Отдай и не греши (Письма президенту)

11 июля 2007 в 17:45, просмотров: 872

А то, что ты выслал

на прошлой неделе,

Мы давно уже съели!

Детский стишок

Владимир Владимирович, ни один министр не арестован, трехдневные билетики (о которых я писал вам во вторник) не запрещены. То есть обещанные вами на прошлой неделе действия власти “исключительно в интересах рядового человека” еще не включились. Шнур не дотянулся? Вилка не воткнулась в розетку?

Вы нарочно спросите министров: ужели последние дни они занимались исключительно рядовыми? Нет? Всё еще собой?

Ладно, продолжим борьбу за воплощение в жизнь ваших обещаний.

На прошлое письмо (о бесплатном проезде) пришла куча откликов, в том числе несколько очень грубых.

Человека, чьи мытарства были описаны, называют крохобором. Мол, должен был бы спасибо сказать за бесплатный проезд, а он еще недоволен. Говорят, будто и вам на него наклепали: мол, как он смеет докучать президенту из-за каких-то грошей.

Насчет грошей — это заблуждение. За гривенником сейчас мало кто нагнется, но тот, кто придумает, как у всех граждан стащить по гривеннику (10 копеек), получит полмиллиона долларов, а это уже не гроши.

А человек тот — не крохобор, он, скорее, олух. Он (по возрасту) мог бы уже год получать пенсию и ездить бесплатно, но он работает, устает, ему было некогда и неохота собирать бумажки.

За этот год он на проезд, выходит, потратил больше десяти тысяч. Кто-то же ведь эти деньги получил? По инерции кажется, будто они достались государству, но на самом деле трудно понять, в чьем кармане они осели.

Вы уже читали, как он приплелся наконец в Пенсионный фонд Российской Федерации, в то “окно №1” (для “первичников”). Не желая вас слишком огорчать, я написал только про справку и трехдневные билетики. А про пенсию — не написал.

Девушка, сидящая за столом, который называется “окном”, только усмехнулась, когда он спросил, с какого момента ему будет выплачена пенсия.

— С момента обращения.

— Но я уже год имею право…

— По закону Государственной думы — с момента обращения!

Было бы справедливо, если бы и гражданин мог так обращаться с государством, как оно с ним.

Приходит к тебе налоговая полиция, требует денег за какие-то прежние годы, а ты ей спокойно:

— С момента обращения!

Но, как вы понимаете, такому будет только хуже. Арест, конфискация, зона…

Пенсия, которая человеку положена, возникает не в момент обращения, а раньше — когда он работал. Он ее уже заработал. И это его дело, когда забрать заработанные деньги.

Может, он болел, может, забыл, может, долго был в отъезде или работает с утра до ночи, а может, он просто дурак. Так скажите ему спасибо, что его деньги год крутились в госфондах или где там.

Вы обещали (извините, опять напоминаю) “действовать исключительно в интересах рядового человека”. Речь не шла об умных, расторопных. Речь — о рядовых, среди которых есть больные, бестолковые и даже сумасшедшие.

Но государству как-то стыдно пользоваться слабоумием рядового гражданина. То есть голосовать — иди, вот тебе бюллетень, а денег — фигу.

А ведь пока он был молод, государство не чуралось его труда. Оглянитесь, Владимир Владимирович, все электростанции, железные дороги, заводы, города, корабли и Останкинская башня — всё построено людьми, которым платили очень маленькую зарплату.

Беременность начинается с момента зачатия, а не с момента обращения в роддом. И кормить человечка надо с рождения, а не со дня регистрации в загсе. Таких дурацких примеров можно придумать кучу. Но кому достались наши деньги? Ведь они, повторяю, заработаны; и обратись человек вовремя — были бы ему выплачены. Куда они делись?

Тому, кто вовремя обратился, тоже не всегда везет. Вчера разговорился с кондукторшей в Химках (троллейбус №202). Она на три месяца позже начала получать. Требовали с нее какое-то свидетельство из загса о замужестве. Пока писала в далекий город (где вкалывала во вредном цеху), пока ждала ответов с гербовой печатью, прошло три месяца. Потеряла 18 тысяч рублей.

Но ведь пенсия не зависит от семейного стажа. Она — от рабочего стажа. Важно, сколько работала, а не сколько раз была замужем.

***

— Пишите, — диктует начальница окна. — “Прошу назначить пенсию, исходя из заработка 1997—2001 года”.

— Простите, — возражает первичник, — но мне лучше исходя из последнего года. Я сейчас больше получаю.

— По закону Государственной думы!

Владимир Владимирович, он брыкаться не стал, написал как велено. Но вопросы его мучают уже вторую неделю (я с ним очень близко знаком, мне его мысли известны совершенно точно).

Он не понимает, почему у него отнимают два года трудового стажа за то, что какой-то кадровик 15 лет назад неправильно поставил штамп в его трудовой книжке. Почему за эту чужую ошибку он до самой смерти должен платить 90 рублей в месяц?

Он не понимает: почему пенсия депутатов Думы — 75 процентов от последнего года (когда зарплата у них очень большая). А у рядовых (в чьих интересах должны, как мы с вами понимаем, действовать депутаты) — 50 процентов от заработка десятилетней давности.

1997—2001 годы — это годы бардака, дефолта, черных зарплат. Официальные зарплаты тогда были очень маленькие. Но разве в этом виноваты рядовые? Вообразите, Владимир Владимирович, рядового, который подходит к генералу и требует платить по закону. Не можете? Воображения не хватает? У меня тоже.

