Дитя природы

И на пятом десятке Кондулайнен остается обаятельной и привлекательной

13 июля 2007 в 15:19, просмотров: 758

В СССР, как известно, секса не было, но зато в 90-м году у нас появился свой первый секс-символ. Елена Кондулайнен снялась в фильме “Сто дней до приказа” обнаженной — это был вызов общественной морали. Свою репутацию женщины-вамп поддерживает Елена и сейчас, снявшись в эротической фотосессии. “Ну ни одного приличного мужика нет”, — жаловалась она корреспондентам на фестивале “Литература и кино” в Гатчине, презрительно оглядывая киношную публику. Здесь она вела церемонию открытия, где спела с надрывом песню собственного сочинения “Одинокая волчица”, которая звучала как призыв.

— Елена, “Волчица” — это так откровенно о себе?

— А почему нет? Я действительно сейчас свободна и одинока. “Бродит стая, рыщет стая, только ты всегда одна, одинокая волчица, одинокая душа” — эту песню я написала за 10 минут. После трех замужеств в результате я осталась одна, точнее, с двумя сыновьями, которых обожаю и ради которых зарабатываю на жизнь и концертами тоже. Моя жизнь не такая уж безоблачная, как может показаться на первый взгляд. Был период, когда я практически не снималась. Сейчас, слава богу, это время осталось позади.

— Неужели из-за скандальной репутации режиссеры боялись вас приглашать?

— Меня не хотели снимать из-за моей фамилии. Даже не звали на пробы. В историческом фильме “Русь изначальная” меня утвердили под псевдонимом Иванова. После этой картины я даже придумала себе новую фамилию — Русова, под которой собиралась дальше работать в кино. Но тут грянула перестройка, и пошла мода на все иностранное. Моя фамилия стала мне уже помогать, а не мешать.

— Откуда такая фамилия?

— Я родилась в Ленинградской области, на крошечном хуторе рядом с поселком Тосково. Там со времен царя Гороха жили выходцы из Швеции, Финляндии, Германии, Англии. Во время войны многие поменяли фамилии из соображений безопасности. Но мой отец, по национальности ингерманландец, этого делать не стал, так наша фамилия осталась продолжать род Кондулайнен.

По древней же привычке предков мы жили в отдельно стоящем хуторе посреди леса. Так что на несколько километров вокруг ничего не было, кроме деревьев. Как все хуторяне, жили натуральным хозяйством: держали коров, свиней, овец, кроликов, кур. Я, как и все, пасла скотину, доила коров, кормила кроликов и кур, помогала маме сажать и убирать картошку и морковь. То есть я знаю сельский труд от и до, все его премудрости и тонкости. И никогда он мне не был в тягость. По-другому ни я, ни мои предки никогда не жили, крестьянские гены передавались друг другу по наследству. Всегда у нас была земля, скотина и потребность жить подальше от людей.

— Так и росли лесной дикаркой?

— Наверное, я мало общалась со сверстниками. Ближайшее жилье от нас находилось за три километра. В школу ежедневно ходила через лес. Кстати, именно в школе я впервые столкнулась с расовой неприязнью, меня, как и многих финнов, называли “чухной поганой”. Поэтому друзей у меня особо не было.

— Жить в глуши не было страшно?

— Бояться у нас было некого. Мы жили тихо, спокойно. Родители были заняты по хозяйству, а я предоставлена сама себе. В этой земле издревле было немало мистического. Общение с природой доставляло мне тогда единственную радость. Вокруг нашего хутора места были сказочной красоты. Природа никогда не надоедает, она каждый день разная. Я, как Маугли, все время играла в лесу, разговаривала с камнями, которых там очень много, с деревьями, животными. Мы так привыкли к тому, что, кроме нас, никого вокруг нет, что я голышом скакала на лошади, так же купалась и вела себя буквально как дитя природы. Собственно, я им и была, никто не мешал мне расти вольно, не придерживаясь никаких условностей.

— Ну вроде бы условности и дальше вас особо не тяготили… Сцены с вашим участием в картине Хусейна Эркенова “Сто дней до приказа” вызвали не только шок у зрителей, но и скандал в кинематографической среде...

— Да, те, от кого зависела дальнейшая судьба фильма, долго не пускали его на экран, возмущаясь многими сценами. Признаюсь, я и сама была шокирована отдельными съемками, но все равно соглашалась на все предложения режиссера. До этого тема секса многие десятилетия была под запретом. И этот фильм был сродни революции. Сегодня никого уже не удивишь откровенными, обнаженными сценами. На фоне того, что показывают по телевидению в детское время сейчас, наш фильм выглядит просто целомудренно.

— После “Ста дней…” вас всенародно признали секс-символом. Да и все последующие роли, как, например, в кинокомедии “Болотная стрит, или Средство против секса”, в эротической мелодраме “Дафнис и Хлоя” еще больше укрепляли ваш статус. Вы ведь даже стали членом жюри проводимого “МК” конкурса “Мисс грудь”. Не тяготит?

— Как сказать. К сожалению, эти картины знают немногие. Зато фотографии, где я снималась обнаженной, заполонили Интернет на долгие годы. Стало очевидно, что человек внутри себя похотлив. Что ему это интереснее, чем какие-то душевные переживания актрисы. Меня стали называть Марлен Дитрих и эротическим символом России.

