Милка Way

Аграрии уже просят продолжения нацпроекта

15 июля 2007 в 16:19, просмотров: 1160

Тяжелые кирзовые сапоги, в которых я приехал на животноводческий комплекс ЗАО “Красная пойма”, мне совершенно не понадобились. Долго бродил между длинными рядами коров и решительно ничего не мог понять. Ведь в редакции старшие товарищи наставляли меня совсем иначе. “Смотри, — говорили они, — на фермах навоза по колено, поэтому надень самое худшее. Чтоб потом выбрасывать было не жалко. А если есть противогаз — бери, пригодится. Амбре там еще то…” Оптимизма не добавляло и жутковатое название хозяйства: пойма, да еще и красная.

Но оказалось, что не так страшна ферма, как ее малюют. Вместо тощих грязных хвостов тут и там мелькали откормленные буренки, а кирзачи утопали в белых ароматных опилках с пьянящим запахом хвои. Я начал успокаиваться, когда выяснил, что пойма — не от слова “помойка”, как думалось в Москве, а плодородные береговые земли реки Оки. Ну а то, что она “красная”, повелось еще с советских времен, когда красным у нас было абсолютно все.
Этот животноводческий комплекс на 1200 голов в Луховицком районе был сдан в декабре 2006 г. — в рамках национального проекта “Развитие АПК”. Получается, мы тоже не лыком шиты, умеем, когда захотим!

Впрочем, навоза здесь оказалось тоже немало. Но о нем мы еще поговорим.

 

КРАСНАЯ КАПЕЛЛА

Первое впечатление о гендиректоре хозяйства Николае Исаенкове у меня сложилось, едва я переступил порог его кабинета. Прямо над директорским столом в глаза бросились два афоризма, с которыми здесь никто и не пытается спорить. “Если вы довольны своей зарплатой, — гласил первый, — значит, у вас плохо с фантазией”. И “начальник не всегда прав, но он всегда начальник”.

“Они еще и смеются!” — подумалось мне. Впрочем, поводов к оптимизму “Красной пойме” не занимать. Сказать, что животноводческий комплекс, ради которого я сюда и приехал, уникальный в России, значит, ничего не сказать.
Он представляет собой три фермы по 400 коров в каждой и два больших доильных зала, оборудованных по последнему слову европейской техники. С компьютерами, антеннами, идентификационными номерами и “танками”, где перед отправкой в Москву молоко охлаждается до 4°С. Производительность системы — 180 коров в час, в 3,7 раза выше, чем при обычной автоматической дойке.

Вот корова-рекордистка за номером 1115: глаза с поволокой, рога полумесяцем, а вымя — как хорошие астраханские арбузы. По всему видно, что цену себе 1115 знает. Кстати, в хозяйстве нет буренок под традиционными кличками Зорька, Чернявка или Милка. Все имеют идентификационные номера — с их помощью компьютерная система “узнает” корову и допускает ее к дойке.

Ну так вот, 1115 ест много, но молока дает еще больше: 5 с лишним ведер в день! Как и добрая сотня ее подруг по дойному стаду — от 1115 и далее до 1215. Настоящая “красная капелла”!

Однако хорошо на этой чудо-ферме не только буренкам. Зарплата выплачивается день в день (аванс-получка), картофелем, капустой, морковкой и свеклой работники обеспечиваются бесплатно. А за молоко (40 литров в месяц на каждого) платят всего по 10 руб. за литр. Конечно, жалуются, что зарплата у них — 10 тыс. руб. для сельской местности! — низкая (что, бесспорно, свидетельствует о здоровой фантазии доярочек), зато хозяйство — стабильнее не придумаешь. “Ничего, — то ли шутя, то ли всерьез сказал Исаенков, когда я ему передал разговор с доярками, — они по стольку же молока еще подворовывают. Но работают хорошо, не наглеют, я на это смотрю сквозь пальцы. Так что живут неплохо, настоящий коммунизм!..”

Кстати, о коммунизме. До приезда сюда я был уверен, что накормить страну с помощью отдельно взятых суперкомплексов (даже под эгидой нацпроекта) просто невозможно. Это все равно что построить коммунизм в одном отдельно взятом Луховицком районе. Этой крамольной мыслью делюсь с Николаем Ивановичем. Он категорически не соглашается:

— Москва тоже не сразу строилась. Официально нацпроект по приоритетному развитию села рассчитан до 2010 г. Но я уверен, что это только первый его этап. Потом будет второй, третий...

 

КОМПЬЮТЕРНАЯ СИСЬКА

Светлой идеей создания суперсовременного комплекса сам Исаенков заразился лет 6 назад, когда хозяйство еще еле-еле сводило концы с концами.

— Брось! — предлагали ему заместители. — Ну куда нам до гигантомании?! Тише едешь — дальше будешь…

— До пенсии дотянем, — соглашался он. — Но что детям оставим? Россия в ВТО собирается вступать, как будем конкурировать с иностранцами?

