«Не надо путать средний класс с мелкими лавочниками»

8 июля 2007 в 15:06, просмотров: 478

После десяти с лишним лет реформ тема среднего класса в России остается одной из самых популярных среди политологов, социологов и ученых. Как правило, дискутирующие делятся на две группы.

Одни убеждены, что средний класс в России так и не появился, и считают это трагедией страны. Другие считают, что средний класс сформировался, но «штатный состав» его пока не определен. Президент фонда «Наш выбор» Ирина ХАКАМАДА в свое время возглавляла Госкомитет по поддержке и развитию малого предпринимательства, думскую Комиссию по защите прав инвесторов, работала как член парламентского Комитета по бюджету и налогам в Думах двух созывов. Каким видится ей коллективный портрет среднего класса, она рассказала Наталии Бабасян.

«ДЛ»: О среднем классе в России сейчас много говорят, его изучают, о нем пишут монографии. Почему эта тема оказалась столь важна?

Ирина Хакамада: Она важна по одной причине – средний класс является буфером между властью и бедными слоями населения. Он, с одной стороны, является самодостаточным, с другой – не представляет собой крупных олигархических структур, то есть наиболее нейтрален по отношению к власти. В демократических государствах средний класс фактически нанимает власть, потому что в силу определенного качества жизни он в состоянии обеспечить прагматизм голосования.

«ДЛ»: Насколько допустимо связывать существование и расширение среднего класса с формированием гражданского общества?

И.Х.: Гражданское общество представляет собой нацию, которая самоопределилась в своем сознании со своей субъектностью. Если нацию представлять себе как народ, который возлагает все надежды на царя, ее нельзя назвать гражданской. Она может быть этнической, многоэтнической, оформленной в определенных границах. Но это чаще всего будет народ. Гражданское общество является совокупностью граждан, которые объединены в гражданскую нацию, то есть они определяют в виде субъекта формирование не только своего личного качества жизни, но и качества жизни всей страны. Такой гражданин несет ответственность и понимает, что он – строитель своего политического государства. Средний класс представляет гражданско-экономическое сообщество людей, обладающих достаточными доходами, чтобы иметь хорошее качество жизни, доступ ко всей информации, техническим условиям, обеспечивающим ее получение. Не надо путать средний класс с мелкими лавочниками, которые взятками откупаются от всех и склоняют голову перед любой властью. Средний класс – это самодостаточные люди, которые своим трудом заработали деньги, причем эти деньги прозрачные, что дает им возможность контролировать чиновников, бюрократию и политическую власть.

«ДЛ»: Согласно последним исследованиям, средний класс в России составляет 20% населения. Однако количество людей, которых можно отнести к среднему классу по всем его признакам – материальному положению, социально-профессиональному статусу и соответствующей самоидентификации (в теории это называется ядром среднего класса), – совсем невелико, всего 7–8%. Почему, на ваш взгляд, этот показатель так низок?

И.Х.: Это связано с тем, что в России отсутствует такая экономика, которая может привлекать молодых людей, имеющих хорошее образование и способных как в качестве менеджеров, так и в качестве некрупных собственников обеспечить себе высокий уровень жизни. Средний класс определяется не только доходами, но и качеством жизни. Чем отличается жизнь среднего класса от жизни, например, рабочих? Средний класс обладает качеством жизни, при котором человек имеет достаточно свободного времени, чтобы получать удовольствие от жизни. У наемного рабочего времени мало, фактически вся его жизнь посвящена зарабатыванию денег. Средний класс имеет доступ к среднего уровня отелям, путешествиям, ресторанам, среднего качества машинам, то есть у него есть выбор. У более низких классов нет возможности выбирать.

У нас ядро среднего класса мало, потому что мало бизнеса, а экономика монополизирована и сверхресурсна. Кроме того, в России представители независимых профессий, а также сферы образования и здравоохранения получают либо нелегальные доходы, либо очень низкие. На Западе в средний класс входят интеллектуалы. Школьный учитель или университетский профессор обладают такими доходами, которые позволяют ему получать качество жизни, сравнимое с качеством жизни среднего менеджера.

