Пореченков снял свою дочь

В русской версии фильма “Коммандо” участвуют братья Пресняковы

10 июля 2007 в 18:00, просмотров: 408

“Агент национальной безопасности” ударился в режиссуру. Его “День Д” обещает стать русским ремейком легендарного “Коммандо”. Стало быть, Пореченкову предстоит стать самим Шварценеггером. На это у него есть бюджет — 5 миллионов долларов, причем без господдержки, все “из собственного кармана”. Сценаристы — в лице наискандальнейших братьев Олега и Владимира Пресняковых (“Изображая жертву”).

И композитор — не менее скандальный Сергей Шнуров. О новом фильме, судьбе Дома кино и обязанностях первого секретаря СК Михаил Пореченков рассказал в эксклюзивном интервью “МК”. Кстати, весь наш разговор рядом сидела девятилетняя дочь актера Варвара, которая сыграет в картине отца свою первую роль.

— Что значит “День Д”?

— Вот моя дочка подсказывает — День десантника. Кто-то этот день проводит здесь, купаясь в фонтанах, а кто-то там — спасая родную дочь.

— И чем ваш фильм будет отличаться от остальных?

— Я немного устал от нашего эстетствующего кинематографа, который разговаривает со зрителями сложным языком. У нас еще есть простые люди, для которых нужны простые слова. Вот ими мы и будем пользоваться.

— Сценарий братьев Пресняковых, саундтрек Сергея Шнурова… Скажите честно, мата будет много?

— Мата не будет. А Шнурова мы “запикаем”, если потребуется.

— У вас есть права на создание ремейка?

— Наши юристы вовсю этим занимаются. Я думаю, что риск неудачи здесь минимальный, потому что это не прямой ремейк “Коммандо”. Просто мы делаем такой рекламный трюк. “День Д” — скорее кино по мотивам этой картины. У нас и герой другой, и события. А права на фильм подразумевают под собой комплекс: раскадровка, музыка, сценарий. Мы же покупаем только идею.

— Почему решили снимать ремейк именно на “Коммандо”, а не на “Крепкий орешек”, например?

— Во-первых, там совсем другая бюджетная история. Во-вторых, я как-то меньше похож на Брюса Уиллиса — он же лысый! А это Гоша Куценко. Давайте Брюса Уиллиса к нему: он его друг, брат-приятель и — лысый. Не то чтобы мой друг-приятель — Арнольд Шварценеггер, но я вроде как самый большой из артистов. Ну и, в-третьих, хотел поиграть в тех героев, которых с детства люблю.

— Расскажите подробнее, как вы готовитесь к роли.

— Тренирует меня человек, который профессионально занимался бодибилдингом, — призер чемпионата мира и четырехкратный обладатель Кубка Украины по пауэрлифтингу. Ведь видеоряд очень важен. И когда выходит какой-то дохлый, щуплый человек, трудно поверить, что он мастер боевика, если это не Брюс Ли. Мы и на роль злодея не случайно позвали Боба Шрайбера — многократного призера боев без правил. Потому что если он скажет, что убьет, никто сомневаться не будет. Мы хотим сделать столкновение двух локомотивов.

— У Шварценеггера есть свой фирменный суровый взгляд. А вы чем будете зрителей удивлять?

— Будем использовать что Бог дал, плюс мама с папой и тренер… Но на Шварценеггера я с детства смотрел с восхищением! Это герой, и серьезный, созданный очень правильно.

— И сегодня он уже второй раз выбирается губернатором Калифорнии. Вот и вы совмещаете свои актерско-режиссерские занятия с должностью первого секретаря Союза кинематографистов. Не мешает?

— Не-а. Коротко и ясно. Трудно, много времени отнимает, но не мешает.

— А что там со скандалом вокруг Дома кино?

— Мир — и это самое главное. Всех волнует только одно — Дом. А меня это интересует меньше всего. Мне важно, какое место Союз кинематографистов займет в новом кинопроцессе.

— И что входит в ваши обязанности?

— Так и не скажешь. Много всего. Начиная с хозяйственной деятельности и заканчивая регулированием подразделений в других городах. Нас же, кинематографистов, много. Это и пенсионеры, о которых нужно заботиться. И Московский фестиваль, которым нужно заниматься. Опять же эти законы, которые принимают по интеллектуальной собственности. Все эти задачи и проблемы лежат на наших нехрупких плечах.

…Тут дочери первого секретаря, видимо, надоели эти серьезные разговоры, и она решила привлечь внимание к себе, начав то снимать, то надевать солнцезащитные очки со стеклами цвета радуги. И разговор, конечно, переключился на Варвару.

— Михаил, почему вы дочку в свой фильм взяли? Не жалко ребенка по съемочным площадкам таскать?

— Мы честно проводили кастинг, но чужие дети с испугом смотрели на меня, и я не очень понимал, как с этим бороться. А с Варварой у нас полное взаимопонимание. К тому же ей и по фильму надо играть мою дочь.

— Варвара, не страшно браться за такое серьезное дело?

— Нет, не страшно. Мне секреты разные рассказали. Например, в боевиках ведь все стреляют, что-то взрывается, и актеров по фильму часто убивают. А потом выходит следующий фильм, и там опять этот актер снимается, но уже живой. Я этого не понимала раньше, а потом…

Михаил: — Оказалось, что все понарошку.

— Варя, а слов у тебя много в сценарии?

— Несколько криков и три слова.

После разговора с семьей Пореченковых корр. “МК” задал несколько вопросов семье Пресняковых.

— Пресняковы — это псевдоним?

— Если бы мы придумывали псевдоним, было бы что-нибудь попроще. Орбакайте, например, — пояснил Владимир.

— В вашем первом киносценарии вы достаточно претенциозно и хлестко заявили, что “русское кино — в жопе!” Продолжаете так считать?

— Этого мнения придерживается наш персонаж (герой Юрия Чурсина. — Н.К.), которого мы очень отстаивали перед создателями фильма, — они как огня боялись этой фразы.

— Кого и куда вы посылаете в новом сценарии?

— Мы вообще никогда никого никуда не посылали. Просто актеры очень недисциплинированны, и в процессе репетиций их посещает какая-то эмоция, и они начинают материться. И даже сцена МХТ для них уже не препятствие.

СПРАВКА "МК"

День Д  — 6 июня 1944 года. День высадки союзников в Нормандии, открытие Второго фронта в Европе. В этот день американские войска потеряли 6603 человека, в том числе 1465 убитыми, англичане и канадцы — около 4 тысяч человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.



Партнеры