Профессор Проди – специалист по согласию

6 сентября 2007 в 13:34, просмотров: 311

До недавнего времени Италия в Европе была рекордсменом по количеству правительственных кризисов и краткосрочного существования кабинета. Тем не менее, обретя относительную политическую стабильность во времена самого богатого человека страны – Сильвио Берлускони, страна сделала выбор в пользу его непримиримого противника – Профессора Проди, экс-премьера и председателя Европейской комиссии. Почему невзрачный «профессор» смог не только победить «кавальере» Берлускони, но и, несмотря на разразившийся в этом году правительственный кризис, удержаться в кресле премьера? Какие чаяния итальянцев уловил этот серый кардинал?

Как типичный серый кардинал Романо Проди стал публичным политиком – для всех загадка. Хорошее католическое образование и суровость семейных традиций исключили из его характера и имиджа яркие скандальные черточки, за которые можно уцепиться. Упрекнуть Проди можно только в нехаризматичности, из-за чего он и получил кличку Мортаделла – по названию пресноватой вареной колбасы.

На политическом небосклоне Романо Проди появился три десятка лет назад – с 1978 по 1979 год был министром промышленности. Но общенациональную известность получил в 80-е годы на посту президента Института промышленной реконструкции (IRI) – самого крупного итальянского государственного конгломерата, объединявшего множество предприятий. Тогда же Романо Проди добился признания в деловых кругах Европы и мира, а закрепился в итальянской и европейской политике в мае 1996 года, когда возглавил правительство Италии. Как политический деятель Проди впервые действовал во время предвыборной кампании 1996 года.

Тогда на итальянской политической кухне, как всегда, все ссорились со всеми, а этот спокойный человек с хорошими связями в католических кругах казался подходящей и управляемой фигурой. Так что умеренные левые и левоцентристские силы, возглавляемые бывшими коммунистами, решили поддержать Профессора. Но скоро Проди проявил себя как самостоятельная личность, не позволяющая управлять собой ни бывшим коммунистам, ни друзьям из католических кругов.

Объехав всю Италию, за несколько месяцев он смог победить главного соперника – знаменитого Сильвио Берлускони, блистательного оратора, обаятельного человека, очаровывавшего избирателей с телеэкрана своей белозубой улыбкой. А выборную гонку выиграл неяркий, зато «умеющий упрощать решение проблем» Романо Проди.

В карьере одного из семи сыновей инженера и учительницы равнозначно переплелись исследовательские опыты ученого, навыки «организатора производства» и деятельность политика. Выпускник Миланского католического университета и Лондонской школы экономики, Проди преподавал в самом старом в Европе Болонском университете, в престижном Стэнфорде и Гарварде. Деятельность ученого он сменил на пост одного из учредителей научно-исследовательской ассоциации по анализу экономической ситуации «Прометей», а затем – министра промышленности, торговли и ремесел в правительстве Италии. В 80-х Романо Проди – опять исполнительный директор и председатель правления IRI. В 1995 году Проди от левоцентристской коалиции «Олива» избирается в парламент, а с 1996 по 1998 год впервые становится премьер-министром Итальянской Республики.

Еще в послужном списке Профессора есть руководство издательством «Мулино», специализирующимся на экономических исследованиях, компанией Nomisma и престижным геополитическим журналом «Лимес», членство в попечительском совете Массачусетского технологического института.

Романо Проди имеет многочисленные научные публикации по вопросам европейской промышленной политики, энергетики, функционирования различных экономических систем. Он является одним из авторов программы приватизации итальянской экономики и закона о промышленной перестройке.

И все равно еще несколько лет назад мало кто на Апеннинах ожидал, что этот человек сможет сделать то, что не удалось поколениям его предшественников: обратившись к здравому смыслу итальянцев, убедить их согласиться на жесточайшую экономию, чтобы выправить финансовые показатели, принять единую валюту и тем самым занять место среди стран-лидеров ЕС. Став в 1996 году премьером, Профессор сумел обеспечить Италии политическую стабильность, международное доверие и успешную финансовую политику, позволившую достичь, казалось, невозможного: Италия приняла единую европейскую валюту – евро.

Объявляя об этом на римской площади Кампидольо, Романо Проди заявил: «Теперь, когда мы интегрировали Италию в Европу, постараемся привести Европу в Италию». Включение Италии в зону евро стало большой личной заслугой Проди. Потом он и сам стал олицетворять Европу.

РИМ – БРЮССЕЛЬ – ТРАНЗИТ

Талант организатора и «умение вести командную игру» пригодились Профессору в 1999 году. Главы государств и правительств стран ЕС тогда избрали Проди председателем Европейской комиссии сразу и без особых рассуждений.

Пребывание у кормила власти в Риме дало ему необходимый административный опыт и политическую глубину. В сочетании с опытом руководства промышленными предприятиями и научно-преподавательскими достижениями это сделало его тяжеловесом на мировой арене, где Проди пять лет представлял единую Европу.

