Рояль в лесу

Денис Мацуев: “Люблю поорать на бабуинов”

7 сентября 2007 в 14:02, просмотров: 285

За 31-летним пианистом Денисом Мацуевым, “лицом” многих проектов канала “Культура”, прочно закрепился статус “завидного жениха”. Двухметровый сибиряк с полным набором маркирующих мужских привычек, до сих пор не связавший себя узами брака, дает по 150 концертов в год на самых престижных площадках мира и командует двумя большими музыкальными фестивалями. Он морщится от вопросов о поклонницах и шмотках. В свой единственный московский день после отпуска и накануне гастролей в Швейцарию Денис встретился с нашим корреспондентом... в пивном ресторане на Новом Арбате и сразу предупредил, что торопится на матч “Спартак”—“Селтик”.

Нога пианиста


— Кстати, о футболе. Как заядлый футболист, когда последний раз мяч гоняли?

— Буквально три недели назад. И порвал связки на голеностопе.

— Хорошо хоть не на руке...

— Вообще-то я трижды во время футбола ломал руки, но травма ноги — первая. Очень больно, до сих пор еще немного похрамываю, но я постепенно вылечиваю. К тому же нарзанные ванны помогли.

— Вы ведь буквально сегодня из отпуска?

— У меня случайно появилось 9 дней. 4 дня я провел в Кисловодске и пять — на Мальдивах.

— Ничего себе разброс!

— Сначала я решил уединиться и выбрал удивительное место - Кисловодск. Еще хотелось поплавать, и по совету друзей отправился на Мальдивы. Ничего особенного — на Байкале, в родном Иркутске, в сто раз лучше.

Раз в два года я стараюсь туда выбираться, и под видом участия в фестивале удалось туда заманить многих музыкантов: Спивакова, Темирканова, Башмета, Елену Образцову.

Охотник за крокодилами

— Активно отдыхаете?

— Мне необходимы эмоциональные выплески. Очень приятно просто поорать в лесу. На Мальдивах я вдоволь наорался. И никто, кроме пары бабуинов, этого не видел и не слышал. Кстати, меня в этом году зовут на охоту — на настоящее сафари.

— Там, где “ногой на льве”?

— Да. Я, конечно, не охотник. Но мой дедушка с рогатиной на медведя в Сибири ходил — наверное, эти гены передались. Значит, придется “замочить” крокодила — его не жалко. Хочется пожить в импровизированном лагере и почувствовать атмосферу охоты. Хотя там ведь будут охотиться на всех животных — даже на слонов. Поэтому я пока не решил.

Ресторан на дому

— Почему вы назначили встречу в пивном ресторане?

— Я здесь рядом живу, очень удобно встречаться. И еще я люблю сидр — прекрасный напиток: легкий, шотландский, который здесь есть всегда.

— Любите Новый Арбат?

— Это место ностальгическое. Я в детстве часто бывал в Москве, а все мои родственники жили именно в этих местах. Квартиру тут купил давно, и она совершенно обычная. Но мне здесь удобно — консерватория рядом, и перемещаться по центру можно без проблем и без этих пробок московских. Правда, машину я не вожу.

— Родители с вами живут?

— Да. Знаете, 90% того, что у меня есть, — это их заслуга. Они меня очень любят. Папа с мамой каждый день мне что-то готовят. У папы вообще кулинарный талант: в его “меню” — огромное количество блюд. Главное — никто его не учил готовить все эти изыски с соусами и так далее. Ни один московский ресторан с ним не сравнится.

“Как я стал миллионером”

— Вас считают светским персонажем.

— Меня и в миллионеры записали! Журнал “Форбс” недавно опубликовал список. Я, конечно, гордился бы собой, если бы у меня были такие деньги, но сейчас пианист не может зарабатывать миллионы.

— Но статус все равно диктует какие-то требования, к одежде например.

— Я люблю красиво одеваться, люблю хорошие бренды. Но ничего особенного у меня нет.

— Как соприкасается классическая музыка с тусовкой шоу-бизнеса?

— Я появляюсь в телепередачах и глянцевых журналах не от хорошей жизни. Я прорываю эту нишу, чтобы разнообразить круг светских персонажей. И если из этой тусовки кто-то придет на мой концерт, я буду только благодарен.

— Не подумываете в целях “популяризации классики” завести собственную телепрограмму?

— Я попробую, но пока не буду ничего раскрывать. Если будет получаться профессионально — почему нет. Я вообще в ужасе от телевидения: тут приехал после отпуска, включил телевизор — и сразу понял, что нахожусь в состоянии стресса от новостей и криминала. Мне страшно за людей, которые это постоянно смотрят.

Волчек выгнала из театра

— Социальный портрет ваших поклонниц в Корее, Японии и России сильно разнится?

— Не могу сказать. Для меня женщина — эталон, ради которого выхожу на сцену. Вообще, мне не нравится, что мы перестали писать женщинам письма и говорить “я тебя люблю”. Все это вытеснили СМС. В них перешел эпистолярный жанр. Это ужасно: нужно ухаживать и говорить “люблю” в глаза, а не по СМС…

— Любите эпистолярный жанр?

— Очень. Я, кстати, сейчас читаю письма Чайковского, письма Прокофьева — гениальные.

— Вы были на похоронах Ростроповича?

— К сожалению, я был на гастролях. Для меня это огромная потеря личного характера. Я думал, что Ростропович будет жить вечно — ведь он был знаком с Шостаковичем, Прокофьевым!..

— Сами вы в качестве зрителя где-то бываете?

— Да, конечно. Я, например, очень люблю “Современник” и дружен с Галиной Борисовной Волчек. Кстати, когда я был маленьким, она меня лично не пустила на спектакль, который их театр давал в Иркутске. Так и сказала: “Ребенку нельзя смотреть”, чему я очень обрадовался: мне больше хотелось поиграть в футбол. Я потом рассказал ей об этом случае. Она ответила: “Ну я же не знала, что это ты!”



Партнеры