Как сдать страну в надежные руки

В эпоху политической непредсказуемости на полных парах влетает Россия.

19 июля 2007 в 13:41, просмотров: 605

Раздумья об этом сейчас отравляют жизнь абсолютного большинства столпов нынешнего политрежима. Но беспокоиться стоит не только чиновникам. Ведь в нашей стране проблемы верхов обычно очень быстро перекладываются на низы.

“Ахиллесовой пятой популярных, но авторитарных режимов является проблема передачи власти” — сегодня эта мудрость относится к азам политологии. Конечно, наш великий и тоже не слишком демократичный сосед Китай доказал, что задача сохранения стабильности при замене на капитанском мостике в принципе вполне поддается решению. С момента отхода от дел в начале 1990-х годов отца китайских реформ Дэн Сяопина в Поднебесной без всяких потрясений сменилось уже два верховных лидера. А сейчас в КНР уже началась подготовка к новой плановой смене власти.

Но Россия и Китай слишком разные. Пекинские политтехнологии не могут служить образцом для Москвы. К горькому сожалению, никакого внятного политрецепта не могут предложить и ориентированные на Запад российские либералы. Уже навязло в зубах повторять, что на том же Западе устойчивые демократические системы складывались в течение многих столетий. А те страны, которые превозносятся американскими и европейскими СМИ как примеры быстрых и успешных преобразований, на самом деле вряд ли являются таковыми.

Например, в свежем номере американского журнала “Ньюсуик” в качестве образца быстрой и успешной политтрансформации приводится... Ливия экстравагантного диктатора Муаммара Каддафи. В усыпанной похвалами Каддафи статье есть даже цитата некоего профессора Стэнфордского университета. По мнению ученого мужа, Ливия круче России, поскольку “в ней меньше коррупции”. Видимо, прошлое участие ливийского правителя в организации масштабных терактов на Западе ныне представляется американским апологетам Каддафи “малозначимым”.

Или возьмем более близкий нам пример. Критику Саакашвили в западной прессе невозможно найти даже с помощью микроскопа. Но неужели Грузия является настоящей демократией?

Получается, что, готовясь к своему уходу из президентского кресла, Путин просто вынужден быть первопроходцем. Впрочем, к счастью, Россия — не единственная крупная страна СНГ, которая собирается подвергнуть себя грандиозному политэксперименту под названием “цивилизованная смена власти”. Те же самые процессы сейчас без лишнего шума запускаются и в Казахстане. Правда, метод, который для этого избрал Нурсултан Назарбаев, отличается от российского.

Назарбаев пошел по кривой дорожке других центральноазиатских правителей — так очень многие восприняли недавнее известие о том, что парламент Казахстана снял для Нурсултана Абишевича ограничение по количеству президентских сроков. В такой реакции содержится лишь один дефект. Упускается из виду степень реальной амбициозности Назарбаева как государственного деятеля.

Покойный Сапармурат Ниязов был твердо настроен управлять туркменами как своей частной собственностью до самой смерти. Но он не строил никаких иллюзий о том, что случится после этого момента. В частных беседах Туркменбаши много раз пророчествовал, что “мои статуи сбросят с пьедесталов”. И, как выясняется сейчас, Ниязов попал в точку. В его бывшей вотчине каждый день происходят перемены: то с экранов ТВ исчезнет золотой профиль Туркменбаши, то его имя удалят из государственного гимна.

Нурсултан Назарбаев не прочь через какое-то время превратиться в политического пенсионера. Но, как широко известно в Астане, он собирается остаться в истории в качестве отца-основателя современного Казахстана — государства, где как часы работает не только экономика, но и политическая система.

Назарбаев всегда отличался от российских политиков полным отсутствием романтических иллюзий и способностью принимать неприятные факты. Даже сейчас многие в нашей стране серьезно считают, что Россия способна совершить “прыжок в демократию”. И все проблемы, мол, сводятся к “злокозненности” путинского режима.

Глава Казахстана еще в начале 90-х не особо скрывал мнение, что нищета основной массы населения и демократия — вещи несовместимые. Возможно, это произошло потому, что еще в 1991 году Назарбаев обзавелся советником из Южной Кореи доктором Бэнгом. А именно в этой стране была предельно наглядно продемонстрирована прямая связь между наполненностью кошельков и состоянием политической системы.

