Разложить на атомы

2 сентября 2007 в 16:53, просмотров: 466

Проблема атомной безопасности Армении уже не первый год находится в центре внимания зарубежных экспертов. В большинстве случаев интерес носил негативный характер. Долгое время Турция и Азербайджан поднимали шум вокруг экологической опасности атомной энергетики Армении для всего региона, периодически к ним присоединяла свой голос и Грузия. Однако в эпоху битвы за углеводородное сырье атомное сырье приобретает на Южном Кавказе, в том числе и для Армении, все больше веса. Страны региона – каждая как может – на будущее пытаются избавиться от зависимости от углеводородных энергоносителей, а сам регион рискует превратиться в регион с «атомными» разделительными линиями.

МЕЖДУ ЗАПАДОМ И ВОСТОКОМ

ЕС и США многие годы «уговаривают» власти Армении отказаться от атомной энергетики и законсервировать, а затем демонтировать Армянскую АЭС в Мецаморе – пока единственную атомную электростанцию в регионе.

ААЭС была введена в строй в 1980 году и остановлена в марте 1989 года по политическим причинам. Станция повторно введена в эксплуатацию в ноябре 1995 года в связи с острейшим энергетическим кризисом в республике.

Под закрытие АЭС Еревану сулили деньги, и немалые. Но в 90-е годы, в особенности на фоне карабахской войны и сухопутной блокады Армении со стороны Турции и Азербайджана, армянским властям удалось доказать своим западным визави, что альтернативы развитию атомной энергетики в стране пока нет. А на фоне враждебности двух непосредственных соседей из четырех вряд ли оправданно отказываться от источника энергии, обеспечивающего относительную энергетическую независимость от внешнего мира.

Правда, Западу как раз и нужно было, чтобы Армения в энергетическом плане впала в зависимость именно от Азербайджана – и не только из-за того, что у кого-то на Западе, допустим, был готовый план «урегулирования» карабахской проблемы в пользу Баку. Проблема для Запада всегда состояла в том, что в сфере атомной энергетики Армения как бы «обеспеченно» гарантировала свою взаимосвязь с Россией, поскольку и атомное топливо для своей АЭС, и в какой-то мере обеспечение безопасности деятельности станции предоставляла российская сторона. Ситуация привела к тому, что после переговоров по линии МАГАТЭ ряд западных стран дезавуировали требования о скорейшем закрытии Армянской АЭС обещанием построить в Армении новую станцию. В частности, об этом некоторое время вела переговоры с Ереваном французская фирма «Фраматом».

Так или иначе, но это привело к тому, что армянское руководство все-таки взяло на себя обязательство закрыть ныне действующую АЭС, как только будет выработан ее ресурс. Тем более что реактор на ААЭС, что называется, «чернобыльского типа», правда, значительно усовершенствованный в плане обеспечения безопасности эксплуатации. Два энергоблока станции оснащены российским реактором ВВЭР-440 первого поколения. Первый блок в настоящее время остановлен. Второй блок мощностью в 407,5 мегаватта вырабатывает в среднем 40–50% всей производимой в Армении электроэнергии.

Ближе к концу 90-х годов подоспело и обещание России помочь Армении в строительстве новой АЭС. Таким образом, атомная сфера республики как бы негласно превратилась в сферу соперничества Запада и России. Но когда в общем русле поисков новых источников энергетической безопасности и независимости власти Армении решили допустить российские энергетические компании к более глубокому проникновению на армянский энергетический рынок и родилось решение о передаче Армянской АЭС в доверительное управление российскому монополисту РАО «ЕЭС», чаша весов начала отклоняться от Запада. Тем более что с подачи российских и местных специалистов начались разговоры о том, что ресурс Армянской АЭС вполне позволит эксплуатировать ее и после 2016 года, когда, согласно первоначальным планам, должна была начаться консервация электростанции.

Нелишне напомнить в связи с этим, что в 2003 году Армянская АЭС была передана в доверительное управление ЗАО «Интер РАО ЕЭС» сроком на пять лет.

Армения предложила России включиться в управление ААЭС с целью разрешения проблем с неплатежами.

В связи с этим российский холдинг совместно с АО «ТВЭЛ» и Минэнергетики Армении разработали соответствующий механизм реструктуризации задолженностей. РАО «ЕЭС России» погасило задолженности ААЭС перед российскими поставщиками ядерного топлива в размере $40 млн. $25 млн. из этой суммы Армения компенсировала российской стороне.

