«В саду всякое зодчество приличествует»

9 июля 2007 в 17:18, просмотров: 587

Жизнь в современном загородном доме все больше начинает походить на жизнь усадебную – такую, какой она была еще столетие назад. Русская усадьба представляла собой особый мир, обустроенный в соответствии со вкусами и возможностями владельцев. И парк, включенный в единое жизненное пространство, был неизбежно включен в годовой цикл событий, происходящих в семье.

Усадьба в привычном для современного человека понимании этого слова связана прежде всего с дворянским сословием. По словарю В.И. Даля, усадьба – это «господский дом на селе со всеми ухожами, садом, огородом и прочим». Но владельческая усадьба XV–XVII веков еще мало отличалась от обычного крестьянского двора как по планировке, так и по материалам, используемым при ее строительстве. У мелкопоместных землевладельцев усадьба располагалась, как правило, в окружении крестьянских дворов, являясь центром населенного пункта, и отличалась от окружающей застройки лишь количеством и величиной строений. При доме иногда разбивали плодовый садик, но чаще всего небольшой и утилитарный по назначению. Лишь крупные феодалы-вотчинники разводили большие плодовые сады и даже упоминали их в своих духовных завещаниях: «А се даю сыном своим, Василью, Дмитрию да Дмитрию Меншему, двор свои да сад за городом на посаде, да садец меншей, а тем ся дети мои поделят межи себе без обиды, ровно» (Духовная грамота князя галицкого Юрия Дмитриевича, 1433 г.).

ОТ ГЕОМЕТРИИ К ЕСТЕСТВЕННОСТИ

Изменения в привычный российский сад внес Петр Первый. С началом петровских реформ в Россию стали проникать новинки западноевропейской культуры паркостроения. Но первоначально усадьбы европейского типа получили распространение в основном вокруг столиц, где шло активное строительство царских резиденций и усадеб крупной аристократии. Стиль и уровень резиденций во многом определил ансамбль Петергофа. Крупные вельможи, создавая усадебные комплексы, старались ориентироваться именно на него. Так появились лучшие образцы садово-паркового искусства – Екатерингоф, усадьба Меншикова, подмосковная резиденция Шереметевых Кусково и другие. В этот период и до второй половины XVIII века, в эпоху барокко и рококо, в паркостроении преобладал регулярный стиль. Регулярный парк отличался использованием в планировке правильных геометрических контуров и линий, симметричными композициями, прямизной дорог и аллей, стрижкой деревьев, обилием скульптур и т.д. Он зародился в глубокой древности в Вавилоне и Египте, получил развитие в Древнем Риме и широко вошел в парковый обиход в Европе в XVI–XVIII веках. Регулярный парк – с его ровными аллеями, рублеными «кварталами» боскетов, геометрическими формами насаждений – должен был демонстрировать господство человека над природой.

В период царствования Екатерины II, которая отдавала предпочтение английским, естественным паркам, в которых «насилие над природой» было неприемлемо, в России входит в моду пейзажный парк. В письме к Вольтеру императрица писала: «Я ныне люблю до безумия английские сады, кривые дорожки, отлогие холмы, озерам подобные пруды, архипелаги на твердой земле».

При создании английского парка отказывались от использования правильных геометрических контуров, прямых аллей и дорог, симметричных композиций, террас, стрижки деревьев. Так как в природе практически не существует прямых линий, все строго симметричные, регулярные построения отвергались. Изогнутые, свободные аллеи, дорожки, зеленые лужайки и поляны, псевдосвободные очертания обширных водоемов с островами и полуостровами и небольших прудиков – все это объединялось в единую пространственную систему. Сам прием пейзажной планировки появился и культивировался на протяжении многих веков в Японии и Китае, а Англия стала одной из первых стран, наиболее активно воспринявших его. Именно в Англии в конце XVII – начале XVIII века и была сформирована концепция европейского пейзажного парка. Затем пейзажный парк получил распространение и развитие уже с наименованием «английский» во Франции, Германии, России и других странах. В России активным проводником идеи естественности и внедрения элементов самобытности в садовом мастерстве выступал знаменитый садовод А.Т. Болотов. На пейзажных принципах было создано довольно много парковых ансамблей, в том числе Царицыно, Гатчина, Павловск, Кузьминки.