Около 40 лет Южная Корея управлялась жесткими авторитарными лидерами, которые за это время умудрились поднять экономику с помощью сочетания капитализма и правительственных пятилетних планов. Но как только в 1980-х годах уровень жизни в стране стал напоминать западный, в Южной Корее начался настоящий разгул демократии. Местные политики сейчас относятся к числу самых запуганных избирателями слуг народа на земном шаре. Даже намек на злоупотребления может отправить в отставку или даже тюрьму хоть президента страны.

Сегодня в Центральной Азии Казахстан является единственной страной с бурно развивающейся экономикой. Хотя реальные шансы добиться экономического чуда были и у других, например у Узбекистана. “Да, узбеки больше нас подвержены опасности исламского фундаментализма, — сказал мне недавно крупный казахстанский политик. — Но если бы им дали свободу, то в экономическом плане узбеки смогли бы быстро всех обогнать. Ведь умение торговать у них в крови. Вместо этого власть в Ташкенте задушила экономическую инициативу населения”.

Политики в Астане уверяют, что сейчас Казахстан постепенно приступает ко второму этапу реформы. На фундаменте успешной экономики начинается строительство устойчивой политической системы. Российские слуги народа, правда, говорят примерно то же самое и про нашу страну. Но, с точки зрения казахов, последовательность действий должна быть иной.

Путин дает ясный ответ на вопрос “когда?”. В марте 2008 года в России появится новый президент. Но ВВП не отвечает на вопрос “что?”. Никто сегодня не знает, как следующей весной будет выглядеть политическая система нашей страны.

У Назарбаева все наоборот. Он не дает ответа на вопрос “когда?”. Срок пребывания Нурсултана Абишевича на президентском посту сейчас, по сути, зависит только от него самого. Зато глава Казахстана, по крайней мере в теории, предельно конкретно отвечает на вопрос “что?”.

“Смысл политики Назарбаева заключается в переводе управления страной с ручного на автоматический режим, — сказал мне хорошо знающий мышление казахстанского руководства российский политолог Юрий Солозобов. — Он не планирует передавать власть другому харизматику. Вместо этого ставка делается на создание работающих государственных институтов. В 1969 году основателя современной французской политической системы Шарля де Голля на посту президента сменил безликий чиновник Помпиду. Но жизнь страны это не ухудшило. Для нормальной работы государственным институтам страны больше не требовался харизматик. Именно такого эффекта и хочет добиться Назарбаев”.

К логике Солозобова не подкопаешься. До прихода де Голля к власти в 1958 году Франция плавно переползала из одного правительственного кризиса в другой. Страна завязла в колониальной войне в Алжире. А ее финансы пели романсы. Авторитарный генерал сумел разрубить все гордиевы узлы и придать своему государству необходимое ускорение. На протяжении нескольких десятилетий после отставки де Голля Франция, несмотря на множество проблем, в целом развивалась вполне стабильно. Необходимость в новом толчке наглядно проявилась лишь в последние годы.

У сторонников Назарбаева есть и ответ на главный каверзный вопрос: почему для повторения “эффекта де Голля” Казахстану понадобилось отказаться от сроковых ограничений для ее первого президента. “Экономический бум в стране в полной мере проявился лишь в последние годы, — отвечает скептикам Юрий Солозобов. — Еще год назад уход Назарбаева привел бы в Казахстане к масштабным политическим потрясениям. Сейчас политическая система уже значительно укрепилась. А через три-четыре года смена власти и вовсе будет технической и абсолютно безболезненной процедурой”.

В прошлом траектории политического процесса в России и Казахстане очень часто совпадали. Например, едва Ельцин в 1993 году избавился от непослушного парламента, как Назарбаев сразу принялся за роспуск своего (в Алма-Ате тогда, правда, обошлось даже без намека на танки и кровь). Но сейчас Путин и Назарбаев решили идти к одной и той же цели разными дорогами. И, наверное, это очень даже хорошо. Ведь сейчас никто не может сказать, чей путь прямее и правильнее. Так что мы сможем как минимум учиться на ошибках друг друга.

 

 



Партнеры