С появлением нацпроекта “Пойме” уже не страшна никакая конкуренция. Здесь не то что до молока, до коровы никто не дотрагивается! Вплоть до того что европейская автоматика блокирует доильный аппарат, если буренка вдруг почувствовала недомогание.

— Смотри, это наш молокопровод, — показывает он на трубы из нержавейки. — После дойки его моем 40 минут — ни одна хозяйка тарелки на кухне так чисто не отмоет. Пропускаем холодную воду, за ней горячую, потом в трубопровод поступает кислотный раствор, потом щелочной, снова горячая вода… Полная стерильность. Видишь ты здесь людей? Здесь им делать нечего!

Правда, после первой очереди комплекса, которая вступила в строй в 2003 г., руки у Исаенкова опустились. Думал, не доведет свое детище до логического, так сказать, завершения. Но в начале 2006 г. в стране заговорили о нацпроекте “Развитие АПК” — и он решил вписаться в его строгие рамки. Получилось! На целые 8 лет банк выдал хозяйству кредит 40 млн. руб. под 15% годовых.

Сдавал объект Исаенков уже в декабре. И немного огорчился, когда символическую красную ленточку не приехал, как ожидалось, перерезать куратор всех нацпроектов, первый вице-премьер Правительства РФ Дмитрий Медведев. К визиту столь высокого гостя на комплекс даже повесили транспарант “Национальный проект — это реальность”. Но он… не приехал. Хотя чего расстраиваться? Понятно, что дел у государственного мужа выше крыши, таких комплексов по России сегодня сдается десятки. Впрочем, по объемам производства равных ему в стране еще нет.

— А если бы Медведев вдруг приехал, — задаю провокационный вопрос, — что бы вы ему сказали?

— Что нацпроект — дело, безусловно, хорошее, — отвечает он, представив перед собой первого вице-премьера. — Но еще не до конца продуман. Например, 8 лет, под которые мы получили кредит, срок очень маленький. Одно ското-место по нынешним временам стоит 100 тыс. руб. А если еще с приобретением первотелки, то все 170—180 тыс. Берем средний удой молока на корову 6 тыс. кг в год. Если с каждого литра получать по 2 рубля чистой прибыли (это обычная рентабельность), то создание одного ското-места себя окупает только через 15 лет. Но кредит надо погасить за 8! Из каких средств рассчитываться с банком?

Есть еще один нюанс, который, по мнению Исаенкова, тормозит наше сельхозпроцветание. Сегодня в России среднее животноводческое хозяйство имеет 600 дойных коров. И все они, как правило, крепко убыточны. Молока и выручки от его реализации кот наплакал, а вот затраты на содержание стада, коровью, так сказать, инфраструктуру почти такие же, как в луховицком хозяйстве — где 2600 только дойных коров, а всего вместе с бычками и нетелями больше 6,5 тыс.
Если государство не устранит заведомую убыточность таких среднестатистических хозяйств, никакой даже самый приоритетный нацпроект по спасению села не поможет.

Правда, смертельными подобные перекосы Исаенков не считает. Опыт его хозяйства (сын ошибок трудных) показывает, что работать можно и нужно.

Но как вырваться из этого заколдованного круга? Чтобы наша сельская экономика не представляла экономику контрастов? Об этом, вдоволь находившись по комплексу (в скобках замечу, что кирзовые сапоги с непривычки уже натерли мне ноги), беседуем в его кабинете.

Задрать цены на молоко? Не получится: сегодня они в России на уровне европейских стандартов — 28 центов за литр. Причем для сильных хозяйств, поставляющих высококачественную продукцию. Закупочная цена, таким образом, стабильная. Но стоимость электроэнергии, ГСМ, удобрений совсем не устаканилась, в год увеличивается на 20—30%.

— Эту разницу, — считает Николай Иванович, — государство и должно компенсировать производителю в виде дотаций.

Сам гендиректор не ждет милостей от природы, то есть от государства. Хоть он один из активных игроков нацпроекта, выходов на верхи не имеет, льгот и привилегий — тоже. Единственная “льгота” — вкалывать до седьмого пота. Поэтому ищет новые резервы.

 

НАВОЗ, КОТОРЫЙ МЫ ПОТЕРЯЛИ

Вот не так давно побывал в Германии и запал на одно ноу-хау, которое во что бы то ни стало решил внедрить у себя. А именно: немцы успешно перерабатывают обычный навоз… в электроэнергию, делают, пардон, из г… конфетку.

Все гениальное — просто. Органика по своей природе активно бродит и выделяет газы. И если их собирать и сжигать в газогенераторном двигателе, на выходе получается самая обычная электроэнергия, которая не пахнет и которая может питать не одну, а сотни и даже тысячи лампочек Ильича. В общем, не навоз, а натуральная динамо-машина! При этом ценные качества этого удобрения после такой “перегонки” нисколько не теряются, его складируют в бурты, разбрасывают по полям — но он уже не имеет запаха. Все в кассу!