Этому способствовали его открытость и, главное, репутация личной честности на фоне бесконечных коррупционных скандалов, связанных с именами итальянских, а частенько и общеевропейских политиков.

К 2006 году общественное мнение на Апеннинах вспомнило о том, что неяркий и нехаризматичный Профессор, держащийся вдали от политических спектаклей, огней рампы и толп журналистов, заложил основу модернизации Италии, и лидер левоцентристской коалиции опять был избран премьер-министром Италии. А в 2007 году, когда Проди подал в отставку после поражения своего правительства на голосовании в сенате, президент Наполитано заявил, что альтернативной ему кандидатуры премьера просто не видит.

И хотя Берлускони называл коалицию Проди прокоммунистической (коммунисты и социалисты действительно были союзниками Профессора), итальянский избиратель понял необходимость непопулярных экономических реформ и проголосовал за политический блок, способный провести такие реформы без «французских» уличных социальных протестов. Поэтому и в теледебатах не столь искушенный в публичных дискуссиях Проди обошел опытного оратора Сильвио Берлускони. В отличие от «кавальере» он не давал никаких обещаний – на том основании, что при таком кризисе в Италии трудно обещать быстрые перемены к лучшему. Он обещал только выиграть выборы и управлять Италией к вящему ее благу. «Хватит с нас пустых обещаний! Экономический рост, как ожидалось, должен был достичь 2,5%.

Однако за последние годы результат оказался нулевым. Дальше так продолжаться не может. Страной управлять нужно грамотно», – заявлял Проди.

БОЛЬНОЙ СКОРЕЕ ЖИВ, ЧЕМ МЕРТВ

Удастся ли Проди поставить на ноги «больного человека Европы», которого едва не залечил миллиардер Берлускони? За последние пять лет экономика Италии росла в среднем на 0,7% в год, а в 2005 году прирост ВВП вообще застыл на нулевой отметке. При этом страна несколько лет подряд жила с дефицитом больше 3% – в нарушение экономической конституции зоны евро. В рейтинге глобальной конкурентоспособности World Economic Forum Италия в 2005 году находилась на 47-м месте – после Греции и перед Ботсваной. При Берлускони страна скатилась на 18 позиций.

Левый Проди в экономике готов действовать как правый: придерживаться жесткой финансовой дисциплины, снизить государственные расходы, приватизировать госсобственность. Такую же политику он проводил, когда был премьером в 1996–1998 годах.

Но хватит ли у Мортаделлы твердости, чтобы сдвинуть с места буксующую Италию? Проди обещал не только снизить госрасходы, но и продолжить либерализацию рынка труда, начатую Берлускони. Против этого выступают его нынешние союзники – коммунисты. Восемь лет назад этот разлад оказался для Проди фатальным: коммунисты вышли из коалиции, а «кавальере» сел в его кресло. Есть среди 12 пунктов программы Проди и избирательная реформа, и снижение налога на рабочую силу, но главное – особое внимание вопросам энергетической политики Италии. Вот здесь сенсационные договоренности с Москвой о допуске итальянских компаний к добыче российских нефти и газа потенциально делают Италию крупным игроком на европейском энергетическом рынке.

Италия недовольна количественными ограничениями, введенными ЕС для своих членов, на импорт энергоносителей из одной страны, якобы чтобы избежать «зависимости». Италия, которая уже достигла максимально «разрешенного» уровня, покрывает лишь 30% своих нынешних потребностей за счет импорта нефти и газа из России. А потребности растут. Вопрос их дальнейшего удовлетворения решило соглашение о доступе к разработке месторождений нефти и газа в России итальянского энергетического холдинга ЭНИ, сотрудничающего с нашей страной уже более 50 лет, с российским «Газпромом».

На мировой арене Италия Романо Проди стремительно расталкивает «старших братьев» Европы. Страна, к которой традиционно относились как к «младшему брату» европейской элиты, теперь отвоевывает себе все более активную роль в мировых событиях. Правительство Берлускони шло в фарватере американской политики, напрямую связав судьбу Италии с судьбой США и преданно поддержав вторжение в Ирак. При Романо Проди Италия заявила о собственной позиции и стремлении продемонстрировать миру новую Италию. «Мы открыли новую фазу в мировой политике, – слегка нескромно заявил министр иностранных дел Массимо Д’Алема. – Мы снова вернулись к многосторонности. Ведущий актер – ООН, Европа – в центре, и Италия снова на сцене».

Дипломатические успехи придали Риму храбрости, и Италия замахнулась на решение иранской проблемы. Рим – ведущий торговый партнер ЕС с Тегераном – сплачивает европейские правительства вокруг идеи о том, что со временем Италия может даже стать противовесом американской мощи. Она использует свое членство в Совете Безопасности ООН «для того, чтобы ООН лучше расслышала мощный голос Европейского союза».

