Черное море, Красная поляна и белые игры

Как Сочи удержаться на олимпийской высоте?

13 июля 2007 в 13:12, просмотров: 572

Прошло больше недели с тех пор, как президент МОК Жак Рогге огласил результаты голосования по выборам столицы зимней Олимпиады 2014 года. Стихает чувство эйфории, вызванной неожиданной для многих победой российского Сочи. Перестает существовать Заявочный комитет, а его место вскоре должен занять организационный. В общем, хорошо знакомая нам картина. Надо признать, в будущей столице Белых игр прекрасно понимают, что 6 с половиной лет, отпущенных на подготовку к Играм, — срок ничтожно малый не только в планетарном, но и в житейском масштабе.

Как это было?

Три города-кандидата, чьи финальные презентации рассматривались на 119-й сессии МОК в Гватемале, смотрелись неодинаково. Австрийский Зальцбург, к примеру, выглядел как “резервный план” МОК: по степени готовности объектов он мог принять игры уже будущей зимой. С другой стороны, бросилось в глаза безразличие кандидата — от безликих льняных костюмов делегатов до откровенно неспортивных приемов: с семи утра в день голосования гватемальские подростки, одетые в специальные майки, устроили скандирование: “Salzburg rocks!” (игра слов: с одной стороны, от английского “скала”, с другой — нечто похожее на новомодное “Зальцбург рулит!”). А еще накануне австрийцы намекнули, что, мол, как же в России заботятся об окружающей среде, если и сюда привезли искусственный каток! Наши делегаты поддаваться на провокацию, понятно, не стали, но призадумались...

Сочи же по степени готовности объектов находился на нулевой отметке, да и по части гостиниц проигрывал конкурентам, на что справедливо указала оценочная комиссия. Но и в этом компоненте на пользу сыграло то, что после развала Союза молодая страна лишилась львиной доли зимних сооружений — а теперь построит их во что бы то ни стало. Кстати, насчет отчета оценщиков перед голосованием я услышал любопытный довод: “Их заявки назвали отличными, нашу — очень хорошей. Кое-кто уловил в этом градацию, а на деле эти солидные люди просто не хотели повторять однообразное “exellent”.

За полчаса до объявления олимпийская чемпионка Турина Светлана Журова поведала автору этих строк, какой стресс испытали наши во время финальной презентации. “Теперь уже могу рассказать, как все у нас было из рук вон плохо на генеральных прогонах. И мелодия в фильме, так растрогавшая зрителей, начинала откровенно бесить. А наш паралимпийский чемпион Михаил Терентьев вообще не репетировал: проболел все эти дни.

Боялись сильно — он же не владеет английским. А в итоге, кажется, лишь один раз глянул в шпаргалку”.

Говорят, за нашим сценарием (а Россия всегда славилась подобными шоу) охотились и корейцы. Только пересолили: уж больно давили на жалость — 4 года назад все плакали, проиграв Ванкуверу; а две Кореи все никак не воссоединятся...

Реалии сегодняшнего дня отражаются на вопросах, которые неизменно на протяжении последних выборов задает кандидатам член МОК князь Монако Альбер. Будет ли у вас через 7 лет снег в свете глобального потепления? И как вы сохраните окружающую среду? На что поступил ответ, что по закону зимние олимпийские трассы должны лежать не ниже 1000 м над уровнем моря, где снега навалом. А вот на экологию кандидаты пообещали раскошелиться. Это сильно касается Сочи, зимне-летнего курорта, где до недавнего времени отходы поступали в Черное море.

И все же решение, кто за кого будет голосовать, члены МОК принимают заранее. Отчет оценочной комиссии — отнюдь не определяющий фактор. Скорее, изучается реакция на эту книгу. Гарантированный бюджет, какие средства привлекаются, заинтересованность населения — вот на что обращает внимание МОК. Сейчас многие высказывают мнение, что без визита президента Владимира Путина Россия никогда бы не победила. Но ведь лидеры Кореи и Австрии тоже съехались в Гватемалу и тоже выступали! Другое дело, чья в итоге возьмет. Примерно так британский экс-премьер Тони Блэр два года назад помог Лондону победить на выборах в Сингапуре.

