Пиратство XXI века

9 июля 2007 в 13:26, просмотров: 339

Кто должен защищать права на интеллектуальную собственность – сам владелец, обнаруживший, что присвоившие его бренд безнаказанно заполоняют рынок фальшивкой, или власти? Способы борьбы разные. А изощренность методов прямо пропорциональна законодательной и экономической развитости государства, желанию самого общества бороться с дешевыми подделками. Присоединение России к ВТО, где этим вопросам традиционно уделяется повышенное внимание, делает проблему особенно актуальной.

ЧТО В ИМЕНИ ТЕБЕ МОЕМ 

Сегодня рынок интеллектуальной собственности (ИС) на 80% контролируют три страны: США, Германия и Япония. Остальное – примерно 15 развитых государств, в основном из Европы и немного из Азии.

Наглядное представление о том, какой гигантский капитал представляет собой интеллектуальная собственность, дают данные о стоимости брендов. У лидеров рынка они достигают десятков миллиардов долларов.

Речь идет не об активах, а только об имени компании. Так, стоимость интеллектуального капитала в США раз в 6 превышает стоимость капитала финансового и материального. Сегодня интеллектуальная собственность – не только важный критерий при формировании стоимости компании. Она активно участвует в образовании новых моделей бизнеса. Появляется такая ее разновидность, как бренд-компания: стремясь получить прирост своего капитала, корпорация вкладывает основные средства и усилия не в материальные активы, а в улучшение своей репутации, в ИС.

Особая сфера – научные и технические разработки, на что расходуются гигантские суммы. Так, в США компании потратили на эти цели больше, чем остальные страны «Большой восьмерки», вместе взятые. Причем если раньше основное бремя расходов на НИОКР несло на себе государство, то теперь большую часть затрат покрывает частный бизнес: например, в США это 66%, в ФРГ – 62%.

Необходимость коммерциализации ИС заставляет компании выходить на внешний рынок. А это, в свою очередь, приводит к динамичному развитию рынка ИС.

Мировой банк выполнил исследование, в котором показал, как развивается этот новый сектор услуг – получения и передачи прав использования ИС. Его ежегодный прирост составляет 9,5%, а удельный вес этого рынка в структуре мировой торговли за последние 10 лет увеличился с 37 до 42%.

ОПАСНО ДЛЯ ЖИЗНИ

Вполне закономерно, что большинство иностранных компаний, выходящих на российских рынок, очень беспокоит вопрос соблюдения прав ИС в нашей стране. Сталкиваясь с отечественными реалиями, они вынуждены думать о том, как защитить свои права. Некоторые такие компании уже накопили солидный опыт противодействия этим явлениям.

Так, немецкая компания Knauf с подделкой своих изделий впервые столкнулась 4 года назад, обнаружив, что в регионах регистрируются предприятия с тем же или похожими названиями. Потом на рынках появились товары, маркированные так же, как и оригинальные. Чаще всего подделывали сухие гипсовые смеси. Их расфасовывали в точно такие же мешки, как и фирменные.

Knauf на мешки стала наносить голограммы. Подпольные производители быстро ответили на это тем же. Компания внедрила специальные голограммы со светочувствительной краской. Пока фальсификаторам эту технологию освоить не удалось.

Появление на рынке подделок страшно не само по себе. Как правило, оно оборачивается рекламациями на плохое качество продукции. Репутации фирмы наносится ущерб.

В Knauf решили, что с фальсифицированными товарами нужно и можно бороться. Заявили об этом на парламентских слушаниях, посвященных данной тематике. Вместе с другими компаниями, в том числе конкурентами, организовали коалицию против фальсификатов. А на самых злостных нарушителей Knauf подала в суд.

По свидетельству представителя компании Бернда Гофмана, усилия оказались не напрасными. В прошлом году количество подделок сократилось более чем в 2 раза. Удалось выиграть три судебных процесса против типографий, которые незаконно печатали мешки с эмблемой фирмы. Один из владельцев типографии был условно осужден на 1 год. А фирма, которая фасовала в эту упаковку свои подделки, оштрафована на 1 млн руб.

Еще более драматически складывалась ситуация с другой немецкой компанией, Korpp, производящей выключатели. Некоторое время назад она установила контакты с несколькими российскими дистрибьюторами.

Однако один из них наладил выпуск собственной продукции под маркой фирмы. Когда это стало известно, то все связи с ним были прерваны. Однако это отнюдь не остановило его производственный конвейер, и на произведенную в России продукцию наносили клейма «сделано в Германии».

Компания Korpp приняла ряд мер: изменила дизайн упаковки, обратилась к госорганам с просьбой повлиять на нарушителей ее прав.

Реакция последовала быстро. Правда, не со стороны чиновников. Дистрибьюторы стали угрожать руководителю российского отделения фирмы. Чтобы не подвергать свою жизнь и жизнь членов семьи опасности, он решил покинуть нашу страну.

Какие меры помогут сократить выпуск поддельной продукции? Участники рынка считают, что соответствующее законодательство и высокие штрафы. Свою лепту в решение проблемы должны внести государство, правоохранительные органы, Роспотребнадзор.

Но пока против нарушений своих прав в основном приходится бороться самим компаниям.

