Три секрета королевы прокуроров

5 сентября 2007 в 20:27, просмотров: 323

15 сентября истекает мандат Карлы дель Понте на посту генерального прокурора Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ). В июне Генсек ООН Пан Ги Мун попросил ее продолжить работу, и она согласилась остаться на своем посту по крайней мере до конца года. Впрочем, независимо от того, продлит ли Совет Безопасности ООН ее мандат, уроженка Швейцарии Карла дель Понте уже вошла в историю.

Официальный международный трибунал, созданный по решению ООН в 90-х годах и расположившийся в Гааге, впервые в истории был призван судить не побежденных, а действующих глав государств, высших политических и военных деятелей нескольких стран, образовавшихся на развалинах югославской федерации, СФРЮ. Причем не за мелкие прегрешения, а за геноцид, преступления против человечества и нарушения законов и обычаев войны, совершенные во время конфликтов в Югославии в начале и конце 90-х годов. Понятно, насколько важной становилась в таком суде роль главного обвинителя, и кандидатура генерального прокурора из нейтральной Швейцарии должна была удовлетворить всех.

Придя к власти, Карла дель Понте взяла поиски виновных в свои руки. И основным средством ее давления стала апелляция к властям Евросоюза и США. Брюссель связал выполнение требований МТБЮ с ходом переговоров о вступлении балканских стран в ЕС, а Вашингтон подключил к делу своих послов на Балканах и обещал при послушании долларовые субсидии, в которых остро нуждался разоренный многолетним конфликтом регион.

КРАСИВЫЙ СТАРТ

Но все же не визиты в дипмиссии и не телефонные звонки сильным мира сего, даже не столько должность, сколько стиль деятельности, секретами которого Карла дель Понте овладела еще в родной Швейцарии, принес главному обвинителю МТБЮ такую популярность. Первым из этих секретов можно назвать правильный выбор стартовой площадки для начала карьеры.

Это стало возможным в родном италоязычном швейцарском кантоне Тичино, куда Карла вернулась, получив юридическое образование в Женеве и Лондоне. Правда, открытая ею там сначала адвокатская контора не принесла успеха. По словам самого юриста, оказалось, что она куда охотнее готова была обвинять обращавшихся к ней клиентов, нежели защищать их. А потому постаралась перейти из адвокатов в следователи, став в 1985 году в возрасте 38 лет генеральным прокурором кантона и сблизившись с коллегами из соседней Италии. Те в то время боролись с мафией, отмывавшей свои доходы как раз в Тичино, и присоединение к ним Карлы дель Понте было весьма своевременным. Тем более что она оказалась человеком с характером, быстро заслужив от коллег свое первое прозвище – «воплощение упрямства».

При очередном покушении на следователя Джованни Фальконе (его дом в Сицилии был взорван, когда в нем гостила Карла) все уцелели. Но с тех пор прокурор Тичино стала популярной личностью для прессы и получила право на постоянный вооруженный конвой, сопровождающий ее всю жизнь. Позже мафия все же убила Фальконе, и дела, начатые швейцарским прокурором вместе с ним, стали разваливаться. За эффектными обысками и арестами, бешеной ездой с мигалками и сиреной, ночными допросами (многие помнят схожие российские акции в ельцинскую эпоху) реалий оказывалось все меньше.

Тогда-то в родном кантоне за прокурором закрепилось новое прозвище: Карлита ля песта, Карла-чума. Но старания ее были замечены, и в 1994 году она была назначена генеральным прокурором Швейцарии.

ОГОНЬ ПО ШТАБАМ

Умение выбрать цель для своих сражений – настоящий талант. Неважно, приходит ли потом победа или нет, ибо сама битва за великое дело и против сильных мира сего выводит вас на сцену, с которой вас уже не смогут оттеснить к рампе. В этом плане Карла дель Понте оказалась образцом не только для любого прокурора.

Беспроигрышным был ее выбор мафии в качестве спарринг-партнера для начала карьеры в Тичино: героиня рисковала жизнью. А конечные результаты – другое дело, тем более что мафия, как мы знаем, бессмертна.