Так что собравшиеся в “Русском доме” почетные гости сессии (те, кому в зал для голосования нет доступа) просто-таки излучали уверенность в победе Сочи. Иначе зачем тогда были сделаны запасы текилы, рома и русской водки? Чтобы заливать горе? Да нет, не похоже. И едва Жак Рогге объявил столицу, на российской улице началось настоящее буйство — поцелуи, тосты, песни, а также падения на ледовый каток, который так не понравился австрийцам...

Как это будет?

В качестве объектов, относящихся так или иначе к олимпийским, на сегодняшний день Сочи может продемонстрировать новый автомобильный тоннель на трассе, связывающей аэропорт Адлера с Красной Поляной, новый международный терминал и удлиненную взлетно-посадочную полосу, которая способна принимать и отправлять тяжелые широкофюзеляжные лайнеры Airbus и Boeing. Остальное будет построено в рамках федеральной целевой программы развития Сочи как горно-климатического курорта на 2006—2014 годы. Конечно, наибольшие опасения вызывает транспортная проблема. Жители курортной агломерации и те, кто посещал Сочи и окрестности последние годы, знают, что трасса, проложенная вдоль побережья, и после реконструкции не справляется с автомобильным потоком. В итоге — многокилометровые пробки. Автор этих строк в компании коллег не так давно воспользовался машиной сопровождения, но и это не решило всех проблем. Конечно, на Олимпиаде никаких “мигалок” не будет. Для передвижения спортсменов будет предоставлена отдельная полоса, но уступят ли ее водители олимпийцам — вопрос скорее этический. И если на помощь шоссе вдоль побережья Черного моря будет построен дублер, то горную дорогу, ведущую к горнолыжным трассам и трамплинам, расширить даже на полосу уже не представляется возможным. С одной стороны — гора, с другой — обрыв.

Выход из ситуации есть. В помощь Олимпиаде к концу 2013 года будет открыта скоростная железная дорога сообщением Адлер—Сочи длиной 63 км. Возможно, она будет эстакадной по образу легкого метро в Москве.

Расчетная пропускная способность такой артерии — по 31 000 пассажиров в час в оба конца, но это при интервалах в 90 секунд.

Компактность Игр — вот одна из основ концепции олимпийского Сочи. Олимпийский стадион на 40 тысяч мест, ледовые арены, конькобежный центр и дворец для керлинга возведут на площадке в Имеретинской долине практически на побережье. Здесь же по соседству построят Олимпийскую деревню и медиацентр. Что это значит? Один раз предъявив пропуск на входе, участник смело может о нем забыть.

Остальные объекты горного характера будут расположены наверху. Сюда относятся стадион для биатлона, лыж и двоеборья на хребте Псехако, “Роза Хутор”, где будут состязаться сноубордисты и горнолыжники (объект, сооружаемый на внебюджетные средства, фактически готов). И там же неподалеку будут сооружены большой и малый трамплины и санно-бобслейная трасса. На них хотелось бы заострить внимание, ибо эти сооружения появятся в истории новой России впервые. Ледовый желоб (11 тысяч зрительских мест) должен собрать сложные виражи со всех трасс мира, а поддерживать постоянную температуру льда будут солнцезащитные устройства. Трамплины (15 тысяч мест) будут помещены на линии пересечения двух хребтов, и это защитит прыгунов от нежелательного бокового ветра. По заверению сочинского Заявочного комитета, объекты будут органично вписаны в окружающую среду и рельеф и не должны нанести ущерба природному парку.

К сожалению, именно природа способна преподнести олимпийской столице малоприятные сюрпризы. Зимой здесь нередки шторма: как раз прошлой зимой в самый разгар заявочной кампании город практически лишился электричества. Летние катаклизмы тоже случаются: все здесь знают капризный характер реки Мзымта, которая в любой сильный ливень превращается в страшный горный поток. Часть средств программы будет потрачена на устранение подобного риска впредь. В этом свете, пожалуй, радует относительная сейсмическая безопасность региона.

...И не только все вышеперечисленное предстоит успеть сделать до 2014 года. Прибавим модернизацию старых гостиниц и строительство новых, создание современного морского порта. Нуждается в спасении и береговая полоса Черного моря — значит, нужны очистные сооружения, заводы по переработке мусора.

Ведь согласитесь, принцип “После Олимпиады — будь что будет” нам уже не простит никто.

Гватемала-Москва.



    Партнеры