Ситуация начала кардинальным образом меняться, когда обострилась международная дискуссия вокруг атомной программы Ирана и участия в ней России, – речь о строительстве АЭС в Бендер-Бушехре и намерении Тегерана и Москвы продолжить данную программу созданием каскада малых АЭС в Иране.

Наблюдая за тщетными попытками шантажа в отношении ИРИ со стороны США, еще в прошлом году о своем намерении начать развивать атомную энергетику заявили Турция и Азербайджан. А совсем недавно и власти Грузии объявили о намерении построить в республике АЭС. Создалось впечатление, что даже, казалось бы, обеспеченный нефтью и газом (если судить по заявлению азербайджанских властей и англо-американских топливно-энергетических компаний) Азербайджан все же прекрасно понимает, что созданием сферы атомной энергетики он в значительной мере диверсифицирует свои источники энергии, а заодно и укрепит свою энергетическую независимость и безопасность. Естественно, встал закономерный вопрос: резонно ли Армении в такой ситуации, когда все ее соседи вокруг готовятся вступить в «атомную гонку» в регионе, идти на добровольный отказ от атомной энергетики?

Ответ напрашивается сам собой: конечно, нет. Усиление же позиций Армении в сфере атомной энергетики может произойти только во взаимодействии с Россией, коль скоро даже такая куда более мощная страна, как Иран, собирается продолжать свою атомную программу именно с помощью российских специалистов и технологий.

А вот Турция, Азербайджан и Грузия больше надеются на то, что в противовес росту влияния Москвы в атомной сфере Армении и Ирана помощь им во вхождении в «мировой атомный клуб» окажут именно страны Запада. То есть Закавказье и в данном аспекте превратится в регион с «атомными» разделительными линиями. Но суть ситуации неизменна: страны региона на будущее пытаются избавиться от зависимости от углеводородных энергоносителей. И это следует признать тенденцией, грозящей перерасти в господствующую, хотя в регионе пока и не стихает ожесточенная конкуренция вокруг того, по какому именно маршруту на Запад будут «прокачиваться» углеводороды Казахстана и Центральной Азии...

МЫ НАШ УРАН УПОТРЕБИМ

Начиная с апреля текущего года в истории армяно-российских отношений в атомной сфере наступил новый период. Как известно, Москва объявила о создании Международного центра по обогащению урана (МЦОУ) в Ангарске. Идея строительства этого центра заключается в том, чтобы любая страна могла иметь доступ к технологиям обогащения урана в мирных целях при сохранении гарантий нераспространения.

С апреля начались переговоры между Россией и Арменией – и о том, чтобы Ереван присоединился к проекту МЦОУ, и о том, чтобы Россия в лице Федерального агентства по атомной энергии (Росатом) приняла участие в добыче и переработке урана на армянской территории. Во время своего визита в Ереван глава Росатома Сергей Кириенко заявил, что Армения может не только эксплуатировать АЭС, но и добывать уран.

По данным геолого-исследовательских работ, которые были проведены в советское время, залежи урана в Армении составляют 30 тыс. тонн. Однако после проведения геолого-разведочных работ оценочные данные относительно залежей урана в Армении могут увеличиться в полтора-два раза. «Армения может не только использовать уран в своих целях, но и экспортировать его», – сказал Кириенко. Глава Росатома также отметил, что российские специалисты готовы в ближайшее время прибыть в Армению и приступить с армянскими коллегами к геолого-разведочным работам.

«Мы выходим на стратегическое сотрудничество с Арменией в атомной энергетике», – заявил глава Росатома, отметив, что в сфере геологоразведки и добычи урана Россия и Армения создадут СП с долями 50 на 50, которое может вложить от 10 до нескольких сотен миллионов долларов в геологоразведку и добычу урана в одной только Сюникской области на юге Армении. Он также сообщил, что Армения высказала заинтересованность в присоединении к Международному центру по обогащению урана в городе Ангарске.
Кириенко подчеркнул, что если Армения присоединится к МЦОУ, то получит «всю технологическую цепочку ядерного топливного цикла».

По сути, это подтверждение готовности Москвы к оказанию содействия Еревану в строительстве новой АЭС, выражавшейся еще в 1995–1996 годах. И хотя особой сенсационности в этом не было, тем не менее на фоне заявлений обеих сторон о подготовке к созданию СП по добыче и переработке урана слова Кириенко были восприняты как знаковые.