ПРОСВЕЩЕНИЕ И УВЕСЕЛЕНИЕ

Широкое увлечение в XVIII веке театром вызвало появление в парках таких сооружений, как садовые театры, амфитеатры. Они устраивались на естественных и искусственных склонах в виде уступов, полукружием спускающихся несколькими рядами. Как правило, их одевали дерном, украшали фигурно стриженными деревьями, статуями, вазами. На нижней площадке амфитеатра инсценировались литературные произведения, исторические сюжеты, иногда события, в которых пришлось участвовать самому устроителю зрелища, хозяину.

Иногда амфитеатры создавались вблизи водоемов, и тогда здесь могли быть устроены водные представления.

 
В имениях, чьи хозяева не могли содержать театральную труппу, ограничивались постановкой живых картин.

В этот период весь парк усилиями садоводов превращался в театральную сцену, на которой невольными актерами становились все находящиеся в парке. Этому способствовали такие садовые приемы, как «обманки», или «обманные» виды – живописные изображения, помещаемые в торцах аллей и создававшие иллюзию далекой перспективы, архитектурного сооружения. Очень популярны были лабиринты. «Сим именем называется часть сада, состоящая из гульбища, наполненного многими кривыми, извитыми и перепутанными между собою дорогами. Сие гуляние делается обыкновенно с теми мыслями, чтобы гуляющему не можно было без великой трудности дойти до середины, а дошедши до оной, нельзя было бы скоро выйти вон, не запутавшись несколько раз в различных оного ходах», – говорится о них в одном из садовых руководств того времени.

Одним из важнейших составляющих увеселительного сада была вода. Существовала масса приемов ее использования. Это и впечатляющие своими масштабами каскады водоемов, и пруды, выполненные в виде символов, которые отражали пристрастия владельца: шестиконечная звезда с таким же островом (усадьба Покровское), Африка и Азия (усадьба Филимоново), квадратный пруд с треугольным островом (усадьба Борок).

Ценились и такие водные элементы оформления парка, как водопады, особенно характерные для романтических парков пейзажного стиля. Причем садовые руководства давали довольно четкие рекомендации по их созданию: «Водопад, имеющий падение на несколько футов в высоту, неширокий и правильно устроенный, делает больше приятности, широкий же будет составлять из себя порог и навлечет посмеяние…»
Немалую роль в создании настроения сада играли и видовые площадки «миловиды», беседки, павильоны, «употребляемые в саду для приюту и убежища от дождя и для укрытия от ветра, при этом служащие приятным удалением для любящих уединение», а также такие сооружения, как гроты. Их, согласно садовым руководствам, делали «в местах сада уединенных или в лесочках. Вид оных в наружности должен представлять дикость; но внутренность требует убранства разными раковинами, зеркалами, кристаллизациями и другими блестящими камнями. Вход в них, к умножению холоду, располагается с северной стороны».

Частыми сооружениями в саду были чайные или кофейные домики. Садовое пространство, прилегающее к чайному домику, как правило, оформлялось в соответствии с ритуалом чайной церемонии. Особой экзотики добивались созданием садовых павильонов, построенных в разных архитектурных стилях разных стран и эпох: «в саду всякое зодчество приличествует от Греческого до Китайского».

Для создания у гуляющего по парку романтически-философского настроения использовали и такой прием, как руины. Это элемент выполнялся в виде искусственных развалин «древних» построек – античных храмов, гробниц, замковых башен, акведуков и другого: «Ничто не возбуждает столь удобно наших мыслей, ничто не делает столь полезными уединенныя наши размышления, как вид такого строения, которого время не могло еще совершенно разрушить». В другом уголке сада могло быть выстроено сооружение в виде ветхой хижины, шалаша или полупещеры, в которой поселяли специально для этого нанятого «отшельника», «эрмита» – человека, обязанностью которого было романтическое уединенное проживание и прогулки по саду в рубище и в уединенном размышлении.

Не менее экзотичным могло быть и растительное наполнение парка. Высаживая в грунт или вынося в теплое время года из оранжерей экзотические растения, хозяева имитировали природные уголки разных климатических и этнокультурных зон. «Искусный садовник при расположении растений, подражая природе, производит распоряжением своим красоту, которая, нас пленяя, в восторг приводит». А среди экзотических посадок укрывались различные скульптурные изваяния, довершавшие картину, имитировавшую тот или иной уголок земли или исторический сюжет. «Трогательные памятники возбуждают в нас любовь к искусствам, составляют лучшее украшение садов; но в выборе и употреблении их должно поступать весьма рассудительно. Надобно, чтоб предметы, окружающие памятник и местоположение, которое он занимает, соответствовали совершенно тем чувствам, какие он может возбудить в нас», – наставляли руководства. Непременным атрибутом пейзажного парка были всевозможные «увеселительные рощицы», составлявшиеся из деревьев одной или нескольких пород. «Увеселительные лесочки служат великим украшением сада, и никакой сад не может назваться совершенным, если не имеет оный одного или нескольких». «Лесочки увеселительные служат не к одному только украшению сада, но и к прохлаждению во время больших солнечных жаров: ибо составляют тень, когда в жаркие часы дневные другие части сада к прогулке неудобны», – говорится о них в руководствах.

