Как умыть гегемона?

Прыгуны в воду заглянули в Пекин-2008

12 июля 2007 в 18:59, просмотров: 659

Только что закончившийся в Электростали чемпионат России по прыжкам в воду показал, что наша сборная неплохо идет к Пекину-2008 по планам, которые были приняты после чемпионата мира в Австралии. Тренерский совет остался доволен и убедился: комплексный анализ Мельбурна, а затем грамотно расставленные проблемные акценты были не напрасны.

Более того, чемпионат даже удивил тренеров — юниоры нахально вступили в бой с первыми номерами сборной. А член юношеской сборной России Виктор Минибаев вообще показал в Электростали самую сложную в мире программу!

СУХОЙ АЙСБЕРГ

— Вы не поверите, юниоры удивляли нас все дни чемпионата, — порадовался главный тренер сборной России по прыжкам в воду Алексей Евангулов. — На чемпионате не выступали, например, наши сильнейшие вышечники Глеб Гальперин и Дмитрий Доброскок, но прекрасно проявили себя Роман Измайлов, его тренируют супруги Гальперины, Аркадий Айдаров, воспитанник Вячеслава Трошина. В синхронных прыжках интересно было наблюдать, как выступает дуэт Дмитрия Саутина и Юрия Кунакова. В последнее время Кунаков, который вдвое моложе Димы, очень прибавил. Вообще чемпионат оставил много впечатлений. У девушек порадовали выступления на 3-метровом трамплине, в хорошей форме Юля Пахалина, Настя Позднякова, хорошо прыгала и Ирина Лашко. На мой взгляд, ее прыжок по уровню намного превзошел ее же результат на последнем чемпионате мира. Правда, это не помогло ей подняться выше третьего места, она пропустила вперед Пахалину и Позднякову. Представляете, какая конкуренция? По-прежнему слабым местом в нашей команде является женская вышка. Но это проблема всего мира, за исключением Китая. Значит, будем работать.

Вот в Китай все в ближайшее время и упирается. Во-первых, Игры пройдут в Пекине, во-вторых, китайцы — гегемоны. Правда, наши специалисты уверены, что ничего волшебного или фантастического они не делают.

Главное — не убеждать себя, что все равно проиграешь. Они, конечно, очень сильны, но бороться с ними можно. Те, кто наблюдал за тренировками китайских прыгунов, отмечают, естественно, их колоссальную работоспособность. И — те же самые способы подготовки, что и у россиян.

“Они готовятся, как и мы, — говорят тренеры. — Мы, например, в зале на лонже спортсменов тренируем, знаем, что такая подготовка — это нижняя часть айсберга. Ведь в бассейне все видят уже только верхнюю часть. А нижняя проходит в “сухости”. Это называется “сухой зал” — батут, вышка, трамплин, акробатика и даже хореография. Так вот у китайцев ничего нового нет, но есть колоссальные объемы нагрузок. Некоторые говорят: ну конечно, китайцев миллиард, они могут выбрать себе спортсменов. В Китае занимается прыжками в воду ничуть не больше народу, чем в России. И у них практически нет юношеских прыжков, они лет с 12 выступают в соревнованиях. Многие им говорят: как это вы пренебрегаете этим периодом — кости молодые, идет взросление… Да китайцы плевать на это хотели. Дети делают взрослую программу в 12 лет, а в 14 становятся олимпийскими чемпионами. Они за этот короткий период добиваются максимального результата. У них девочка стала олимпийской чемпионкой в 14 лет, в 15 она еще чуток попрыгала, а в 16 обеспечена на всю жизнь и занимается уже чем-то другим в жизни. Конвейер”.

ВЫПИЛ, ПРЫГНУЛ, СВОБОДЕН…

На чемпионате России свою очередную победу одержал неутомимый Дмитрий Саутин. Еще перед турниром “Весенние ласточки”, который состоялся месяц назад, главный тренер заметил: “Мне очень интересно было посмотреть на Диму. И вот, когда я его увидел после перерыва, который мы сделали после чемпионата мира, он мне очень понравился. А я уже научился определять его состояние даже по внешнему виду: стройненький, поджарый — значит, хорошая физическая форма. Потом на турнире понял, что и технически он очень неплохо выглядит”.

На чемпионате России в Электростали двукратный олимпийский чемпион 33-летний Дмитрий Саутин выиграл соревнования прыгунов с трехметрового трамплина, а еще синхронные прыжки вместе с Юрой Кунаковым.

Шестнадцать лет разницы абсолютно не мешают им понимать друг друга. А возраст Саутина — и вовсе не повод для беспокойства. Потому что помимо блестящих выступлений у него теперь есть прикрытие и поддержка. На чемпионате мира 36-летний канадец Артуро Мирандо завоевал “серебро”. И этой медалью перечеркнул, как шутят специалисты, все существующие теории о возможностях человека. И доказал, что возраст не играет против прыжков в воду. Скорее играет на руку характеру. Кстати, Ирина Лашко старше Димы на год, Юле Пахалиной будет 31 год.