«ДЛ»: Чем вообще российский средний класс отличается от классического западного?

И.Х.: Прежде всего они отличны по структуре. Западный средний класс состоит не только из «белых воротничков», но и из интеллигенции: представителей науки, образования, медицины, культуры. В России независимые интеллектуалы в средний класс не попадают. Во-вторых, между западным и российским средним классом имеются значительные отличия в качестве жизни. Я – типичный представитель среднего класса. У меня нет супердоходов, но мои доходы позволяют мне жить так, как я хочу. Мне не нужны яхты и самолеты, но необходимы нормальный отдых, дача, квартира, машина, хорошее образование для детей, свободное время и так далее. Структура потребления в Москве мне не подходит. Я не могу ходить в рестораны, которые якобы созданы для среднего класса.

На самом деле они ориентированы на его верхушку. Для меня 150 евро за обед на двоих без вина – это слишком дорого. Я буду обедать в кафе.

В принципе, ориентированной на средний класс структуры не существует. На Западе значительную часть среднего класса составляют пенсионеры: они накопили свою пенсию и пользуются структурой потребления во всем мире. Во Франции можно увидеть трех-четырех 75-летних старушек, которые, придя с рынка с тремя устрицами в пакетике, отдыхают в кафе, пьют кофе и что-то живо обсуждают. У нас такое увидеть невозможно. У нас практически не существует пенсионеров, которых можно отнести к среднему классу. И нет для них кафе.

«ДЛ»: Существуют ли возможности расширения границ российского среднего класса и включения в него интеллектуалов?

И.Х.: В условиях демократии, свободного рынка, антимонопольного законодательства, прозрачных правил работы на рынке, отсутствия протекционизма, низких налогов, когда прозрачные деньги уходят в сферу образования, здравоохранения, культуры, все может расшириться. Но у нас другой вариант развития экономики. Существует сырьевая кучка, которую все обслуживают. В таких условиях рассчитывать на рост среднего класса вряд ли приходится.

«ДЛ»: Несколько лет назад говорили, в том числе западные ученые, что среднего класса в России не существует. Сейчас уже само наличие среднего класса в России не обсуждается. Дискуссия идет вокруг того, какие слои населения в этот класс могут быть отнесены. Означает ли это, что какое-то движение в области дальнейшего формирования среднего класса в России все-таки идет?

И.Х.: Если под средним классом понимать не только количество денег в кармане у человека, но и совокупность определенных факторов, в России никакого движения нет и быть не может. Средний класс абсолютно самодостаточен, и никто ему не позволит быть таким же самодостаточным и субъектным, как политическая власть. Вся история со средним классом началась с того, что в середине XVIII века английские собственники пришли к королю и сказали: «Почему ты нам должен говорить, сколько мы должны платить налогов? Мы должны это определять самостоятельно, потому что, если мы не будем ничего производить, ты не выживешь. Мы такие же хозяева страны, как и ты, король». С этого началась Хартия вольности.

«ДЛ»: Что представляет собой российский средний класс в политическом плане?

И.Х.: Как правило, эти люди очень пассивны, во время выборов они чаще всего уезжают из страны. У них отсутствует гражданское сознание собственной значимости. Их всего 7–8%, но от них многое зависит, потому что они обеспечивают себя, создают рабочие места, и от того, какой будет страна, зависит не только их положение, но и будущее их детей. Но они живут одним днем. Оправдать отсутствие политических взглядов позволяет национализм. Российский средний класс маленький, но достаточно шовинистический. Громить кого-то на улицу эти люди, конечно, не пойдут, но за рюмкой водки обязательно скажут что-нибудь нелицеприятное про «черных».

Для появления настоящего среднего класса нужно, чтобы молодые ребята в новой экономике, связанной с интеллектом, зарабатывали хорошие деньги, а не уезжали за границу, чтобы люди науки и искусства могли самостоятельно творчески жить, не завися от подачек в виде госзаказов.    



Партнеры