Рак. Найти и уничтожить

Игорь Решетов, доктор медицинских наук, член-корреспондент РАМН, руководитель отдела московского НИИ Онкологии им. П.А.Герцена: “Очень большие надежды — на нацпроект “Здоровье”. Диспансеризация должна помочь именно на ранних стадиях выявлять заболевание”

15 июля 2007 в 18:18, просмотров: 1480

Онкология, пожалуй, самая “зашифрованная” наука о человеческих болезнях. Удается ли российским ученым заглянуть в ее бездну? И что могут противопоставить практики столь грозному “тайному убийце”, уносящему сегодня сотни тысяч человеческих жизней? Чем в этом смысле может помочь государство?

— Игорь Владимирович, не случайно рак окрестили чумой ХХ века. В России по смертности заболевание занимает второе место после сердечно-сосудистых. Вы опытный онколог, что видно по ту сторону барьера? Каковы тенденции раковых заболеваний?

— Как и прежде, на первом месте — рак молочной железы, затем — желудка, толстой кишки, легких. Стал редкостью рак пищевода, хотя раньше была очень высокой летальность. Явно увеличился рак простаты. Чаще выявляется рак щитовидной железы I стадии. Причины ждут своих исследователей. Нас, онкологов, сейчас очень тревожит заболеваемость легких. Нужна поголовная цифровая флюорография. К сожалению, лет 15 подряд нашему государству было не до здоровья своих граждан. 

— Считается, что инфекционные заболевания тоже могут  поспособствовать возникновению рака? Это так?

— Да, уже доказано: ряд опухолей имеет вирусную природу. Например, рак шейки матки, рак носоглотки. На Западе сейчас начали хорошее дело — вакцинацию девочек и девушек от вируса папилломы. Здесь имеет значение возраст — надо сделать прививку до первого полового контакта, потому что вирус в основном передается половым путем. В России только начато внедрение средств на вакцинацию девочек.

— Могут ли внешние признаки указывать на наличие раковых клеток в организме?

— “Признак” один: 2 раза в год нужно ходить к врачам на профилактический осмотр. Чтобы вас принял дерматолог (осмотр кожного покрова может дать очень много информации о состоянии здоровья), а еще — отоларинголог, эндокринолог, гинеколог, маммолог, терапевт. Я говорю о культуре и ответственности за свое здоровье, за себя, за свою семью и понимание того, что только раннее выявление заболевания оставляет шанс на выздоровление, а часто и на жизнь.

— И как у нас с культурой и заботой о своем здоровье?

— У разных слоев населения по-разному. Формирующийся средний класс озабочен своим здоровьем. Люди стали задумываться, оставаться им больным, а порой и калекой, или полноценным человеком. И, повторяю, только на ранних стадиях излечим рак — практически все заболевания.

— Игорь Владимирович, найдено ли что-то кардинальное в лечении рака или так и нет спасения от него? Каковы надежды на завтра?

— Полгода назад такому вопросу был посвящен заключительный годовой семинар по Московской программе лечения онкобольных, который проходил в нашем институте. Состоялась выставка передовых достижений в онкологии, где были представлены более ста экспонатов — совместных разработок российских ученых и медиков. Часть — совместных с немцами. В них как в зеркале отразились основные тенденции. Мнение онкологов: основное усилие должно быть направлено на диагностику, на раннее выявление онкозаболеваний. Если выявить опухоль на I стадии, ее эффективно можно вылечить. Но и тут есть нюансы.

— Разве проблема лечения начальной стадии рака не полностью решена?

— У нас есть методика, которой мы особенно гордимся: она развилась благодаря активному взаимодействию онкологов, других специалистов и личному участию директора нашего института академика В.И.Чиссова — фотодинамическая терапия. Мы можем выявить самые ранние невидимые раковые комплексы в гортани, в легких, на коже и тут же провести лечение. Причем лечение, не оставляющее практически никаких следов, в отличие от хирургического лазера и лучевой терапии. В Москве этим методом пролечено более трех тысяч онкобольных с разными локализациями.

— Значит, медицинская конструкторская мысль в России не погибла?

— Ни в коем случае! В частности, в Москве были представлены разработки оборудования для фотодинамической терапии из НИИ полимерных органических красителей и из Института общей физики РАН; отечественный прибор “Метатом”, который позволяет проводить внутритканевую гипотермию, термообработку опухоли через прокол кожи, не разрезая и не разрушая ее. Надо сказать, качество изготовления прибора, его ценовой эквивалент выгодно отличаются от западных аналогов. Надо только быстрее внедрять его в серийное производство.

