот я не доиграю, а значит, придется откладывать его на следующий день. И потом играть еще один. Но в результате обе эти встречи я выиграла…

— Видели бы вы глаза моего ребенка, — рассказывала Настина мама, — когда дочка шла ко мне такая счастливая, думая, что уже ничего больше не придется играть. Но мне пришлось ей сообщить, что через 20 минут ей придется играть еще одну “одиночку”. Она решила, что это шутка. Ну потому что такого просто не бывает — чтобы три матча в один день!

— Насть, ты единственная, с кем так обошлись?

— Конечно! Мне даже взрослые игроки сочувствовали и разводили руками.

— А пойти к организаторам разобраться возможности не было?

— Наша представительница побоялась портить отношения, да к тому же у Насти уже времени не было. Ей просто сказали: “Не хочешь — не иди. Засчитаем как неявку…”

— А еще так получилось, что во время одного из матчей я напополам ноготь большого пальца ноги сломала, — рассказала Настя. — Больно так было, да еще зрелище неприятное.

— И главное ведь, не поможешь ничем — не отрезать же, — продолжила мама, — так что забинтовали как могли, и Настя снова пошла играть.

— А ты ведь еще во взрослом Уимблдоне в этом году решила поучаствовать. Как ощущения — разительный контраст? — спрашиваю у Насти.

— Ну да, я проиграла Хантуховой, но нервничала на самом деле гораздо меньше, чем на Кубке Кремля в прошлом году, когда первый раз играла во взрослом турнире, — к тому же мне дали уайлд-кард, и я боялась не оправдать доверия. А тут мне было важно просто играть в свою силу. Конечно, не все получалось, но все-таки и соперница мне досталась очень сильная. Другое дело, что из-за взрослого турнира мне пришлось тут целую неделю ждать начала юниорского, и даже тренироваться возможности не было — из-за погоды.

— Скажи, а было все-таки что-то хорошее за те дни, что ты в Лондоне?

— Приятно было с известными игроками пообщаться. С Джоковичем, например. Видели бы вы, как он изображал Надаля, — все чуть со стульев не падали.

— Догадываюсь, что именно он изображал…

— Ну да, штаны поправлял — и чуть не падал. Маша Шарапова у него тоже забавно получалась, он прямо каждое ее движение — как поворачивается спиной к корту, как волосы поправляет, как смотрит — до такой степени точно показывал…

— А с Федерером общаться не приходилось?

— Совсем немного, но он мне очень нравится. Он такой простой в общении и всегда спрашивает у меня: “Как дела?” А однажды иду по переходу на корт, вокруг ресторанчики всякие. Вдруг слышу, сзади поет кто-то. Думала, повара какие-то, поворачиваюсь, а это Федерер. Причем пел он почему-то: “Мар-кос Баг-да-тис, Мар-кос Баг-да-тис…” А у него еще голос такой своеобразный — в общем, это было что-то!



    Партнеры