— Но вы сами провоцировали на спор проехали топлесс по городу в открытой машине, затем и вовсе создали свою Партию любви...

— Кстати, в нее не посчитали зазорным вступить Александр Панкратов-Черный, Михаил Звездинский, Мария Арбатова, Борис Хмельницкий, Алексей Глызин… Я настроена на волну любви каждый день. Любовь — это молодость! Я думаю, что Партия любви самая многочисленная, поскольку нет человека, который бы не любил или не был любимым.

— Елена, а что это вдруг киноактриса и запела? Дань моде?

— Ну пою я с детства — окончила музыкальную школу и даже собиралась поступать в консерваторию. Я уже восемь лет пишу песни. Диск “Одинокая волчица” — это мой дебют, там тринадцать песен. Как и все вокруг, я меняюсь с годами. Накапливаю наблюдения, душевные переживания, какие-то мысли. Захотелось их выразить в музыке и стихах. У меня много песен, но поскольку мне не донести их до слушателей, я перестала сочинять новые. Ну не могу делать это в стол. Вообще творчество — мучительная вещь. В свое время я блестяще пародировала Мэрилин Монро, Марлен Дитрих, Мирей Матье, Любовь Орлову... Сейчас хочу повторить этот опыт.

— Зрители принимают?

— Я знаю, как меня воспринимает зритель, и стараюсь ему подыгрывать, чтобы не развенчивать однажды созданный образ секс-символа, каковым меня окрестили. Сейчас, выступая с концертными программами по всей России, я вижу, как отношение ко мне меняется, люди начинают обо мне думать иначе. И слава богу. Я благодарна жителям Твери, которые очень тепло меня принимали. Не хотели отпускать. Администрация города предложила мне квартиру, только чтобы я пела для них. Это помогло поверить в то, что мои песни кому-то нужны, что они задевают зрителя, находят у него встречные ассоциации. Потому что я пою о том, чем живу, рассказываю о своих чувствах и мыслях, стараюсь быть откровенной.

— Я слышала, что вы отказывались сниматься в сериалах, исключение было сделано только для “Маросейки, 12”, а тут одна за другой мыльные оперы с вашим участием…

— Прочитав сценарий “За все тебя благодарю”, я поняла, что Вероника — это моя роль! По просьбе зрителей роль моей героини из второстепенной сделали главной. У моего персонажа потрясающее обаяние. А в сериале “Сеть” гримеры превратили меня в спившуюся мать, одну воспитывающую дочь. Роль была настолько интересной, что я без раздумий на нее согласилась. Я там страшнее Квазимодо! Ни один секс-символ до меня не осмелился появиться на экране в том виде, в каком увидят меня зрители в этом сериале.

— Вы в прекрасной форме, снялись недавно в эротической фотосессии. Как удается быть самой обаятельной и привлекательной?

— Секрет достаточно прост. Ни один человек не выглядит идеально постоянно. Но мастерство в том, чтобы подойти в хорошем виде к важной съемке. Я уезжаю из Москвы, прохожу курс талассотерапии, ванны с травами и, конечно, спортзал. И к нужному сроку бываю в идеальной форме. В итоге получились красивые фотографии. А еще я с утра настраиваю себя на позитив. Сидишь утром, пьешь кофе и говоришь себе: “Все будет хорошо!” — и все получается.

Елена Кондулайнен родилась 9 апреля 1958 года. Поступила в институт культуры (ЛГИТМиК) на дирижерско-хоровое отделение. Тогда же попала в кино — на небольшую роль в мелодраме “Путешествие в другой город”.

На нее обратили внимание и переманили на актерское отделение, в мастерскую А.Кацмана. В студенческом спектакле “Ах, эти звезды” Елена Кондулайнен сыграла свою первую эротическую роль — Марлен Дитрих. В 1983 году Елена Кондулайнен окончила ЛГИТМиК и была принята в труппу Ленинградского театра им. Ленинского комсомола. В 1986 году она перешла в Театр комедии им. Н.П.Акимова. Первой ее работой в новом театре была роль Евы в спектакле “Все о Еве”.

В 1990 году Елена Кондулайнен стала актрисой частной киностудии “Дягилевъ Центръ”. Снялась обнаженной в социально-психологической драме Хусейна Эркенова по мотивам одноименной повести Юрия Полякова “Сто дней до приказа”, раскрывающей социальные проблемы в Советской Армии. С этого момента актриса сыграла немало положительных героинь у серьезных режиссеров (“Зверобой”, “Русь изначальная”…). Но уже иначе, как секс-символ, ее никто не воспринимал. Сейчас играет в “Театре Луны” Сергея Проханова.

АКТЕРСКИЕ РАБОТЫ:

* Зверобой

* Муж собаки Баскервилей

* Сто дней до приказа

* Болотная street, или Средство против секса

* Караван смерти

* Номер “люкс” для генерала с девочкой

* Человек К

* Шоу для одинокого мужчины

* Экстрасенс

* Дафнис и Хлоя

* На Муромской дорожке

* Не стреляйте в пассажира!

* Триста лет спустя [300 лет спустя]

* Даун Хаус




Партнеры