Про угон машины и не только

Автомобили, конечно, угоняют, и находят их, конечно, очень нечасто, но таких "анекдотических" историй я давно не слышал.

16 июля 2007 в 03:25, просмотров: 405

А началось все в мае 2002 года, когда, как в лучших традициях голливудских блокбастеров, в течение одной ночи из гаражных комплексов, открытых и многоуровневых,  одного подмосковного города было угнано несколько десятков автомобилей, причем не абы каких, а престижных иномарок и новых отечественных в отличном состоянии и достойной комплектации. Логично предположить, что я не стал бы этого писать, если бы не был в числе "счастливчиков", лишившихся новенькой, только что обкатанной и полностью "упакованной" машины.

Коллективный разум в виде группы несчастных , на тот момент уже бывших, автовладельцев, принял решение обратиться не в милицию, а в более действенную структуру, а именно – к люберецким бандитам. Те выслушали, поцокали языками, почесали мощные затылки и вынесли вердикт: "Поищем, найдем – с вас по полстоимости машины. Дайте нам неделю, в течение этого срока никаких заявлений в милицию". Не фонтан, конечно, но лучше, чем ничего.

Проходит неделя, гонец приносит вести: "Нашли такие-то машины". Моей в этом списке не было. Пришлось выполнить последнюю (как тогда казалось) формальность – подать заявление об угоне. Оно было принято скучающим лейтенантом, весь вид которого говорил: "Ну че ты приперся, ну не ясно что ли, что ничего искать мы не собираемся и, соответственно, ничего не найдем!"

Лирическое отступление для полноты картины: через две недели после угона мне предстояла поездка к престарелым родителям, которые уже знали, что у меня новая машина, и однажды, в прошлый приезд, уже видели ее. Их возраст и состояние здоровья внушали серьезные опасения, что известие об угоне они не переживут: уж если я долго, очень долго отходил от шока, то для них, с их деревенским укладом жизни, с уверенностью, что 100 рублей – это деньги, факт потери автомобиля стоимостью несколько сотен тысяч рублей – что нож в сердце. Поэтому между известием о том, что люберецкие ребята не нашли мою машину, и визитом в милицию была поездка по друзьям за деньгами в долг, а затем в автосалон, где была переплачена довольно внушительная сумма за возможность забрать автомобиль той же марки и того же цвета в тот же день. Некоторые различия в комплектации и другие госномера были сочтены несущественными отличиями, которые вряд ли будут замечены.

И вот проходит три года. За это время я, насколько это возможно, смирился с окончательной потерей автомобиля, полюбил свою новую машину и расплатился с долгами. И все бы ничего, но в один не прекрасный день угнанный автомобиль дал о себе знать – пришло извещение из налоговой, что я задолжал транспортный налог за три года. Я не очень всполошился, счел все это банальной ошибкой бюрократии. Позвонил в налоговую и поинтересовался максимально язвительным тоном, настаивают ли они на уплате налога за угнанный автомобиль. Усталый женский голос попросил подождать и через несколько минут ответил, что они проверили по компьютеру, и у них отмечено, что автомобиль угнан, но найден и, соответственно, налог с меня правомерен. Я и тогда не запаниковал, поскольку мысленно перенес ошибку с налоговой на милицию. А вот звонок в милицию уже шокировал: "Да, была ваша машина в угоне. Да нашли ее, через две недели после угона. Да, дело закрыто. Чего вам еще надо?" И короткие гудки.

Пришлось навестить следователя. Выяснил, что действительно автомобиль был найден через пару недель после подачи заявления. Дело закрыто, что логично. Нелогично, что автомобиль не вернули законному владельцу, не получили его пожизненную благодарность и, чего греха таить, немалый откат. Вместо этого машина зачем-то перегоняется в славный подмосковный городок Старая Купавна, на улице берется за пуговицу первый попавшийся обормот, которому вручаются ключи и документы на машину, а с него взамен – расписка о принятии на ответственное хранение и обязательство машину не эксплуатировать, не разбирать, не продавать и т.д.  Тут надо отметить, что автомобиль был найден фактически случайно: была накрыта фирма, занимавшаяся продажей угнанных на заказ автомобилей. На момент обнаружения на моей машине не были перебиты номера, не исправлены документы и даже госномера на ней стояли "родные". Соответственно, сразу после обнаружения автомобиль был снят с угона как есть – с документами и номерами.

Автомобиль найден, снят с угона, дело закрыто и положено в архив. А автомобиль пылится в чужом гараже и если бы не алчность МНС – неизвестно, чем бы все кончилось.

