Катастрофа по-русски

Стать режиссером в 58 лет — это “Отрыв”

14 сентября 2007 в 14:31, просмотров: 517

Премьера в Центральном доме литераторов — это, как говорится, неформатно. Вместо молодых звезд — актеры, снимавшиеся в фильмах сценариста Александра Миндадзе: Александр Пашутин, Юрий Беляев, Сергей Шакуров и другие, работающие в профессии давно и всерьез. Над фойе — неумолкающий гул самолетов. У входа в зал — улыбчивые девушки в формах стюардесс. Все в тему фильма “Отрыв”, который… про авиакатастрофу. Премьера прошла в четверг.

Знаменитый драматург Александр Миндадзе, 58-летний дебютант в режиссуре, скромно сидит в уголке, ставя автографы на своей новой книжке сценариев “Отрыв”. Тем временем Сергей Шакуров делится с “МК” своей уверенностью в успехе друга:

— Бывает так, что человек занялся не своей профессией. Но случаются и открытия. Надеюсь на второе. От сценариста до режиссера дистанция довольно короткая. Уверен, что Саша попал своим фильмом в цель.

Исполнительница главной женской роли Клавдия Коршунова говорит, что режиссер Миндадзе требовал от актеров, может быть, слишком многого: “Но сценарий задавал такой градус, что заставлял существовать в пограничном состоянии. Моя героиня побывала в шаге от смерти. Стоило ли заставлять зрителей переживать все это вместе с ней так сильно? Наверное, в этом есть определенная честность”.

“Отрыв” и впрямь потрясает до спазмов в горле. Герои переживают гибель близких, переходя от шока к отчаянию, от ярости к боли. Ищут “черные ящики”, которые прячет комиссия по расследованию. Ищут “стрелочников” — диспетчеров, которые остро чувствуют свою совсем не очевидную вину. Главное — что-то делать, тогда боль не будет такой невыносимой.

“Отрыв” снят на крупных и средних планах (оператор Шандор Беркеши), и зритель все время лицом к лицу с четырьмя по-разному страдающими мужчинами. Главный среди них — Виктор (Виталий Кищенко), самый сдержанный и сильный; авиакатастрофа лишила его жены. Именно на его долю выпадет странное приключение: оказаться в компании экипажа другого, встречного самолета, который чудом избежал гибели. Экипаж в истерической радости переживает второе рождение. И Виктор, вдруг ставший равным на чужом празднике жизни, столь же неожиданно оказывается вытесненным. А экипаж монолитно и отчужденно поднимается по трапу нового самолета. Герой снова отброшен в реальность своей боли, своей ставшей никчемной жизни. Теперь он “челнок”, мечущийся по грязному рынку в поисках единственно близкого человека — старика, потерявшего в той же катастрофе сына.

Все это на поверхности фильма. Но есть подтекст. Так было во всех фильмах, снятых по сценариям Миндадзе: от картины “Остановился поезд” до “Времени танцора”. Так и в “Отрыве”. Произошла катастрофа. Возможно, руку к ней приложил некий VIP, “любивший порулить”. Истинные виновники найдены не будут. За все ответят “диспетчеры”…

— Пережив отрыв от режиссеров, с которыми работали как сценарист, вы обнаружили в себе нечто новое? — спрашиваем мы у Миндадзе.

— Мне было интересно и легко работать в качестве режиссера.

— Будучи дебютантом в режиссуре, вы не искали опоры в известных актерах…

— Известные актеры привносят с собой шлейф уже созданного ими. Я взял новых актеров, чтобы “писать на чистом листе бумаги”.

— Как прошел “Отрыв” на Венецианском фестивале в “Неделе критики”?

— Реагировали позитивно. Был полный зал, никто не ушел. Судя по интервью с журналистами, картину поняли. Пресса была очень хорошей.

— Почему вы после почти 30-летнего сотрудничества разошлись с режиссером Вадимом Абдрашитовым?

— Потому что замысел “Отрыва” показался мне достаточно радикальным, я должен был сам его реализовать. Но с Абдрашитовым мы не расходились, никакой драмы.

— Как вам удается в каждом фильме попадать в болевую точку времени?

— Видимо, интуитивно.



    Партнеры