В совхозе прикинули, во что им это может вылиться. В советское время электроэнергия для селян стоила 1 коп. за киловатт-час, сегодня — 230 коп. То есть электричество подскочило в 230 раз, а молоко всего в 14. В среднем за электроэнергию они платят около 14 млн. руб. в год — ощутимо для совхозного бюджета.

Тогда как в буквальном смысле сидят на бесплатном дармовом электричестве! В день буренки героически выдают на-гора 500 тонн жидкого навоза, который, как ни крути, бродит и выделяет газы. Если все их сжигать, во-первых, можно полностью себя обеспечить электричеством. Да еще примерно такой же объем продавать государству. Дело-то особой важности, сегодня только и разговоров об экономии электроэнергии.

“Нужны больные люди”, — после возвращения “оттуда” сказал свою любимую фразу Исаенков. И такой больной человек нашелся: главный инженер хозяйства, заразившийся этим ноу-хау. Под его руководством уже изготовлен газогенераторный двигатель, который относительно успешно прошел “ходовые” испытания. Есть надежда, что уже в октябре совхоз сядет на свою собственную электроэнергию.

Конечно, проще и спокойнее было бы не заморачиваться и не изобретать велосипед. А закупить оборудование у тех же немцев, и горя бы с ним не знали. Но у них на навозе оно работает только на 30%. Остальная часть — твердые бытовые отходы, королева немецких полей кукуруза, рапс, прочие растительные масла. В Европе ведь давно занимаются экологически чистым топливом.

Хозяйство, учитывая его обеспеченность органикой, может на первых порах себе позволить чисто навозное электричество. Жаль, что такая роскошь не по плечу большинству российских сельхозтоваропроизводителей — насколько бы уменьшилась себестоимость продукции?! Однако в том же Луховицком районе сегодня в 7 из 17 хозяйств не осталось ни одной коровы, а значит, ни килограмма навоза.

 

ЗА ДАЛЬЮ — ДАЛЬ

Впрочем, голова о своем молочном животноводстве у директора уже не болит. Пользуясь случаем, через “МК” он предлагает нацпроекту после 2010 года тему второго этапа — развитие растениеводства. Вот где жеребец не валялся! С 2002 по 2006 год хозяйство (заметим, далеко не последнее в России!) сократила производство картофеля с 24 690 до 4500 центнеров, а овощей — с 149 140 до 83 662 центнера. Не-вы-год-но, в убыток. По той причине, что закупочные цены на продукцию в последние годы шли резко вниз, а вот топливо, минеральные удобрения брали резко вверх. Так, килограмм аммиачной селитры подорожал с 2,7 до 5,2 руб.; хлористого калия с 2,3 до 5,7 руб.; а диофоски с 5 до 8,39 руб.

В общем, если все в нашем королевстве будет без революционных шараханий, то национальный проект по селу ожидает большое, но романтичное плавание. Во всяком случае, Исаенков и его коллеги на это очень надеются.

 

ЛИДЕРАМИ НАЦПРОЕКТА НА СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ ЯВЛЯЮТСЯ СУБЪЕКТЫ ФЕДЕРАЦИИ РФ:

1.Чувашия

2.Мордовия

3.Калмыкия

4.Саха (Якутия)

5.Бурятия

6.Тыва

7.Тюменская обл.

8.Пензенская обл.

9.Ростовская обл.

 

ТОЛЬКО ФАКТЫ

Крупнейшее в России предприятие по убою и переработке птицы меньше месяца назад вступило в строй в Раменском районе. Оно позволит существенно улучшить рацион питания россиян. Так, если еще 4 года назад мы потребляли всего 7% охлажденной курятины (остальное шло замороженным из-за границы), то уже в 2006 г. — 51. А в нынешнем году благодаря новому предприятию эта цифра увеличится до 60%.

Свыше триллиона рублей запланировано на финансирование сельского хозяйства России на ближайшие 5 лет. Около 552 млрд. будет выделено из госказны и примерно столько же — 550 млрд. руб. — из консолидированного бюджета субъектов РФ.

В нынешнем году на строительство жилья для молодых сельских специалистов в Подмосковье выделено почти 900 млн. руб. Заметим, что на начало нынешнего года финансовую поддержку из федерального и областного бюджетов получила 121 семья. В список участников программы на 2007 г. включены 154 молодые семьи и 64 молодых специалиста.

В реестр организаций-участников нацпроекта по направлению ускоренного развития животноводства в Подмосковье вошли 29 крупных сельхозтоваропроизводителей. Ими заключено 56 кредитных договоров на сумму 3,5 млрд. руб.

Под залог земельных участков три сельхозпредприятия в 2006 г. смогли получить кредит на общую сумму почти 700 млн. руб. Эти средства предназначены под ускоренное развитие животноводства. В 2007 г. на условиях земельной ипотеки смогут получить кредит еще три сельхозорганизации.

На условиях лизинга за счет средств федерального бюджета в марте 2007 г. в ООО им. Чапаева Ногинского района приобретено 220 нетелей голштинской породы из Германии. А в  июне завезли еще 200 голов.



Партнеры