Парковые аллеи, уголки, рощицы получали свои романтические названия, связанные с какими-либо событиями в семье, эстетическими пристрастиями хозяина и даже общероссийскими или международными событиями. Так, можно было пройтись по аллее «Ожидаемого благоденствия» или аллее «Братской любви», отдохнуть в «Храме дружбы», «Приюте приятелей» или «Петином домике», поразмышлять в «Зеленой зале Екатерины» и так далее.

ВОЗРОЖДЕНИЕ ВИШНЕВОГО САДА

После реформы 1861 года усадьба понесла тяжкие потери. Большинство дворян, пытаясь удержаться на плаву, распродавали свои земли и усадьбы нарождающемуся классу новых богатых и предприимчивых людей, «новых русских» той поры. Немногие старые усадьбы выдержали натиск новых веяний и сохранили свой облик почти без перемен. Большинство же утратило свой первозданный вид, приспособившись к требованиям времени. Усадьба, экономия, дача, родовое гнездо – вот те типы загородного жилья, которые сформировались к этому времени.

Во второй половине XIX века, в период эклектики, кризис идей сказался и на садово-парковом искусстве. Этот период характеризуется смешением технологий, стилей, философских и семантических концепций, использованным в создании и планировке парка. Но к концу XIX – началу XX века, в эпоху модерна, произошел своеобразный ренессанс садово-паркового искусства – вновь появилась стрижка деревьев в парках, причем стричь начали даже те виды насаждений, которые с трудом переносили подобные затеи садовников.

Революция 1917 года уничтожила не только институт частной собственности, но и феномен частной жизни, заменив ее на жизнь общественную. Усадьбы в лучшем случае превратились в дома отдыха, санатории, дома культуры, санатории и пансионаты, школы, больницы и иные медицинские и социальные учреждения, но значительная их часть была просто безвозвратно утрачена. После 1991 года большинство таких усадеб в прямом смысле оказались беспризорными – медицинские и социальные учреждения ликвидировались, государство перестало выделять средства на их реставрацию и ремонт.

В настоящее время интерес к усадьбе и к парковому искусству актуализировался не только как к памятнику истории и культуры. Среди определенных слоев россиян наметился отход от стереотипов 90-х годов, и они стремятся к большему, чем коттедж на Рублевке. Тенденция развития рынка загородной недвижимости подтверждает изменения в психологии и восприятии элитой загородного дома: большее внимание стало уделяться размеру территории и ее ландшафтному обустройству, выбору архитектурного стиля и гармоничному сочетанию построек и окружающей природы.

В этом смысле сохранившиеся исторические архитектурно-парковые ансамбли – прекрасные образцы национальной традиции загородного строительства и ландшафтного обустройства.

Фактически сейчас можно говорить о постепенном появлении нового сегмента рынка элитной недвижимости – загородных исторических усадебных комплексов, включающих в себя как объекты недвижимости, так и значительные земельные угодья. В странах Западной Европы этот сегмент рынка сложился, успешно существует и развивается. Роскошные дворцовые ансамбли, замки, загородные резиденции в Англии, Франции, Италии, Германии и других странах Европы также являются памятниками истории и культуры, но большинство из них в отличие от России находятся в частной собственности. Влияние государства на эти объекты ограничивается надзором за сохранностью и обеспечением режима доступности. Причем и в том, и в другом заинтересован прежде всего сам владелец. Зачастую именно он выступает инициатором включения принадлежащего ему объекта недвижимости в государственный кадастр памятников, а государственные службы, прежде чем дать ответ, рассчитывают, выгодно ли это государству.

В европейских странах сегодня очень популярна практика ретроспективных реконструкций, позволяющих посетителям таких мест почувствовать себя в атмосфере прошлого. В настоящее время это одно из самых перспективных направлений в развитии туристического бизнеса, индустрии развлечений, образовательных программ.       



Партнеры