Сестры по-разному

Татьяна и Ольга Арнтгольц: “Мы легко уступали друг другу парней”

30 августа 2007 в 17:55, просмотров: 577

В жизни не видела таких разных близнецов, как Ольга и Татьяна Арнтгольц! Хрупкая, сдержанная, деликатная Ольга кажется полной противоположностью роскошной порывистой, резкой Татьяне. По ходу разговора артистки и сами подтверждают, что общие у них только фамилия, отчество, профессия и огромная любовь друг к другу.

Женщина и девочка

— Я собиралась спросить, как вас только режиссеры на роли выбирают, таких одинаковых! Теперь понимаю, вопрос неуместный — вы совсем не похожи!

Т.: — Это правда! Впрочем, где-то до второго курса Щепкинского училища внешне мы не сильно друг от друга отличались. Но когда начали сниматься, нас стали каждую по-своему гримировать, причесывать. Помню, мне сделали челку, а Ольга долго ходила с гладко уложенными назад волосами. К тому же она тоньше по конституции и от этого выглядит более юной и трогательной.

О.: — Мы недавно снимались у Кончаловского. Таню взяли на эпизодическую роль, а мне досталась одна из главных. Андрей Сергеевич объяснил это тем, что Таня — больше женщина, а я — девочка. Для героини, которую я в итоге сыграла, требовалось больше внешней ранимости и внутренней силы.

— Вы согласны с этим определением?

Т.: — У нас самих другое разделение: Оля — разум, а я — чувства. В ситуации, когда я могу вспылить, отреагировать чересчур экспрессивно, Оля всегда поступит более мудро и дипломатично. Кстати, это делает ее, на мой взгляд, более интересной, глубокой актрисой, чем я.

О.: — У Тани и вправду эмоции бьют через край. Тогда как я во всем руководствуюсь рассудком. Поэтому когда режиссер пробует нас обеих на одну и ту же роль, а потом долго думает, кто же из двоих лучше, мы сами отказываемся работать с ним. Это значит — человек про нас ничего не понял и толку из совместной работы не выйдет.

— А случалось, что одна из вас поневоле “отбирала” роль у другой?

Т.: — Так было с фильмом “Русская”, где изначально героиню должна была играть я. Но поскольку не смогла, взяли Олю как близкую по типажу. Кстати, это оказалось стопроцентным попаданием в образ.

О.: — Мне очень повезло, именно на этом фильме я встретила “своего” режиссера, с которым теперь продолжаю плодотворно работать.

Не считая мужчин

— Таня, а вам не было обидно? Ведь “своего” режиссера могли найти вы, а не сестра…

Т.: — Абсолютно нет! Я фаталистка, считаю, что мое от меня не уйдет. И потом, как можно ревновать в профессии к самому родному человеку?

О.: — Понимаете, между нами никто никогда не пытался разжечь конкуренцию, понимая, что это бесполезно.

— А вы никогда не влюблялись в одного и того же парня?

Т.: — Мы очень хорошо чувствуем друг друга. И если, допустим, я понимала, что сестре нравился некий юноша, то автоматически закрывала на него глаза.

О.: — Кстати, в школьные годы мы вообще стеснялись обсуждать между собой личные темы. Просто наблюдали со стороны, что у кого происходит, и делали выводы.

— Иногда близнецы ради шутки ходят друг за друга на свидания…

Т.: — Да-да, и сдают друг за друга экзамены…

О.: — Знаете, это все не про нас. В подобные авантюры никогда не пускаемся. Да и не видим смысла, поскольку знаем, что во многом не похожи. А раз так, наш обман быстро раскроется.

— А вы шутки ради не соревновались, у кого больше поклонников?

Т.: — Вот глупости какие! Зачем? Например, у Оли романы начались раньше, чем у меня. Но я от этого не рыдала в подушку. Просто опять-таки понимала, что мое время пока не пришло!

О.: — Я очень серьезно отношусь к такому понятию, как личная жизнь. И даже не представляю, как можно “шутки ради” считать, кто, с кем, сколько раз!

— На данный момент вы девушки свободные или занятые?

Т.: — У меня есть молодой человек, близостью с которым я очень дорожу. Он тоже актер, отчасти поэтому мы отлично понимаем друг друга.
О.: — Простите, но я на эту тему не буду говорить ничего.

Раздеться красиво

— Разочарования в любви, по-вашему, разрушают человека или делают сильней?

Т.: — Конечно, в тот момент, когда тебе плохо, кажется, что страдания только разрушают. Но потом происходит переоценка ценностей. Я, например, очень благодарна всем, кто меня когда-то не любил, отвергал, не замечал. Именно за счет подобного опыта я стала глубже, внутренне многослойнее — и как женщина, и как актриса.

О.: — Есть люди, которых любовные страдания могут погубить. А есть те, которые получают из них правильные выводы. Я как человек рациональный отношусь ко вторым.

— Вы говорили, что личная жизнь для вас важнее работы. А могли бы, допустим, уйти на три года в декретный отпуск и не сниматься?

Т.: — Я бы могла, думаю. Хотя полностью отказаться от карьеры ради мужа для меня исключено абсолютно.

О.: — Сейчас многие актрисы работают почти до самых родов и через два месяца после них возвращаются в профессию. По-моему, это правильно. Можно, конечно, засесть в декрет и на три года, и на пять, и на десять. Только зачем тогда образование получать до этого, как-то развиваться? Уверена, в вопросе “карьера или ребенок” можно найти разумный компромисс.