Следователь при нас достал пыльную папку, полистал ее, поцокал языком, высказался, что следователь, ведший это дело (и, что примечательно, сразу после его закрытия уволившийся) что-то как-то недоглядел, вопросов тут никаких быть не может, поэтому завтра мы едем в Старую Купавну и забираем автомобиль. В тот момент меня интересовало только, насколько машина подешевела за это время, стоят ли на ней еще те недешевые колеса и та эффектная магнитола, что я поставил в свое время…

На следующий день я, следователь и мой друг в качестве второго водителя поехали за авто. Приехав на место, мы стали ждать, когда спустится следователь с тем господином, что должен нам вернуть автомобиль и ключи. И он спустился, но с выражением явного недоумения на лице. Нам было заявлено следующее: ничего не знаю, никто никогда ко мне не обращался, никакого автомобиля на ответственное хранение я не принимал, и вообще, гаража у меня нет, и, тем более, я не писал никаких расписок. Следователь, надо отдать ей должное, за несколько минут уболтала его настолько, что, когда она невзначай спросила, а можно ли осмотреть его гараж, наш господин не только не вспомнил, что у него нет гаража, но и спросил какой именно из его гаражей нам показать? Потом он поправился, уточнив, его гараж показать или отцовский? Мы поехали смотреть его гараж. В нем, к величайшему огорчению, было очень и очень пусто. Результатом поездки стала повестка явиться на допрос господину Г., а нам – обещание держать нас в курсе и повторное заверение, что все кристально чисто и понятно и проблем никаких не будет.

Первые несколько недель от следователя действительно поступали звонки о результатах работы: на первый допрос господин Г. не явился, на повторный тоже не приехал, в ответ на третью повестку позвонил некий человек, представившийся адвокатом господина Г., и потребовал прекратить необоснованное ничем давление на его клиента, а в ответ на просьбу представиться звонивший предпочел повесить трубку, после четвертой повестки господин Г. предпочел покаяться в том, что машина действительно была у него некоторое время, но потом пришли "следователи" и машину забрали, чтобы "вернуть ее владельцу" (не оставив напоследок никаких документов о том, что автомобиль изъят и претензий к господину Г. не имеется); вместо пятой повестки на дом к господину  Г. приехала сама следователь в сопровождении наряда. На этот раз дверь открыла его супруга, которая сообщила, что с мужем она развелась, тот выписался от нее, уволился с работы и отбыл в совершенно неизвестном направлении. В квартиру при этом следователя она пустить отказалась.

К тому времени уже прошло полгода. Меня возмутил такой финал, который я счел следствием нерасторопности следователя, о чем я и пришел заявить начальнику отделения. И узнал потрясающую новость: следователь уволилась через неделю после моего к ней визита, а дело сдано обратно в архив!

Под присмотром начальника отделения дело вновь было извлечено со стеллажа и заново просмотрено. Выяснилось, что звонила мне следователь уже по собственно инициативе, с сотового, что господин Г. на самом деле уволился и исчез, но искать мой автомобиль никто и не собирался.

Далее, с подачи начальника отделения, последовало обращение в суд с иском к господину Г. о возмещении материального и морального ущерба. В коем и было отказано "в связи с отсутствием в действиях господина Г. состава преступления". Логично: нет машины – нет преступления. Честно говоря, к самом господину Г. претензий у меня было гораздо меньше, чем к блюстителям правопорядка: человеку вручают машину и забывают про него на несколько  лет… Грех не продать, хотя бы и на запчасти, хотя бы и по-черному, благо документы и номера есть. Гораздо больше вопросов и претензий было у меня к самой милиции, а потому следующий иск был подан против них. Результат вполне закономерен: отказать в возбуждении дела "в связи с отсутствием состава преступления". Иск против прокуратуры был отклонен с аналогичной формулировкой.

Подведу краткие итоги. Следователи по моему делу увольняются сразу после ознакомления с ним, и, видимо, не без выгоды для себя. Господин Г. несколько лет неизвестно как распоряжается случайно (случайно ли?) доставшимся ему автомобилем, а когда приходит время объясниться – автомобиль бесследно исчезает  вместе с самим персонажем. Милиция в своих халатности и разгильдяйстве тоже не виновата. Прокуратура тоже права. Остается только один виноватый во всем – я. Я же и пострадавший. Видимо, я должен разбираться сам с собой.

Кончилось дело гражданским иском к господину Г. Суд я заочно выиграл, мне было присуждено 150 тысяч рублей за автомобиль и пять тысяч за моральный ущерб. Из этих денег 25 тысяч отходят адвокату, а сами деньги приставы еще должны получить с неизвестно где находящегося и, как уже точно известно, ничем официально не владеющего господина Г.



Партнеры