МОЖЕМ, КОГДА ХОТИМ

Как заявляет исполнительный директор компании «Русбренд» Алексей Поповичев, в России уровень контрафакта оценивается в 15%. По данным Роспотребнадзора, на первом месте по количеству подделок – продукты питания, затем – алкогольные напитки, третью позицию занимает минеральная вода. Далее в этом списке следуют одежда, компакт-диски, бытовая техника, косметика.

Причем известны и вопиющие случаи подделок. Например, на упаковке тюбика, в котором находился клей, было написано «Витамины»...

Российское государство пытается противодействовать контрафактной продукции. Так, в Санкт-Петербурге по инициативе губернатора города создали штаб по борьбе с ней. Реализацию контрафакта в сфере аудио- и видеопродукции, программного обеспечения, по крайней мере в крупных торговых сетях, удалось снизить вдвое.
Закрыли завод по производству 3 млн. штук контрафактных дисков в год. Опыт Санкт-Петербурга хотят распространить на Москву и другие регионы.

Усиливают борьбу с контрафактом и теми, кто его изготавливает, правоохранительные органы. В МВД считают, что за последний год количество привлеченных к административным наказаниям фальсификаторов увеличилось на 51,2%, а число уголовных дел увеличилось на 145%. Правда, по сравнению с 1995 годом.

По словам Алексея Поповичева, для эффективного противодействия завозу контрафакта важно сотрудничество с таможней. Сдвиги есть. В 2004 году в таможне было заведено 186 дел, связанных с ввозом в страну контрафактной продукции, в 2005 году – 354, а в 2006-м – уже 1628 дел.

Однако эти успехи могли бы быть более значительными, если бы сами компании активнее проявляли себя. Таможенники могут выявлять поддельные партии продукции только тех фирм, которые зарегистрировали у них свои товарные знаки. А их пока в таможенном реестре всего примерно 850.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЙ БУМ

Высокая степень защищенности интеллектуальной собственности характеризует промышленно развитые страны. В развивающихся государствах она явно недостаточна.

Между тем сегодня распространение контрафактной продукции захлестнуло весь мир, а Россия становится перевалочным, транзитным каналом для ее переброски в другие части мира из главной мировой кузницы контрафакта – Юго-Восточной Азии.

Поскольку Россия позиционирует себя в мире в качестве развитого государства с хорошим законодательным полем, то ее законодательство по регулированию интеллектуальной собственности должно соответствовать лучшим мировым образцам.

Член Экспертного совета по правовому регулированию и защите интеллектуальной собственности Государственной думы Юрий Михайличенко считает, что наша законодательная база еще в тот момент, когда мы начинали переговоры по вступлению в ВТО по этим вопросам, в целом соответствовала европейскому уровню.

Однако когда правительство заявило, что приоритетом развития России являются высокие технологии, планку защиты прав интеллектуальной собственности повысили. Приняли 4-ю часть ГК, которая должна вступить в силу с 1 января 2008 года.

Помимо этого в прошлом году подготовили еще четыре законопроекта. Первые три касались ужесточения уголовной ответственности за выпуск и продажу контрафакта. Законодатели перевели эти преступления в разряд тяжких с увеличением срока наказания до 6 лет, приравняв их к грабежу.

Еще один законопроект касается лекарственных средств. Он ограничивает появление на рынке дженериков.
Другой законопроект – это поправки к ФЗ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров». В его разработке участвовали многие бизнес-ассоциации, связанные с защитой товарных знаков.

Однако юристы по-разному относятся к предстоящим нововведениям. Согласно 4-й части ГК правообладатель товарного знака получает право требовать 100-процентного возмещения ущерба. Но, как отмечает юрист компании CMS Hashe Sigle Светлана Турбанова, в суде этого добиться крайне сложно.

В то же время законодательство предоставляет и новые возможности. Если размер компенсации не превышает 180 тыс. рублей, то получить ее гораздо легче, так как не надо доказывать размер ущерба, а только сам факт нанесенного ущерба.

СТОЛКНОВЕНИЕ С РЕАЛЬНОСТЬЮ

И все же главная проблема даже не в самом законодательстве, а в правоприменительной практике. А она ужасна. Наши судьи в большинстве своем слабо разбираются в проблематике защиты товарных знаков и подделки товаров. И обычно никто не утруждает себя поиском фактов по таким делам. Поэтому если какая-то компания хочет выиграть процесс, то она же и должна озаботиться предоставлением доказательств.

Причем иногда возникают парадоксальные ситуации, когда по одному и тому же делу суды могут выносить прямо противоположные решения. Такой случай произошел в Саратове. Подали два иска, оба они касались одной партии товаров. Первый подала таможня, а второй – сама компания. Так вот, таможенникам в удовлетворении претензий отказали, а компания свой процесс выиграла.

Не исключено, что есть смысл использовать зарубежный опыт. Скажем, в Германии существуют специализированные судебные палаты, которые занимаются именно такими делами.

Однако надо смотреть в будущее. Скоро главной проблемой для защиты интеллектуальной собственности станет Интернет. Именно туда перемещается основная часть аудио- и видеопродукции. И, по словам Юрия Михайличенко, вместе с заинтересованными бизнес-структурами законодатели приступили к разработке основ концепции регулирования этой сферы. На этот раз государство намерено сыграть на опережение событий, а не бежать им вдогонку.    

Стоимость брендов – лидеров рынка (в млрд. долларов)

Соса-Соla    70
Microsoft        65
IBM    52,7
GE    42
Nokia    35
FORD    30
Mcdonald’s    25



Партнеры