Интересная разработка представлена Институтом механики — ассистент помощника “руки хирурга”... Она поможет хирургу в тот момент, когда ему своих двух рук не хватает при сложных операциях. Лечение должно быть не только технологичным, точным, но и нацеленным. Есть совместная разработка МГТУ им. Баумана и немецких специалистов. Она основана на принципе анализаторов изображения, когда прибор позволяет разгрузить глаза и мозг врача. С одной стороны, переключив его внимание, его память, с другой — резко увеличив его пропускную способность. Техника сама ведет очень важный сравнительный анализ.

— Из того, что вы назвали, что-то применяется на практике?

— Одни разработки — на стадии широкого внедрения, другие применяется пока только у нас в клинике, третьи — на этапе клинических испытаний. Но чаще это клинические и предклинические разработки. Завтрашний день, увы. Но наука тем и ценна, что она обогащает практику, — об этом мы как-то забыли в перестроечные времена. Сейчас ей уделяется все больше и больше внимания. Важно, чтобы появились не только современная аппаратура, новые технологии лечения, направленной терапии на основе генов, когда лекарство в организме попадает в строго направленную группу клеток, которые несут тот или иной онкоген. Это одно из тех направлений, которое развивается в нашей стране.

Сегодня идет просто невероятное усиление компьютеризации самого процесса лечения, что позволяет выявлять и облучать мишени миллиметровых размеров. Это та же самая точечная технология, позволяющая минимизировать осложнения.

— Насколько доступны ваши новшества рядовым пациентам?

— Благо заработала система лечения высокотехнологичными методами по квотам. Теперь к нам приезжают лечиться со всей России. Причем бесплатно. Правда, на одну квоту выделяется всего 99 тысяч бюджетных рублей, когда на весь курс лечения больного требуется нередко 300 тысяч рублей в месяц.

— Но из списка льготных лекарств для лечения онкобольных детей по квоте исключены все внутривенные препараты для химиотерапии.

— Я думаю, все со временем нормализуется. Пока все силы брошены на самое первостепенное: первичное звено, скорую помощь. Дойдут руки у государства и до онкологии.

— А как же быть тем больным, которые получали дорогостоящие препараты по списку льготных лекарств, а с 1 ноября прошлого года их изъяли из списка?

— Думаю, что это меняющаяся ситуация. Для лечения рака той же простаты нужны очень дорогостоящие препараты. Их могли изъять из списка, но я уверен, что рано или поздно ситуация изменится к лучшему.

— Игорь Владимирович, вы все больше говорите о технике и технологиях. А разве лекарственные препараты в лечении рака имеют меньшее значение?

— Дело в том, что только при помощи самых современных методов визуализации и анализа, использования красителей можно эффективно лечить. Именно фотоактивные соединения, например, способны обеспечить раннее выявление опухолей и наносить точечный удар по ней. Он осуществляется с помощью высокоточной техники или лазерного наведения фотодинамической терапии либо удаления опухоли микромалоинвазивным инструментарием, что делает, например, профессор В.В.Соколов. Для раковых клеток, пока еще невидимых, очень важно использовать препарат, который сам может найти опухоль, клетку по принципу генного родства и уничтожить ее или заставить прекратить ее делиться.

— Вы ничего не сказали о препаратах, которые направлены на улучшение иммунного статуса человека. Есть ли такие средства?

— Есть препарат, разработанный на основе лактаферинов, на основе производных из женского молока. Он тоже был представлен на выставке. Лактаферины, которые убийственно действуют на раковую опухоль, потом нашли в козьем молоке. Они также нормализуют деятельность защитных факторов организма. Позже из лактаферина получили препарат, который как раз эффективно нормализует показатели крови.

— А немедикаментозные методы лечения имеют право на существование именно при лечении онкобольных?

— Конечно. Лечебные травы, гипотермия, лучевая терапия.

— Назовите самые эффективные растительные средства.

— Например, иммуномодулятор на основе грибов шитакии, гриб чага. Из этого же ряда — хвоя, зверобой. Сегодня самый эффективный химиопрепарат против рака сделан, кстати, на основе коры американского тиса.

— Как вы думаете, почему наши новейшие технологии для борьбы с раком “убегают” на Запад?

— К сожалению, это очень часто бывает. Надо делать то, что очень часто говорит Президент России: привлекать инвестиции на наш рынок, создавать материальную базу, только тогда наши технологии будут оставаться в России. Можно понять ученого, исследователя, которые что-то изобрели и хотят, чтобы их “дети” зажили. Очень важно, чтобы изобретатель увидел внедрение своего новшества. Но чтобы это случилось, нужны деньги.

