Новеллы

27 июля 2007 в 13:46, просмотров: 690

Нитки-ниточки


 

Сперва я не мог понять, почему он носит наглухо застегнутые рубашки. И сказал ему: “Да распахни ворот, ты же молодой парень”. Он послушался и надел белую свободную рубашку и красный пуловер с вырезом. Тут я увидел шрам, идущий из-под самого горла — не тоненький, не аккуратненький, а грубый, похожий на борозду.

Впечатление было такое, что резали не остро отточенным скальпелем, а вскрывали тупым консервным ножом.

Предъявив этот шрам во всю длину (полукружием разрез огибал левую половину грудной клетки), он рассказал: была операция, вшили искусственный клапан, клапан работает отлично, не изнашивается, он даже прочнее натурального, но вот нитки, ниточки, которыми суррогат прихвачен к сердечным стенкам, нитки эти, увы, ненадежны, качество оставляет желать лучшего, из-за ниток, внушили ему медики, может произойти беда. Срок годности ниток — четверть века.

— Если начнут рваться… Если износятся… — Он виновато улыбнулся, будто испытывал неловкость за то, что сообщает столь неприятную информацию. — Стенки сердца ведь очень тонкие. Второй раз к ним ничего не пришьешь…

Он посерьезнел. Упрямый, боксерский его подбородок выдвинулся вперед.

— Понимаешь, это значит, отпущенный срок ограничен. И, значит, мне уже сейчас надо чего-то добиться. Чтобы успеть сделать столько, сколько другие. И семью создать. И по работе. А у меня даже девушки знакомой нет…

Еще он рассказал, что пребывает в ссоре с отцом и матерью, живет у бабки, а на жизнь зарабатывает, разгружая ночью вагоны.

Я услышал: внутри него будто тикает маленький часовой механизм, на стрелках которого повисли мешки с картошкой и сахарным песком.

На пляже


 

Альбатрос смотрел на женщину серыми водянистыми глазами почти влюбленно. Она бросила ему кусок бутерброда.

Мужчина подкрадывался, нет, полз по каменистому берегу — якобы к альбатросу. Но потом внезапно схватил женщину за щиколотку. Женщина испугалась, рассмеялась.

Так начиналась любовь.

Как выбирать арбуз


 

Знаете, как надо выбирать арбузы? Я научу. Непременно с желтым пятном на боку. Но это пятно — еще не гарантия. Что все будет хорошо. Вот как я об этом узнал. Однажды увидел на развале такой арбуз. С пятном.

Подошел и говорю продавцу: “Взвесь”. Продавец взвесил. Говорит: “Семь кило. С вас столько-то”. А я говорю: “Оставь себе. Он такой сладкий”. Продавец меня чуть не убил… Наверное, не знал этой приметы. Ну, про пятно.

 

Драндулет


 

Он удачно сбыл с рук свой старый автомобиль. Удачнее не придумаешь. Можно сказать: избавился от металлолома. Ведь был изношен до предела, спидометр вообще не фурычил, барахлил карданный вал, тормоза были ни к черту. Да и помят изрядно, дважды по пьянке налетал на деревья, один раз долбанулся лоб в лоб, правда, влегкую, на малой скорости — в грузовик. Гонял в хвост и в гриву на своем драндулете почти десять лет.

Но выправил крылья, зашпаклевал, подкрасил — и назначил запредельную цену. Что же вы думаете — дали. Так удачно, видимо, скрутил километраж и замаскировал изъяны. Не торгуясь, отслюнили сполна. Его аж проняло, совесть проснулась:

— Внимательней, внимательней смотрите. Может, вам что-то не нравится, так скажите, не стесняйтесь.

А они:

— Нам недалеко ехать.

— Хоть под капот загляните. Мне ж обидно: я мотор в идеальном состоянии содержу. Каждый день перебирал детали…

Они:

— Зачем мотор? Все равно колымагу взрывчаткой начиним…

Посмеялись. Он думал: шутят. А когда шарахнуло, и на воздух взлетел замминистра с семьей, и пришли выяснять, кому торганул машину (на одном из обломков сохранился выбитый номер), тогда смикитил: нет, покупатели не обманывали. Готовились распорядиться машиной всерьез.

Множество случайных людей погибло, многие были покалечены. Ведь припарковали оштукатуренную красавицу возле городка аттракционов, в самом оживленном месте. И оно после этого перестало быть оживленным, стало омертвленным.

Но он-то, он-то продал свою машину до крайности удачно. Сбыл с наваром. Что ему до какого-то замминистра? И его семьи…



    Партнеры