Скинхеды в России. Прошлое, настоящее, будущее. Часть II

Мы наш, мы новый мир построим.

13 июля 2007 в 16:40, просмотров: 1683

Их используют во всевозможных случаях. Так произошло с НБП: после ухода из партии идеолога Дугина, создавшего "Евразийский союз молодежи", она превратилась в радикальную группировку, шокирующую мирных граждан акциями "прямого действия" типа метания яиц и захвата госучреждений. Партия более левацкая, чем неонацистская, но охотно контактирует и с правыми.
К чему приводят эти многочисленные расколы и перетягивания, показали прошлое и нынешнее лета. Взрыв на Черкизовском рынке – прямое следствие неспособности нынешних правых радикалов удержать и власть, и ситуацию в своих руках. Конечно, они кричат, что власть загоняет правых в подполье и теперь нет никакой возможности контролировать мелкие группы. Однако даже если это так, то это реалии сегодняшнего дня.
Клуб "Спас", из которого и вышли "взрывники" на Черкизово, долгое время пытался примкнуть к какой-нибудь действительно дееспособной организации. Не вышло. Они просто не успели или не смогли никого найти. И таких клубов еще много. Молодежные группы распались на мелкие отряды, которые не способны зачастую понять, ради чего идут "бить черных" или что-то взрывать. Достаточно вспомнить Копцева, ворвавшегося в синагогу, или погромы на рынках в прежние годы.
В драках последних месяцев в большей степени принимают участие подростки и футбольные фанаты. Даже не "боны", как зовут в этой среде "наци-скинов". "Старшее поколение" стоит в стороне и занимается более "серьезными" делами: охраной концертов, подготовкой акций "прямого действия"…

Я, юный скинхед, вступая в ряды…
Сам тип организаций ультраправых предполагает подчинение и жесткую структуру. Во главе всегда стоит маленький фюрер или фигура, близкая к этому образу. Вождизм в худшем его проявлении – одна из отличительных черт националистического движения. Будь то "Память" Дмитрия Васильева или РНЕ Александра Баркашова, ДПНИ Белова-Поткина или "Славянский союз" Дмитрия Демушкина.
Первые аналогичные акции – некая проба пера – были и раньше. Достаточно вспомнить, что еще лет пять-семь назад группы скинхедов нападали на одиноких иностранных студентов, поздно возвращавшихся домой, или цыганские и таджикские стоянки.
Были марши баркашовцев на Арбате, погромы на рынках, в конце концов, прошлогодний "Русский марш". Но все это – одиночные акции, которые осуждались общественностью и долго мусолились в прессе. Возбуждались уголовные дела. Но на стадии судебного расследования все участники этих акций, как правило, отделывались условными или реальными, но очень маленькими сроками наказания.
В глазах "соратников" это только делало их мучениками за общее дело и героями, на которых надо равняться.
Тем временем молодежные ультраправые организации либерального и радикального толка медленно, но верно прибирали к рукам "старшие товарищи" из патриотических движений. Да и сами "молодые белые волчата" довольно быстро подросли и начали показывать зубы.
Самым низшим звеном являются молодые ребята 15–17 лет, которые пока слабо представляют, чем и как будут заниматься в дальнейшем. У них нет большой и серьезной организации, способной увлечь и дать выход накопившейся энергии. Часть из них составляет костяк различных групп футбольных фанатов, других привлекают экипировка и сплоченность скинхедов, а также возможность помахать кулаками "за правое дело". Третьих подбирают различные славянские и аналогичные им клубы, дающие вполне определенные и четко дозированные знания о русской истории и "засилии инородцев". Находят сторонников эти идеологические агитаторы и на молодежных концертах авангардной музыки  различных направлений. Здесь проверка на прочность тоже происходит во время драк, регулярно происходящих после концертов. Как правило, скинхеды и наци устраивают набеги на концерты "антифы" и "леваков", а те, в свою очередь, готовят ответные акции на концертах противников.
Но для того чтобы противостоять противнику в бою, надо уметь драться. Количество молодежных клубов боевых искусств типа "Спаса", откуда вышли "черкизовские взрывники", довольно велико не только в Москве. Но они редко могут существовать сами по себе. К тому же всегда находятся доброхоты из числа псевдопатриотов и националистов, предлагающие свою помощь по аренде или идеологической поддержке. Изредка появляются и инструкторы. Они учат ребят не только драться, но и промывают мозги, объясняя, что все зло происходит от нерусских и пора с ними разбираться силой. Клубы устраивают проверки для новичков. Это и одиночные нападения на улице, и бои с самыми сильными бойцами клуба. В качестве наставников нередко выступают бывшие спецназовцы или военнослужащие, прошедшие "горячие точки". У них свой счет к этой жизни, и они учат не только выживать, но и убивать. Как это потом аукнется на наших улицах – можно только предполагать.
Из числа таких клубов и набираются будущие бойцы мобильных групп националистов, способные быстро и неожиданно нанести удар и тут же скрыться.
Аналогичной тактики придерживаются и скинхеды, создающие "мобы" для нападений на "антифу" и не понравившихся им граждан нерусской национальности.
Об этих "подвигах" потом делаются видеоролики, пользующиеся большой популярностью среди неоперившейся молодежи. Именно этим занимались Тесак и его "Формат 18".
Большинство лидеров маленьких национальных организаций являются помощниками депутатов разных уровней, их советниками, создают благотворительные фонды в поддержку силовых структур. А некоторые и сами двигаются во власть, подготавливая почву для будущих изменений. Зачастую они и не скрывают, что их цель – свержение государственного строя. Но почему-то их выходки не торопятся замечать. А задержанные очень быстро оказываются на свободе.
Деградация философии русского национализма налицо. Кто теперь подхватит флаг со стилизованной свастикой?
С националистами заигрывают политики и силовики. Задерживаются отдельные боевики, которые либо уже совершили теракты, либо случайно попались на глаза или полностью вышли из-под контроля. На боевую мощь многочисленных полуподпольных организаций задержание одной маленькой ячейки никак не влияет. Она тут же заменяется себе подобной.
Сейчас в прокуратурах и судах Москвы и Подмосковья расследуются целые серии преступлений, совершенных правыми. Поднимаются даже дела пятилетней давности. Лидеры организаций уходят в подполье, но акции и драки этим не прекратить.
Самое страшное, что методы "правых ультра" перенимают и их оппоненты. Бойня только начинается?

P.S. О "красных скинах" и "антифе" обязательно поговорим. Но в следующий раз. Кстати, свои "скины" есть и в азиатских республиках. Например, в Казахстане. 

Скинхеды в России. Прошлое, настоящее, будущее  Часть I



    Партнеры