Возраст не проблема, а вот здоровье ведущих прыгунов — проблема всеобщая. “Где-то что-то не хватало, предположим, досок трамплинных, оборудования какого-то, но все это решается, — рассказывают тренеры. — Попросили, нам помогли и в Госкомспорте, и в Олимпийском комитете, Ассоциации летних видов спорта, а здоровье, как говорят, не купишь. Хотя в принципе немного неправильное это утверждение, потому что деньги и в этом вопросе играют решающую роль. Для того чтобы сейчас поправить здоровье Глебу Гальперину, нашему лидеру мужской вышки, ему надо было ехать на лечение в Израиль. Очень дорогое лечение в дорогой клинике полностью, к счастью, оплатил спонсор. А восстановительные препараты, питание, лекарства и так далее? За этим надо очень тщательно следить”.

И следить, начиная, казалось бы, с ерунды. Обычный цитрамон, например, принимать теперь спортсменам нельзя — запрещен. И имодиум, который раньше спасал, особенно в южных странах, где пища для россиян непривычная, сейчас тоже уже нельзя. “Ну, — шутят в тренерском штабе, — здесь мы обыкновенным углем обойдемся. А вот всякие пищевые добавки, конечно, очень нужны и во время стартов, и во время тренировок: сделал серию прыжков, развел, например, желтенькую жидкость, выпил — попрыгал, потом развел какую-нибудь красненькую, с витаминами, минералами да калориями, выпил — попрыгал”. Со стороны именно так примитивно и выглядит научный подход к тренировкам. 

Надо следить и за питанием — возить с собой килограммы необходимой еды, а когда сборная выступает в пределах Родины, то обеспечить ее изюмом, шоколадом, черносливом, курагой, лимонами да апельсинами.

РАСПИСАНИЕ НА ЗАВТРА

Кстати, Глеб Гальперин, триумфатор чемпионата мира, уже приступил к тренировкам и готовится к сентябрьским стартам. Опыта восстановления ему не занимать — в прошлом году, например, он привез с чемпионата Европы две золотые медали. А выступал там после перелома плюсневой кости. Отбросил гипс и костыли практически в день отъезда, тут же, в три дня, освоил новый прыжок, и тут же, еще через три, пошел выигрывать.

— Мы ждали чемпионат России, теперь соберем элиту тренеров, выслушаем индивидуальные планы, потом все соединим, — говорит Евангулов. — Чем ближе к Играм, тем более краткосрочные планы мы делаем. Сейчас на три месяца планируем, потом по месяцу будем. Мы гибкие люди и часто идем на серьезные изменения в планах...

— Из-за чего это может произойти?

— Вот, например, впервые ФИНА организовала мировые серии, которые состоятся в сентябре, — и они никак не вписываются в наши планы. Это новые соревнования, в которых участвует лучшая восьмерка в индивидуальных прыжках и лучшие синхронные пары с первого по шестое место. Эти соревнования рангом считаются выше, чем Гран-при, что-то типа теннисных турниров по всему миру. По нашим прыжковым меркам в мировой серии высокие призовые, спортсменам оплачиваются все переезды и так далее. Цель — поднять имидж прыжков в воду. Но в мировой семье прыгунов это пока не принято с распростертыми объятиями. Потому что Гран-при доступно всем, а здесь круг ограничен, только для элиты.

— Проигнорировать нельзя, потому что надо беречь имидж?

— Можем проигнорировать, но как я скажу: ребята, вы знаете, в мои планы не входит получение вами денег в этой серии, потому что мы должны в это время то-то и то-то? Так что, видимо, наши планы надо подгонять под новые старты, сдвинуть восстановительный период и т.д. То есть надо сейчас садиться за “круглый стол” и думать. Военные игры у нас есть тоже осенью — и тоже планам мешают, а военнообязанных у нас 90 процентов. Военные просят: давайте нам сильнейших, а я говорю: возьмите вторые составы. “Как же так? Нам нужны Саутин да Гальперин!” А я хотел бы их в октябре после мировой серии послать куда-то на сбор, например, в Анапу. Или в санаторий. А им надо форму надевать.

— Что делать?

— Вести переговоры. Мы не хотим конфликтов, не хвастаясь, могу сказать, что мы одна из самых спокойных федераций, хотя это не значит, что у нас все гладко и такая тишь кругом. Мы тоже очень бурные, эмоциональные, но пытаемся быть мудрыми и находить мудрые решения. Без этого ни на Игры, ни в будущее — никак…



Партнеры