Депутаты Госдумы себе узаконили 75 процентов за то, что иногда заходили в зал нажать кнопку (пять тысяч долларов за правильный нажим). А за то, что 40 лет водил автобус, учил, лечил — 50 процентов от пяти тысяч рублей. Почему?

Пенсию (по закону Госдумы) первичнику выписываете по заработку 1997—2001 годов. А хлеб, картошку, сахар не хотите ему продать по тогдашним ценам?

Император Калигула — растленный садист — ввел своего коня в Государственную думу, по-ихнему — в сенат. Он сделал коня сенатором, и это на тысячи лет стало примером беспредельной диктатуры, полного презрения к правам человека.

Но теперь думаю, что конь был хорошим сенатором. Он не брал взяток за голосования, не лоббировал интересы негодяев, не принимал законов о ввозе в Римскую империю чужих ядерных отходов. Нам бы в Государственную думу сотни три таких коней вместо наших сви… людей.

***

Те, кто считает такие разговоры крохоборством; те, кто возмущается, что вас (президента!) осмеливаются беспокоить такими пустяками — у них с мозгами что-то не так.

Потерпевших миллионы (значит, речь о многомиллиардных суммах; захотите уточнить — спросите Зурабова).

Эти миллионы — граждане России. И ваш главный долг — изо всех сил отстаивать их интересы. Но как посмотришь — Олимпиаде больше везет.

А почему?

А потому что Олимпиада нужна, а старики — нет.

Когда-то давно они были необходимы. Они были носителями опыта, знаний; хранителями традиций, устоев. Теперь носители знаний — флэшка и жесткий диск. А устои не нужны, они только мешают шнырять.

Когда-то старики были нужны всем. Потом — внукам. Теперь — никому. (К тем бабушкам-дедушкам, что живут отдельно, внуки редко питают истинную любовь. Потому что эту любовь надо питать — в смысле кормить — от роду. Ребенка, извините за неуклюжее выражение, надо поливать собою каждый день, а если шоколадку в Новый год и куклу в день рождения — не взыщите.)

Пенсионеры не нужны. Власть, экономисты, политологи прямо говорят: пенсионеры — обуза для экономики. А экономика (деньги) теперь — наша национальная идея. “Вот беда, у нас скоро будет 30 процентов пенсионеров!” — говорят они. Даже не замечают, что сказали: “Старики — беда для Родины”.

И дети не нужны. Судя по миллионам беспризорников… А еще больше детей, которые не считаются беспризорниками, потому что иногда ночуют дома.

Дети перестали обеспечивать старость. Стали обузой.

Многие из тех, кому сегодня двадцать—тридцать, произведут и вырастят такое поколение, которое родителей просто съест (что в общем-то уже происходит). Конечно, они придумают более приличное название, но суть процесса от этого не изменится. И сегодняшнее положение стариков через 40 лет будет казаться раем. Внуки-правнуки жестоко (хоть и невольно, не сознавая) отомстят за дедушек-бабушек.

…Россия по богатству на каком-то неплохом месте. Есть страны, где живут гораздо беднее. Почему люди там живут дольше? Может быть, там меньше денег, но больше уважения?

Все думаю, как заставить власть выполнить ваши обещания. Самый простой путь — немедленно отменить каникулы депутатов, вернуть их в Думу (уверяю, они вас безропотно послушаются), и пусть они проголосуют за отмену всех своих депутатских привилегий и льгот.

Мы же не видим их действий в нашу пользу. А значит, они не выполняют главную свою обязанность (не отстаивают наши интересы). И значит, не за что им привилегии получать.

Раз они способны действовать исключительно ради себя, надо сделать их рядовыми, и они немедленно начнут действовать в своих (теперь рядовых) интересах. (Только бы сгоряча не забыли о Верховном Главнокомандующем.)

***

Тихо. Все сидят перед телевизором в своих конурках. Один раз вышли на улицу в 1905-м… Ох, простите — в 2005-м. Но тогда власть сама организовала массовые выступления людей, отняв льготы у всех разом.

А приключения со справками, билетиками, печатями и прочие формы государственного грабежа и издевательства происходят с каждым отдельно. Вот и тихо.

…Политики склонны много обещать. Чем меньше они чувствуют личную ответственность, тем легче и больше обещают. Их слова нуждаются в проверке. Иногда эта проверка очень проста. Достаточно задуматься и задать вопрос.

Например, политик с невероятной убежденностью, с огромным жаром заявляет:

— Будем сражаться до последней капли крови!

Надо всего лишь спросить:

— Чьей?

***

За безвозмездную сдачу крови донору полагался отгул. Я был волен отгулять немедленно, а мог присоединить к отпуску. Но отгул не пропадал.

Разве те, кто работал долгие годы, не сдали свою кровь, силы, жизнь? Им платили процентов семь от заработанного. Остальное превращалось в танки, ракеты, в гастроли балета и — государственные деньги.

Государство уничтожило сбережения в 1992-м, устроило инфляцию, девальвацию, деноминацию, дефолт — и всякий раз рядовые люди теряли всё или почти всё, а не люди обогащались невероятно.

И вот теперь приходит рядовой, который по глупости думал, что хотя бы заработанное ему отдадут, а ему — фигу.

автор, почетный донор СССР.



    Партнеры