В столице Альпийской республики, Берне, Карла развернулась по-настоящему. Охота на «крупную дичь», борьба с организованной преступностью, с отмыванием нелегальных доходов, с перевозкой наркотиков… По указанию прокурора на банковских счетах Швейцарии арестовали 118 миллионов долларов, принадлежащих брату экс-президента Мексики Раулю Салинасу… По подозрению в шпионаже следователи задержали полковника генштаба Швейцарии Фридриха Ниффенеггера… После ареста в Судане террориста Ильича Рамиреса Санчеса Карла дель Понте объявила о задержании группы «его швейцарских друзей»… Но самым громким грозило стать дело компании «Мабетекс», где потенциальными фигурантами выступали не кто иной, как первый Президент России Борис Ельцин и члены его семьи, а также видный российский чиновник Павел Бородин…

Но федеральный суд Швейцарии снял арест со счетов Салинаса. Не признанный шпионом, был освобожден полковник Ниффенеггер. «Друзья Ильича Рамиреса Санчеса» оказались далеки от террориста, вышли на свободу и требуют от государства крупных возмещений. Развалилось дело «Мабетекса», и находившийся под арестом Бородин вернулся в Москву…

Тогда-то коллеги-юристы стали поговаривать об авторитарных и не всегда юридически обоснованных методах действий Карлы, о том, что ее жесткое поведение не всегда оправдывается профессионально собранными уликами. Главный судья Берна Александр Чеппет даже сравнил Карлу с болидом «Формулы-1»: «Много шума на старте, но к финишу приходит редко». Не всем нравилось, что прокурор была единственным человеком в Швейцарии, кто ездил на бронированной машине с телохранителями. Хотя были и другие, кто с долей восхищения ее упорством и работоспособностью называл генпрокурора «стальной Карлой».

УКРОТИТЕЛЬНИЦА СМИ

Любовь генерального прокурора МТБЮ со средствами массовой информации давно носит взаимный характер. Для этого у юриста помимо родного итальянского есть прекрасное оружие: она свободно говорит на немецком, французском и английском. И к тому же обладает исключительным самомнением, быстрой реакцией, умением подать информацию и чувством юмора, ну а темы ее работы привлекают сами по себе.

Поэтому даже неудачи прокурора, которых немало, оставляют у публики скорее сочувствие и уважение к ее твердости и настойчивости в поисках преступников и стремлению к их примерному наказанию.

О ее работе в Гаагском трибунале швейцарской телегруппой даже был снят документальный фильм «Список Карлы», названный, видимо, по аналогии с нашумевшей американской кинолентой «Список Шиндлера», которая рассказывает о немце, спасшем от смерти в гитлеровской Германии несколько сотен евреев, работавших на его предприятии. Правда, «Список Карлы» – это перечень не спасенных лиц, а людей, обвиняемых МТБЮ в преступлениях и пока сумевших спастись от прокурора.

Получив возможность снимать рабочие будни трибунала, телекамеры следовали за Карлой по пятам десять месяцев, с марта по декабрь 2005 года. Пост и полномочия генпрокурора требуют высочайшего уровня охраны, каждый шаг расписан по минутам и проходит в условиях строгой секретности, и съемки были непростыми.

Тележурналисты сняли хронику тайных переговоров, лоббистских экзерсисов, дипломатических застолий, встреч на высшем уровне и политической торговли, не оставляя сомнений в правоте своей героини, Международного трибунала и общего курса Запада, и получили прокат и премии. А американский журнал «Тайм» причислил Карлу дель Понте к группе из 29 героев, «чья смелость, гуманизм и талант делают мир лучше».