По мнению наблюдателей, собственная добыча урана и доступ к его обогащению будут способствовать строительству новой атомной станции в Армении. «Подписанный Россией и Арменией протокол по геологоразведке, добыче и переработке урановых руд будет способствовать строительству новой АЭС в Армении. Если у нас будет собственное ядерное сырье, то, несомненно, это еще один плюс для строительства у нас новой атомной станции. А если новая АЭС будет построена, тогда Армения станет страной, полностью обеспечивающей себя энергоресурсами», – заявил на подписании соглашения министр охраны природы Вардан Айвазян. Сами же непосредственные работы по созданию совместных предприятий, целью которых будет разведка и разработка урановых месторождений в Армении, начнутся, по словам Айвазяна, уже в 2008 году.

Все это в комплексе, подчеркнул министр, «повысит энергетическую безопасность Армении и взаимодействие в сфере энергетики между двумя странами».

Стоит обратить внимание на следующие слова армянского министра: наличие в Армении урановых месторождений позволит стране стать самодостаточной с точки зрения энергетических ресурсов, «особенно сейчас, когда запасы газа и нефти стали политическим фактором». «Уран, как сырье XXI века, может также стать серьезным фактором, и у нас не будет проблем с постоянно взрывающимся газопроводом, ростом цен на нефть и газ», – сказал Айвазян.

Спустя несколько дней президент Армении Роберт Кочарян заявил, что даже при закрытии в 2016 году Армянской АЭС «Армения должна развивать атомную энергетику, и правительство ведет определенную работу в данном направлении». Чуть позже источники в армянском правительстве даже заявили СМИ, что российская сторона «готова полностью профинансировать строительство новой АЭС в Армении». По разным оценкам, для строительства новой АЭС в Армении мощностью 1000 МВт потребуется порядка $2 млрд. Эксперты считают, что объем финансирования будет зависеть от того, сколько электроэнергии необходимо для нужд государства.

Очевидно, что вокруг будущих планов по «встряске» сферы атомной энергетики Армении уже начинает расти международный интерес. И можно даже сказать, что появляются первые ростки конкуренции. Ведь разговор об азиатской технологии по строительству АЭС означает, что на армянский атомно-энергетический рынок не прочь прийти и японцы. Нарождающийся новый геополитический фактор уже сулит немалые дивиденды Еревану. И кто сказал, что теперь и американцы с европейцами не поспешат предложить армянским властям свои планы и проекты строительства новой АЭС в Армении?!

Между тем есть еще один фактор, связанный с наличием или строительством новой АЭС в Армении, не говоря уже о начале добычи и переработки урана. Дело в том, что страны, обладающие подобным и ресурсом, и потенциалом, как бы негласно считаются гарантированными от военных нападений, тем более – воздушных ударов. Об этой части атомной безопасности, напрямую связанной с обороноспособностью и общевоенной безопасностью, как-то не принято говорить вслух. Однако он имелся и имеется в виду, когда те или иные страны «вдруг» начинают наперегонки пытаться овладеть атомными электростанциями, затем – мощностями по переработке уранового и иного ядерного сырья законченного цикла, и наконец – ядерным оружием.

И в этом плане появляется соблазн вспомнить о том, что «под боком» у Армении довольно плодотворно (пусть и с известными оговорками) развивается атомное сотрудничество между Россией и Ираном.

Разумеется, всем известно, что основой инцидента между Западом и Тегераном является именно намерение иранской стороны собственными силами и на своей территории обогащать уран. И конечно, никто пока не дал гарантий того, что после появления армяно-российского СП по добыче и переработке урана и тем более в случае присоединения Еревана к МЦОУ в Ангарске (когда Армения в результате может стать еще одной страной в мире, которая будет обладать всей технологической цепочкой мирного развития атомной энергии) Запад не пойдет по пути шантажа и угроз в адрес армянских властей.

Тем не менее вряд ли следует исключать возможность появления ядерно-энергетической «оси» Москва–Ереван–Тегеран. Тем более если учесть, что вряд ли обошлось без «одобрения» российской стороной стремления Армении и Ирана быть соединенными «собственным» газопроводом, пущенным в эксплуатацию 19 марта текущего года.

Вряд ли уместны в данном случае досужие версии, однако заметно, что Россия в прямой или косвенной форме предоставляет Армении возможность иметь не только альтернативный источник газовому топливу, что с учетом не самого дружественного окружения становится уже само по себе геополитическим сверхфактором и для самого Еревана, и для Закавказья в целом.    



    Партнеры