 

СПРАВКА “МК”

Давно доказано, что в каждом организме с определенной периодичностью возникают раковые клетки. Но они либо растут и реализуются в опухоль, либо организм подавляет их. Поэтому важно укреплять свой иммунитет. Прежде всего питанием — оно должно быть богато содержанием клетчатки (свекла, капуста, репа, морковь); витаминизированным — все виды фруктов. Поменьше ублажать себя пирожными, вообще жирной пищей. Углеводов человеку надо не так много, чтобы ни в коем случае они не накапливались, не трансформировались в жир. То есть съел конфету — отработай. И ни в коем случае не забывать о мясе. Лучше всего — говядина. Это белок, структурные кирпичики, из которых наш организм уже достраивает нечто целое, из чего и формируется наше здоровье. Конечно, и вода должна быть чистой, лучше бутилированной; воздух — незараженным.

 

ТОЛЬКО ФАКТЫ

Город выжил

В МОСКВЕ ДЕТИ ЗДОРОВЕЮТ, А ПОДРОСТКИ — ХИРЕЮТ

За последние 5 лет в столице состояние здоровья детей до 14 лет улучшилось — об этом сообщили в отделе социально–гигиенического мониторинга Управления Роспотребнадзора по городу Москве. Подростки, напротив, слабеют.
Рождаемость за пятилетку увеличилась на 23,3%. Ссылаясь на предварительные данные Мосгорстата, специалисты отмечают положительные сдвиги в демографической ситуации в городе. За весь 2006 год родилось более 94 270 детей, что по сравнению с предыдущим годом на 2082 ребенка больше. Показатель рождаемости составил 9,0 на 1000 населения — это несколько меньше, чем в среднем по Российской Федерации. Однако вдумайтесь, за последние 5 лет в столице рождаемость увеличилась на 23,3%.

А вот по смертности Москва, к счастью, стала отставать. С 1994 года в столице наблюдается устойчивая тенденция уменьшения уровня смертности горожан. А с 2000 года показатель общей смертности в Москве даже ниже, чем в среднем по России. Что важно: тенденция эта сохраняется как среди мужчин, так и среди женщин во всех возрастных группах — дети, подростки и взрослые. В последние годы в Москве, как и в среднем по РФ, уменьшается и младенческая смертность. Анализ многолетних данных показал: с 1994 года смертность детей в возрасте до 1 года сократилась в Москве почти в 2 раза.

Подростки стали болеть чаще. Анализ многолетней динамики показал: маленькие дети сегодня реже обращаются за медицинской помощью, чем 5 лет назад. А вот подростки, напротив, чаще. По мнению специалистов, стало больше случаев впервые выявленных у них заболеваний — увеличение за последние 5 лет на 17,4%.

Больше всего страдают легкие. Основные заболевания у детей и подростков в принципе остались те же, что были и 5 лет назад. У детей: болезни органов дыхания сейчас превалируют — 64,0%, травмы — 7,9%; болезни кожи — 4,8%; болезни глаза и его придаточного аппарата — 3,6%; заболевания костно-мышечной системы — 3,5%; болезни органов пищеварения — 2,9%. У подростков: тоже болезни органов дыхания на первом месте — 56,4%; травмы — 14,8%; болезни кожи и подкожной клетчатки — 5,6%; костно-мышечной системы — 4,3%; органов пищеварения — 3,0%; заболевания глаза и его придаточного аппарата — 2,9%. Как видим, у детей и подростков столицы больше всего страдает “дыхалка”. Причем этот показатель у малышей в 4,7 раза выше, чем у взрослых, и в 1,5 раза выше, чем у подростков.

“Пальму первенства” подростки держат и по болезням органов пищеварения. Гастрит и дуоденит у всех групп населения занимают значительную долю, однако у подростков они встречаются почти в 3 раза чаще, чем у детей и взрослых.
Есть новости и в эндокринологии. Число детей, впервые заболевших эндокринными болезнями, увеличилось на 10,3%, а вот заболеваемость подростков, напротив, стала меньше на 9,9%. По данным углубленных медицинских осмотров, сколиоз, искривление позвоночника, плоскостопие у школьников в структуре функциональных отклонений занимают третье ранговое место (10%). Что неудивительно: отсутствуют своевременная диагностика и адекватные меры коррекции функциональных отклонений. Поэтому они легко переходят в стойкие хронические заболевания костно-мышечной системы.

За время учебы в школе резко возрастает число детей с понижением остроты зрения: с 8,2% перед поступлением до 23,3% к моменту окончания обучения. Число таких детей увеличивается более чем в 2 раза.

Есть и “территориальные” особенности заболеваемости в Москве. Неблагополучными по состоянию здоровья детей являются Южный, Юго-Восточный, Зеленоградский и Северный административные округа. Неблагополучными по состоянию здоровья подростков — Южный, Юго-Западный и Центральный административные округа — в них уровни заболеваемости превышают средние показатели по Москве.



Партнеры