«Сейчас большинство денег зарабатывается артистами в крупных городах на частных мероприятиях»*

6 сентября 2007 в 15:17, просмотров: 233

В самом начале карьеры, чтобы выжить, они распродавали свое личное имущество. Сейчас они собирают концертные залы, на их выступлениях танцуют буги-вуги и солидные люди преклонного возраста, и рафинированная молодежь. Группа «Доктор Ватсон» – это четверо обаятельных мужчин без возраста: Георгий МАМИКОНОВ, Виктор ГРОШЕВ, Тимур МИРОНОВ, Владимир КУКЛИН. Они рассказали в интервью Анастасии Стрельниковой о своем тернистом пути к успеху.

«ДЛ»: Как четверо талантливых и амбициозных мужчин нашли друг друга?
«Доктор Ватсон»: Мы вместе двадцать два года. В 80-е годы все мы работали в различных вокально-инструментальных ансамблях, а поскольку круг музыкантов в то время был не такой уж и большой, мы все друг друга знали. В 1985 году у нас созрело совместное решение организовать группу. Советский Союз тогда начал разваливаться, а мы как
дураки, наоборот, создали группу в условиях полного
хаоса. Это сейчас то, что мы поем, называется «ретро»,
а тогда, в восьмидесятые, это были современные популярные песни. Инструментальные коллективы считали этот репертуар барахлом, потому что все эти песни, как правило, принадлежали перу членов Союза композиторов.
Потом началась перестройка. Вошел в моду тяжелый рок, София Ротару и Валерий Леонтьев стали никому не
нужны. Предприимчивые ребята шли в рок-музыку. Такой период был несколько лет. Правда, и у него был серьезный плюс – не было желтой попсы. И голубой тоже не было.
Не было никакой попсы.
«ДЛ»: За двадцать два года вы друг от друга не устали?
«ДВ»: Устали очень, даже бьем иногда друг друга. Правда, в шутку.
«ДЛ»: Вы исполняете только ретрорепертуар. Почему?
«ДВ»: Это беспроигрышный вариант. Такие песни будут всегда востребованны и любимы аудиторией. Правда, беспроигрышными они стали лет пятнадцать назад, а до этого подобный репертуар считался дурным тоном. Эти песни были никому не нужны.
«ДЛ»: То есть получается, что первые годы своего творческого пути вы выступали с репертуаром, который был не особенно востребован. Как же вы выжили?
 «ДВ»: Мы поступили на службу в Московскую областную филармонию. Тогда существовали государственные ставки, которые нам полагались за выступление, – восемь или
десять рублей за концерт. К счастью, современные исполнители не знают, что такое получать десять рублей за
концерт.
«ДЛ»: А концертов много было?
«ДВ»: По-разному: когда густо, а когда пусто. Иногда по семь месяцев сидели без зарплаты. Мы сдавали старые
вещи в «комиссионку», жены на нас ругались. Мы на эти деньги покупали костюмы и магнитофонную пленку,
чтобы записывать фонограммы на радио. Ситуация была критическая.
«ДЛ»: Как же вы все это выдержали и не ушли из музыки, подобно многим другим артистам?
«ДВ»: Мы верили в свой успех. Вот поэтому нам двадцать два года и исполнилось, потому что мы вместе прошли такие трудности. А сколько известных коллективов распалось за это время… Деньги, конечно, решают многое, но если у артиста нет творческого потенциала, он все равно сойдет с дистанции. Несколько месяцев без эфиров – и народ
забывает о своих недавних кумирах. Если у тебя за душой ничего нет, то как ты ни раскручивайся – ничего не выйдет.
«ДЛ»: Многие раскручиваются за счет эпатажности.
Сердючка например…
«ДВ»: Это даже не тема для разговора. Противно, когда везде обсуждают: кто как задрал юбку, кто побрился налысо. Лучше говорить о хорошем, которое у нас на эстраде есть. Вот, например, нас никто не хвалит. Мы превратились в
дежурное блюдо – мы есть и есть. Ну кто, например, будет говорить что-то про Кобзона? Это неинтересно. Все относятся к подобным фигурам как к данности. Это классика.
«ДЛ»: А когда вы почувствовали: ну вот наконец дела
пошли в гору?
«ДВ»: Первая известность пришла уже в 1986 году: песня «Доктор Ватсон» принесла нам одну из верхних строчек хит-парадов. Потом были съемки на «Утренней почте».
Потом опять – провал и затишье. Относительная стабильность наступила в начале 90-х.
«ДЛ»: Сейчас у вас своя ниша. Есть ли коллективы,
которые пытаются вам создать конкуренцию?
«ДВ»: К сожалению, нет.
«ДЛ»: Почему «к сожалению»? Разве это плохо, что вы, если можно так выразиться, монополисты в своем
стиле?
«ДВ»: Конкуренция – двигатель прогресса. А потом, кто же подхватит наше знамя? Есть мальчуковые группы, но они все поют что-то свое. Мы через эти песни прошли, и они нам родные. Вообще, сейчас ситуация с исполнителями
непростая. Когда страна будет экономически более состоятельна, тогда у нас появится и эстрада, которая может
конкурировать с мировым уровнем, и футбол, и хоккей.
«ДЛ»: Куда выезжаете на гастроли?
«ДВ»: Только в Израиль и в Америку.
«ДЛ»: А по бывшему Советскому Союзу?
«ДВ»: Хотелось бы больше, но представители бывших
союзных республик ориентируются на канал ОРТ, а так как мы там нечастые гости, то увы. Хорошо было бы поехать на Украину, в Белоруссию, в Закавказье. Вообще, в целом
большие концерты отмирают. Все города заполнены корпоративными концертами. К примеру, день города Серпухова: стадион на 20 тысяч, приглашают артистов. 20 тысяч
посмотрели, и им хватает этого на год. Два часа стоят на
пыльной поляне, качество ужасное. Что можно увидеть и услышать в таких условиях? Но тем не менее людям этого хватает.
«ДЛ»: Что же тогда остается отечественным исполнителям? Ведь на Западе артисты живут за счет продаж
альбомов, а у нас в связи с пиратством – только за счет активного концертного чеса по стране…
«ДВ»: Сейчас большинство денег зарабатывается артистами в крупных городах на частных мероприятиях.
А альбомы артисты действительно пока выпускают больше для себя и для поклонников, нежели для заработка, – в них больше вкладываешь. Когда мы выпустили свой первый альбом с «минусовкой» (или, как сейчас принято
говорить, с караоке), он пользовался большой популярностью, потому что никто из артистов тогда не делал
ничего подобного. Но фирма обманула нас – не выполнила обязательств, и мы на этом ничего не заработали, а, наоборот, потеряли. Позже, когда виниловые пластинки заменили компакт-дисками, какую-то копейку мы
заработали. Пять тысяч долларов – это была по тем
временам для нас приличная сумма. Можно было квартиру купить. Мы уже обнадежились, и вдруг в начале
90-х годов появилось пиратство. Все рухнуло.
«ДЛ»: Что бы вам хотелось видеть на нашей эстраде?
«ДВ»: Чтобы для всех артистов были равные условия. Сейчас распространены такие понятия, как вкусовщина и формат. Нужно возродить художественные советы на всех каналах, и тогда наша эстрада изменится
в лучшую сторону.    





Партнеры