КАК “ТУР” В ОЩИП

Знаменитая французская велогонка снова при смерти

3 августа 2007 в 14:00, просмотров: 200

В уже далекие 80-е и 90-е пределом мечтаний велосипедиста-шоссейника были три майки. Радужная (для лидера мирового чемпионата), розовая (идущему впереди пелетона итальянского марафона Giro) и желтая. Для того, кто едет впереди на супермногодневке Tour de France. Та самая, от которой в наши дни впору шарахаться как черт от ладана. Эверест велосипедного спорта опять погряз в скандалах, причем такого характера, что ни за что не добавят ему популярности.

Нечто похожее приходилось писать 9 лет назад. В тот самый год, когда в России грянул финансовый кризис, Франции тоже пришлось несладко. Страна, придумавшая “Тур”, в 1998 году стала эпицентром грандиозного скандала, связанного с допингом. Напомню, все началось с анонимных высказываний в прессе. Потом прямо в расположение команд на промежуточных стоянках пожаловали жандармы с обысками. Целые велогруппы снимались с марафона по ходу дистанции, и до Триумфальной арки в Париже, где традиционно проходит финиш, доехало рекордно малое количество участников. “Большая петля затянулась на шее” и “Тур, ставший фарсом” — заголовки, прочно осевшие в памяти. К слову, вышедший победителем той “Петли” итальянец Марко Пантани через 2 года был снят с Giro d’Italia после двух положительных проб на эритропоэтин, а в феврале 2004-го был найден мертвым в номере отеля. В качестве причины его смерти были названы наркотические средства.

2007 год. “Тур” в честь столицы летней Олимпиады-2012 стартует в Лондоне и через Францию направляется к югу, в соседнюю Испанию. Там, на обочине дороги, по которой вот-вот должен пройти на огромной скорости караван, раздается хлопок. Позднее выяснится, что ответственность за теракт взяла на себя сепаратистская организация ЭТА. Взрыв — как дурное предзнаменование. О грядущих фактах выявленной гемотрансфузии, то есть незаконного переливания крови, которое определять современные лаборатории довольно просто научились, корреспондента “МК” еще ранней весной предупредил руководитель отдела антидопингового обеспечения Росспорта Николай Дурманов. К сожалению, это слово опять всплыло на “Большой петле” в связи с пробой одного из сильнейших гонщиков — представителя Казахстана Винокурова, выигравшего ранее два этапа.

Конец гонки — это понятно. Но почему-то его велогруппе приходится сойти с дистанции... в полном составе.

Понятно, что это может означать. Сейчас, когда “Тур” закончен, представители команды “Астана” получают уведомление, что проба “Б” была (обратите внимание!) “не отрицательной”, и потому Винокурова отчисляют.

Но самый тяжелый удар по велоспорту был нанесен после того, как собственная команда безоговорочного лидера — датчанина Расмуссена — отозвала его с гонки. Официальное объяснение в том, что он несколько раз ускользал от допинг-тестов, а во время проведения последнего из них заявил, что находится в Мексике. Микаэля тем временем видели в Италии, то есть вся легенда рухнула в одночасье. Команда “Рабобанк” снимает своего фаворита во имя спасения репутации, но никаких допинг-тестов он при этом не проходит. И, соответственно, открещивается от фактов употребления. Потому что не пойман — не вор. Но что такое шоссейные велогонки?

Это далеко не соревнования равноправных участников. Когда теряют лидера, сводится на нет тяжелейшая работа “грегари” — целой группы его напарников, помогающих ему сохранить лидерство. Не это ли заставило также сняться с “Тура” через день после Расмуссена его партнера по команде россиянина Дениса Меньшова?

Но его уход также покрыт завесой тайны: почему он остановился у обочины вместо того, чтобы сделать заявление перед стартом этапа и вычеркнуть себя из числа гонщиков?

И еще один поворот. Не успели на родине в Испании отгреметь празднования в честь победителя многодневки, молодого Альберто Контадора, как и в связи с его именем поползли нехорошие слухи. Готовишь этот материал, а сам думаешь: неужели к выходным чемпионом-2007 объявят кого-то другого? А удивляться уже ничему не приходится...

Одна из бед профессионального велоспорта заключается в отношении между спортсменами и командами, которые они представляют. Велогруппы — довольно условные образования, жизнь которых основана на спонсорском участии. Спортсмен, заключающий контракт с командой, уже никак не может повлиять на решения ее персонала — от стратега до доктора, а команда при этом довольно скупо осведомлена, что происходит со спортсменом, скажем, в сборной страны, которую он также представляет. И уж если подчас бывает неизвестно, где находится велосипедист, тем более неизвестно, что у него сейчас в крови. А получается вот что. Уже ясно, например, что в Пекине-2008 не будет ни Винокурова, ни Расмуссена и еще ряда потенциальных чемпионов Олимпиады. Да что там говорить! Останутся ли вообще в программе Олимпиады шоссейные гонки?

Как ни смешно, пора опять изобретать велосипед...



Партнеры