ВВП готов к торгам

За ракеты в Польше Западу придется раскошелиться

15 июля 2007 в 19:05, просмотров: 589

Очередной серией “предупредительных сигналов” обменялись Вашингтон и Москва на излете минувшей недели. Сначала сенат США подавляющим большинством голосов провозгласил создание глобальной системы ПРО одной из главных целей политики страны. Кремль не замедлил с ответом и приостановил наше участие в Договоре об ограничении обычных вооружений в Европе. Со стороны все это может показаться еще одним шагом на пути к “холодной войне”-2. В реальности речь идет о “расчистке стола” перед новой серией дипломатических торгов.

В последние месяцы российские внешнеполитические стратеги пребывали в приятной уверенности, что следующий президент США может выкинуть в мусорную корзину планы строительства ПРО в Восточной Европе. Благо основания для подобных мыслей были. Ключевые деятели оппозиционной демократической партии не раз высказывались в том духе, что инициативы Буша по ПРО — дорогостоящие и не слишком нужные игрушки.

Однако в преддверии минувшего уик-энда республиканцам удалось одним ударом разбить прекраснодушные иллюзии Москвы. Сенатор из партии Буша от штата Алабама Джефф Сешенс выступил перед коллегами со страстной речью. По его словам, отсутствие единства в Вашингтоне подрывает внешнеполитические позиции США.

Согласно мнению Сешенса, Америка должна послать ясный “сигнал всему остальному миру — и нашим друзьям, и нашим врагам... За дебатами (по поводу размещения ПРО в Восточной Европе. — “МК”) наблюдают по всему миру. И кое-кто может сделать из них неправильные выводы. Представьте, например, какие заключения делает Путин из сообщений прессы!”

Коллеги со Сешенсом согласились. Поправка к военному бюджету о жизненной важности создания системы ПРО для США была принята со счетом, напоминающим итоги выборов в Таджикистане. 90 из 100 сенаторов проголосовали “за”.

Скорее всего демарш американского сената не был непосредственной причиной заявления Москвы о приостановке нашего участия в Договоре об ограничении обычных вооружений в Европе (ДОВСЕ). Но инициатива Стешенса стала лишним доказательством того, что без кардинального пересмотра старых договоров о разоружении не обойтись.

Подписанный еще в 1990 году ДОВСЕ превратился в “политический антиквариат” уже спустя пару лет после своего рождения. Ведь договор заключался в ту пору, когда еще существовали Варшавский Договор и единый Советский Союз. Руководствоваться ДОВСЕ в новой политреальности — то же самое, что пользоваться судебником времен Ивана Грозного.

В эпоху Ельцина это обстоятельство мало кого волновало в Москве. Все наши чаяния сводились тогда к выбиванию из Запада очередной порции финансовой помощи. При раннем Путине на фоне общей борьбы с “Аль-Каидой” пересмотр ДОВСЕ тоже не казался приоритетом. А вот сейчас для начала создания новой системы договоров, напротив, самое время. Ведь если строительство системы ПРО в Польше и Чехии не остановить, то нам нужны какие-то новые гарантии. Выйдя из ДОВСЕ, Кремль дал понять Западу, что он открывает торги.

Европейцам и американцам это, конечно, не понравится. Они привыкли, что Москва сначала шумит, а потом поднимает руки вверх. Но нельзя съесть пирог и по-прежнему иметь его на блюдечке. Западу придется смириться с неизбежным. Теперь дело за главным: выторговыванием новых условий. Но это уже дело не одного месяца или даже года. Скорее всего эту головоломную задачку придется решать уже преемнику ВВП. Впрочем, отчасти это справедливо. Приостановка действия ДОВСЕ объективно повышает внутриполитические позиции любого кандидата в президенты от власти. А за все в этой жизни, как известно, надо платить.

 

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Заведующий отделом разоружения и урегулирования конфликтов ИМЭМО РАН Александр ПИКАЕВ:

— Прежде всего это произошло по вине Запада, из-за его несговорчивой позиции по адаптированному договору. Запад отказывался ратифицировать соглашение об адаптации ДОВСЕ 1999 года, тогда как Россия наряду с Белоруссией, Казахстаном и Украиной ратифицировала его. Запад нарушал и положения первоначального Договора об обычных вооруженных силах в Европе 1990 года — вышел за пределы расширения своих квот (в связи с расширением НАТО). Россия недавно пыталась созвать чрезвычайную конференцию в Вене и урегулировать ситуацию вокруг ДОВСЕ, но эта попытка закончилась неудачей. И вот последовало нынешнее решение.

Речь не идет о выходе России из ДОВСЕ, а лишь о приостановке выполнения договора на временной основе (срок, правда, не оговаривается). Что это может означать? То, что Россия не будет информировать других участников договора о количестве своих вооружений в европейской части страны, не будет считать себя связанной какими-либо ограничениями в этом отношении. Также Россия не будет принимать инспекции по ДОВСЕ (что, пожалуй, наиболее болезненно для Запада), не будет соблюдать фланговые ограничения. Запад уже выразил сожаления по поводу предпринятого Россией шага. И это действительно беспокоит многих европейцев, для которых этот договор — краеугольный камень безопасности в регионе. Не думаю, что Запад предпримет конкретные ответные меры военного характера. Скорее всего он будет продолжать указывать на то, что Россия не выполняет свои обязательства. Примут ли теперь на Западе российские предложения? Вряд ли: это значило бы для Запада потерять лицо. Возникшая ситуация может создать новую линию противостояния между союзниками по НАТО и внутри ЕС. С одной стороны, это США, Польша и некоторые другие страны Восточной Европы, занимающие жесткую позицию в отношениях с Россией. А с другой — “старая Европа” (и прежде всего Германия и Нидерланды), предлагавшая занять более компромиссную и гибкую позицию. Но своей нерешительностью и боязнью подорвать союзническую солидарность (что является пережитком “холодной войны”) они не сумели добиться своего.




Партнеры