Впрочем, бывали в карьере дель Понте моменты, когда помочь была бессильна даже пресса. Так, в 2003 году ей пришлось покинуть пост генерального прокурора Международного трибунала по Руанде, который она занимала с 1999 года. Тогда Совбез ООН решил, что совмещение двух таких серьезных процессов, как преступления на территории бывшей Югославии и геноцид в Руанде, лишь вредит делу. Дель Понте пыталась сопротивляться, заявив, что ее смещение «нанесет серьезный вред международному правосудию». Однако в ответ генеральный прокурор Руанды заявил, что ситуация, когда лидирующая роль «в процессе расследования убийства почти миллиона человек носит характер работы на полставки и выполняется с другого континента», недопустима. А смещение «стальной Карлы» было поддержано лично Кофи Аннаном, тогда Генсеком ООН.

ПОРАЖЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЬНИЦЫ

Главной победой МТБЮ и его генерального прокурора стал арест и выдача Белградом бывшего президента Югославии Слободана Милошевича. Список его преступлений, оглашенный «стальной Карлой», был внушителен. Депортация, убийства, преследование по политическим, расовым или религиозным мотивам, а также геноцид и сообщничество в геноциде против албанцев – косоваров, бошняков и хорватов, которых лидер СФРЮ, утверждало обвинение, стремился насильно выселить с территории Сербии.

Юрист по образованию, Милошевич (в просторечии Мило) взял свою защиту на себя. В одном из интервью дель Понте признала, что за пять лет она не смогла найти убедительных доказательств причастности Мило к геноциду Белграда против косовских албанцев и потому переключилась на события в Боснии-Герцеговине, а затем даже на… финансовые махинации югославского лидера. Которые к работе МТБЮ не имели никакого отношения.

В феврале 2006 года находившийся в неважной физической форме подсудимый номер один внезапно умер в заключении в Гааге. И хотя первая реакция прокурора граничила с безразличием, быстро стало ясно, что ситуация кардинально изменилась. Тем более что за две недели до этого события в той же тюрьме покончил с собой экс-президент Сербской Краины (населенной сербами части Хорватии) Милан Бабич, которого обвинение готовило главным свидетелем против Мило. Суд был даже вынужден обратиться к шведской юстиции для проверки условий содержания арестованных в своей тюрьме, прозванной заключенными «Курском» по аналогии с печально известной российской подлодкой, оказавшейся стальным гробом для экипажа.

Одной из первых на эту тему высказалась газета «Нью-Йорк Таймс», выразив сожаление по поводу зря «потраченных судом четырех лет и сотен миллионов долларов». Было о чем сожалеть и «стальной Карле», ибо именно она предположила, что Милошевич симулирует болезнь, и потому высказалась против его просьбы о лечении в России, боясь, что он получит там убежище. Лишь несколько месяцев спустя прокурор призналась: «смерть Мило – для меня полное поражение». Без официального осуждения у тех, кто пережил зверства, останутся лишь тяжелые воспоминания, а сербские националисты получат мученика – подвела она итог случившегося.

УХОДЯ – УХОДИ

«Думаю, что я выполнила домашнее задание, и настало время вернуться к нормальной жизни», – заявила «стальная Карла» минувшим летом. Это не помешало ей вместе с президентом трибунала обратиться в СБ ООН с просьбой о продлении мандата МТБЮ по меньшей мере до 2009 года, но положительного ответа в Гааге, похоже, не ждет никто. Все судебные процессы по мандату ООН должны завершиться к июлю 2008 года, а сам трибунал закончит свою работу к 2010 году. Ибо недовольна не только Москва, давно уже сетующая на затянутость, неоправданную затратность работы суда (лишь в 2006/2007 финансовом году она обошлась в 276 миллионов долларов) и на его раздутый до 1146 человек штат, но и другие постоянные члены Совета Безопасности. В начале 2007 года их представители попросили суд тщательнее подходить к формулированию обвинений и подбору свидетелей.

На самом деле Запад потерял интерес к суду над второстепенными фигурами. Надежды же на то, что правительство Сербии выдаст МТБЮ бывшего главнокомандующего армией боснийских сербов генерала Ратко Младича и их политического лидера Радована Караджича, сегодня остаются столь же призрачными, как и восемь лет назад, когда Карла дель Понте заступила на пост генерального прокурора.   





Партнеры