Италия активно предлагает меры по развязке самых трудноразрешимых проблем современности, а дипломатию Проди, которая не делит мир на врагов и друзей и пытается склонить все стороны к взаимопониманию, одобряют в ведущих мировых столицах.

Италия пытается заставить ЕС возобновить усилия по рассмотрению самых сложных проблем – безопасности и обороны. Миссия, конечно, рискованная и вполне может закончиться провалом. Но Италия Профессора Проди готова взять на себя этот риск, поскольку решение этих проблем отвечает не только ее национальным интересам, но и интересам Европы и всего мира.

Невзирая на возраст, Проди до сих пор по воскресеньям преодолевает бегом десятки километров. Это – спорт людей упорных, выносливых и реально оценивающих положение вещей. «Я хочу, чтобы по окончании нынешнего срока моя роль была выполнена. Италия нуждается в новых лидерах, в более широком участии общества в политике», – сказал Проди. Все-таки этому специалисту по согласию больше подходит уважительное  Профессор, чем прозвище Мортаделла.    

ДОСЬЕ

ТАНЦУЮЩИЙ ИТАЛЬЯНСКИЙ САТИР, ИЛИ «ДИЛЕММА ЗАПАДА»

В прошлом столетии Италия в силу ряда исторических причин так и не стала настоящей «мировой державой» в отличие от своих главных европейских конкурентов – Франции и Великобритании. После экономического бума 1960-х годов скромные внешнеполитические возможности страны окончательно перестали соответствовать международным амбициям Рима и высокому уровню развития национальной экономики.

Стремясь в новом веке компенсировать провалы прошлого, Рим сконцентрировался на активном участии в международных организациях, позиционировал себя как миротворца и страну-«мост» между Североатлантической цивилизацией, Ближним Востоком и Балканами. При этом он стал уделять особое внимание отношениям с новой, постсоветской Россией.

Эту переоценку приоритетов ознаменовал приход к власти в 2001 году правительства Сильвио Берлускони. Премьер-предприниматель требовал от государства конкретной отдачи в интересах национального бизнеса и ставил перед предпринимателями вопрос о том, какую реальную помощь государственные институты могут оказать в их деятельности. В результате возникла концепция «Система Италия», закрепленная в 2005 году в соответствующем законе, предусматривающем государственную поддержку конкурентоспособности итальянских компаний за рубежом (в Италии используется термин «интернационализация бизнеса»).

Различные инициативы по интернационализации бизнеса в мире начали предприниматься и на самом высоком уровне. Так, в приоритетных для национального бизнеса странах – России, Китае, Индии – прошли акции «Год Италии в стране», а приуроченные к ним государственные визиты президента Италии и представительных делегаций итальянских бизнесменов неизменно сопровождали акции по продвижению национальной культуры, искусства и рекламе туристической привлекательности. Известно, что для успеха страны в международной конкуренции важно, как иностранные потребители, принимающие решение о покупке, воспринимают ее имидж.

На «ЭКСПО-2005» в Японии символом Италии была античная скульптура «Танцующий сатир» – бронзовый шедевр IV века до н. э.,  извлеченный со дна моря в 1997–1998 годах. В Риме решили, что он выражает все составляющие имиджа страны: древняя история, кладовая мировой культуры и искусства, самые передовые научные технологии, высокий стиль жизни.

Италия, так жаждущая ощутить себя великой державой, исконно завидующая Франции или Великобритании в общеевропейских делах, стала своеобразной лакмусовой бумажкой отношения Запада к России. Эта страна-«мост», страна, для которой культура в широком смысле является прерогативой в отношениях со всем миром, в отношениях с Россией предстала в образе именно «Танцующего сатира» – примером раздвоенности между «ценностями» и «интересами», пресловутой «дилеммы Запада». Эта осознаваемая Европой классическая дилемма буриданова осла – выбор между реальной энергетической безопасностью и иллюзорной европейской идентичностью. Практика показывает, что, выбирая между «сделками» и «ценностями», Европа, естественно, выбирает «сделки». И ее интеллектуальная элита призывает «сатира», танцующего в европейском театре, исключительно к соблюдению «чувства меры» и «светских приличий».

Как заключил комментатор итальянской газеты La Repubblica, прагматически перечислив многочисленные «дефекты» современной России, никак, по его мнению, не соответствующей демократическим стандартам Запада: «Нет, поколотить Россию палкой представляется невозможным». Так что «трагический плач» в песнях «сатира», собратья которого в обрядах у древних греков то исполняли проникнутые радостью песни, то настраивались на трагический плач, уравновешивается достаточной долей прагматического «веселья».

«Сатира» вполне можно счесть за метафору взаимоотношений Италии с «великой энергетической державой» – Россией.   





Партнеры