Шельф под хвост попал

Нездоровое арктическое возбуждение мировых держав может оказаться необоснованным.

9 августа 2007 в 15:17, просмотров: 529

Определимся сразу: сейчас с юридической точки зрения шельфа как бы не существует. По крайней мере, именно об этом однозначно и недвусмысленно заявил вчера судья международного трибунала ООН Анатолий Колодкин. Но даже когда он будет определен в новом качестве, России потребуется доказать свое право собственности на подводное царство. Которое, по самым предварительным оценкам, имеет площадь не меньше 1200 тысяч квадратных километров и содержит около 10 млрд. тонн нефти и газа, не считая драгметаллов и других полезных ископаемых.

Еще 6 лет назад Россия подала в комиссию ООН представление по границам континентального шельфа. И с тех пор перед нашей страной стоит сверхзадача: доказать, что один подводный хребет (Ломоносова) и одно подводное поднятие (Менделеева) непосредственно связаны между собой. В этом случае весь мир признает наше право на обладание шельфом общей протяженностью свыше 350 морских миль в глубь океана от береговой полосы. А это — не только разработка уже упоминавшихся ресурсов, но и дополнительные доходы от гораздо более привычных промыслов. Создание исключительной экономической зоны даст России возможность собирать деньги и с желающих заниматься рыболовным промыслом, а не только добывать из недр необходимые ископаемые. Потому что сейчас эта территория по большому счету не имеет юридического статуса и считается “общим наследием человечества” — экстерриториальной зоной в экономическом и промышленном смысле.

Поданного в 2001 году представления оказалось мало, и комиссия ООН предложила России изыскать доказательства связи “Ломоносова” с “Менделеевым”. Желательно — научные. И состоявшаяся экспедиция Чилингарова в принципе преследовала именно эту цель. Титановый флажок на глубине не противоречит нормам международного права, но и совершенно ничего не означает: это вроде надписи на скале: “Здесь был Вася”. Смысл экспедиции был именно в том, чтобы взять пробы грунта, анализ которых может дать России поистине неисчислимые экономические выгоды.

И если анализ проб грунта докажет правоту российских ученых, то претензии на арктический шельф, которые заявили еще семь стран, окажутся практически несостоятельными. За исключением тех, кто непосредственно соприкасается с Северным Ледовитым океаном и имеет на него тоже определенные права. Но уже — исключительно на своей территории.

 

СПРАВКА “МК”:

Законодательная судьба арктического шельфа

1916 г. — после открытия островов в Северном Ледовитом океане Россия официально объявляет, что все открытые острова — и исследованные, и еще не открытые — принадлежат ей.

1924 г. — аналогичное территориальное право было подтверждено новой властью.

15 апреля 1926 г. — принимается постановление Президиума ЦИК СССР “О земле и островах в Северном Ледовитом океане”, в соответствии с которым собственностью государства признаются все земли между 32-м градусом восточной долготы и 168-м градусом западной долготы.

1958 г. — на первой Женевской конференции по морскому праву принимается “Конвенция о континентальном шельфе”, в соответствии с которой никто не имеет права вести добычу на шельфе без согласия государства-“шельфообладателя”.

1982 г. — принята “Всеобъемлющая конвенция по морскому праву”. Утверждаются два положения: определение континентального шельфа и установка 200-мильной экономической зоны хозяйствующего на нем государства.





Партнеры