— Реально ли, по-вашему, достичь компромисса в споре с любимым мужчиной, если тот запрещает сниматься в эротических сценах?

Т.: — Во-первых, мужчина, если он любимый, обязательно должен доверять. А во-вторых, понимать, что такое эротические сцены. Представьте себе, вокруг десятки человек, все суетятся, галдят, дают какие-то указания. Полуобнаженная героиня при этом лежит и ждет, когда правильно выставят свет, выберут нужный ракурс. В таких ситуациях становится холодно, затекает рука или нога. И тебе уже совершенно не важно, кто там лежит на тебе, что он делает и как на тебя смотрит.

О.: — Некоторые актрисы принципиально отказываются раздеваться в кадре. По-моему, это не совсем профессионально. Вот есть сценарий, сюжет, по которому необходимо показать эту вполне естественную часть жизни персонажей. Главное, сделать не пошло и красиво.

Страстный Чадов

— Какой самый необыкновенный комплимент вам приходилось слышать?

Т.: — Как-то я возвращалась с репетиции под моросящим дождем, без зонта. Помню, чувствовала себя уставшей и одинокой. И вдруг рядом со мной останавливается шикарная машина, опускается окошко, и из него раздается мужской голос: “Девушка, вы самая красивая на планете!” И все, и никаких дурацких заигрываний. Эти слова незнакомого человека здорово подняли мне настроение!

О.: — А я не могу назвать какой-то конкретный комплимент. Их было очень много.

— Вы часто снимаетесь с импозантными коллегами-мужчинами, заигрывания случаются?

Т.: — Я много работала вместе с Александром Домогаровым. Очень благодарна ему, что он меня, еще девочку-студентку, поддерживал и помогал советами. Мы до сих пор с ним дружим, поздравляем друг друга с праздниками, радуемся при встрече. Но никакого намека ни на роман, ни на флирт между нами не было.

О.: — Когда я снималась в “Русской” с Андреем Чадовым, некоторые думали, что у нас не только профессиональные отношения. Это неправда: мы с Андрюшей просто приятели еще со времен учебы на одном курсе. Наша дружба отчасти помогла нам сыграть страстных любовников.

Двойная ставка

— Вы обе признанные красавицы, известные актрисы. Одинаковая ли у вас ставка по гонорарам за съемки и фотосессии?

Т.: — Да, эта ставка одного уровня.

О.: — Мы с Таней общими усилиями заработали на квартиру в Москве. Правда, сейчас там живу я, а Таня — отдельно, со своим молодым человеком.

— А машины у вас одинаковые?

Т.: — У меня автомобиля пока нет, да и “прав” тоже. К слову, я сейчас учусь водить — это мне надо для новой роли. Но особых способностей к этому делу как-то не чувствую. Возможно, так и продолжу передвигаться по городу на такси или пешком.

О.: — Я тоже пока не вожу сама. В основном езжу с водителем на служебных машинах от киностудий.

— Сейчас в моде увлечение экстримом: серфинг, горные лыжи, сноуборд. Вас это привлекает?

Т.: — Только если предстоит играть роль “экстремальной” героини. Для своей новой работы я, например, учусь кататься на лошадях. А ради развлечения максимум, что я делала, — летала на дельтаплане.

О.: — Я в этом смысле еще более консервативна. Когда мне предлагают что-нибудь эдакое, сразу думаю о том, что меня ждет работа. И если, не дай бог, я откуда-нибудь упаду, переломаю руки-ноги, то подведу большой коллектив, режиссера, партнеров.

Брачные обеты

— А как вы отдыхаете — вдвоем или порознь?

Т.: — Стараемся подгадать так, чтобы провести отпуск вместе. Причем всегда мечтаем о путешествиях в разные страны. Но только появляется время — рвемся в родной Калининград, где живут наши родители. Вот этим летом пробыли там целых две недели — просто сказка!

О.: — Для нас самое ценное — пообщаться с мамой и папой, которых очень любим и которые для нас пример для подражания во всем. Они прожили вместе 35 лет и сохранили прекрасные отношения, семейные традиции.

— Может быть, это потому, что вы все еще не вышли из состояния детства?

Т.: — Точно! В некоторых ситуациях я чувствую себя абсолютным ребенком, и мне это нравится.

О.: — Любовь родителей друг к другу и к нам — главное, что подпитывает. Кстати, именно родители — сами актеры — отдали нас когда-то в театральный класс лучшей гимназии в городе. Это и определило всю нашу будущую судьбу. Потому как сами мы и не думали становиться артистками.

— Не ранит ли вас то, что в наше время такие понятия, как семья, верность, уважение мужчины к женщине, девальвировались? Особенно в артистической среде…

Т.: — Мы не живем с оглядкой на других. У нас с сестрой крепкая команда, в которой человеческие ценности на первом плане. Причем это не значит, что мне непременно нужна традиционная свадьба с белым платьем и фатой. Важны честные отношения, в которых мужчина и женщина — лучшие друзья. Слава богу, сейчас у меня все именно так!

О.: — Мы получили очень правильное воспитание. И лично я очень надеюсь построить свою будущую семью по образу и подобию наших родителей.





Партнеры