Лена Терлеева: “А могла бы стать Волочковой…”

18 сентября 2007 в 19:07, просмотров: 772

ОНА МЕЧТАЛА СТАТЬ БАЛЕРИНОЙ, НО МЕЧТА ЕЕ С ТРЕСКОМ ПРОВАЛИЛАСЬ. Пошла на “Фабрику звезд”, а очутилась за микрофоном ресторанчика в московском закоулке. ЗАТО СЕЙЧАС ПРО СОЛНЦЕ ЛЕНЫ ТЕРЛЕЕВОЙ РАСПЕВАЕТ ЧУТЬ ЛИ НЕ ВСЯ СТРАНА. Да, она такая, упорная. Как не сломаться на пути к мечте, певица рассказала корреспонденту “Ты в Центре”.

Комплекс для белой вороны

— В школе я была эдакой одиночкой, белой вороной, если хочешь, — откровенничает Лена. — Особенно ни с кем не дружила из девчонок, да и с мальчишками тоже. Наверное, это из-за того, что у нас были разные интересы. Меня совершенно не привлекали какие-то простые развлечения и пустые разговоры сверстниц, я думала о другом, жила в мечтах и фантазиях.

— Наверное, поэтому и училась плохо, — подкалываю я.

— А кто сказал, что плохо? Можно подумать, что все вокруг отличники собрались! Я вообще считаю, что это не дети плохо учатся, а их учат так. К сожалению, в советских школах не было нормального индивидуального подхода к детям. А дети все разные, и у многих детей отношения с учителями и между детьми в классе складываются не так, как хотелось бы. Очень часто учителя, несмотря на старания учеников — “тихонь” (это я сейчас себя имею в виду), не желают их хвалить или поощрять и вообще относятся предвзято. Вот такой человеческий фактор во многих детях со школьных времен вырабатывал комплексы.

— Когда поняла, что хочешь заниматься музыкой?

— Да с самого раннего детства! Моя мама музыкант, так что еще до моего рождения слушала музыку и, наверное, уже тогда я ее полюбила. Петь я очень любила, и меня мама приобщала к хорошей музыке с раннего детства. Потом пошла в музыкальную школу. Так что с классикой я не в вузе познакомилась. Хотя изначально очень хотела стать балериной…

— Как Волочкова?

— Нет, как Терлеева, — смеется певица. — Но врачи мне поставили страшный диагноз… плоскостопие и сказали, что заниматься балетом я не смогу. Так что выбор был сделан. Вот так все обломилось. Как, кстати, и мечта стать принцессой. Хотя…

— Мама всегда тебя поддерживала, а папа?

— Ты знаешь, папа относился к нашим занятиям строго отрицательно — он же у меня военный. Папа не верил, что пением можно зарабатывать на жизнь и вообще считал, что это не профессия — быть артистом. Или он просто не верил в мои силы и настрой. Мы, к сожалению, с ним до сих пор не общаемся.

Москва провинциальная


— Говорят, из родного Сургута ты попросту сбежала…

— Врут. Все было по-другому. В Сургуте я родилась, а потом мы с родителями переехали в Уренгой. Оттуда я и сбежала. Почувствовала себя взрослой и готовой принимать решения, отвечать за свои поступки. Собрала вещи, купила билет в Москву и уехала. Мама, конечно, знала о моем отъезде заранее. Можно сказать, я быстро решилась на этот шаг.

— И как тебя Москва встретила?

— Это было жутко тяжело. Я сейчас ни за что в жизни не хотела бы снова пережить тот период. Москва людей из провинции не всегда хорошо встречает. Я столкнулась с обычными бытовыми проблемами. Жить негде, все дорого, трудно, но я все преодолела и перетерпела.

— Не темни, рассказывай, где жила, по каким друзьям мыкалась, с чего начала в звезды пробиваться?

— Первое время жила у женщины, которая тоже, кстати, была из Уренгоя. Она приехала в свое время в Москву строить карьеру бухгалтера. Мне она морально тогда очень помогла, потому что было очень трудно. Я была вынуждена зарабатывать себе на жизнь сама и в то же время была такая амбиция — высшее музыкальное образование получить. А совмещать это было непросто, мягко говоря. В общем, не позавидуешь.

— Потом в твою жизнь пришла “Фабрика звезд”. Понимаю, что вопрос стар как мир, но все же… Поделись секретом, как на “Фабрику” попадают?

— Ой, не знаю, как было потом, после нашей “Фабрики”, и есть ли вообще такие прецеденты, когда на проект попадают, к примеру, за деньги, если ты это имеешь в виду. У меня получилось все просто и по-честному. Пришла, спела две песни известные, и мне сказали, что берут на проект. А я от неожиданности чуть в обморок не грохнулась.

Фабричные следы

— “Фабрика звезд” оставила свой отпечаток?

— Конечно! Мне вообще кажется, любое событие в жизни оставляет свой отпечаток в уме и сердце человека. А “Фабрика” — такое продолжительное, сложное испытание, захватывающее событие в жизни, не могло пройти бесследно. Это хорошая школа для молодых, начинающих артистов. Я до сих пор так считаю. Мне сказали, что в программе у Андрея Малахова “Пусть говорят”, которая была посвящена “Фабрике звезд - 7”, гости обсуждали важность и ценность этого проекта для нашего шоу-бизнеса. Я, к сожалению, была на гастролях и не смогла присутствовать в студии, но выразила бы мысль о полезности и ценности “Фабрики”…

— Кстати, после окончания проекта ты опять куда-то пропала на неопределенный срок… Чем ты занималась в этот период?

— Училась, — оправдывается Терлеева. — Вуз закончила — получила высшее музыкальное образование по классу эстрадно-джазового вокала. И, без стеснения могу об этом сказать, петь я стала куда лучше. А еще я ждала и довольно долго ждала, когда я стану известной артисткой…

— Странно, как ты еще в депрессию не впала. Сначала камеры-софиты, а потом — темнота…

— Ты что? С нее-то все и началось. Ты не представляешь, сколько у меня было надежд! Второе место — это же не просто так! Я старалась и много трудилась и верила в успех в будущем. А в ответ тишина. Я ждала, потом сама начала звонить своим знакомым, продюсерам, руководителям проекта. Не оставил меня без ответа и без внимания Юрий Викторович Аксюта. Вскоре я подписала контракт с компанией “Монолит”. Медленно, но уверенно пошла работа, я продолжала писать свои песни и получала предложения исполнять чужие песни. Я ведь такая упертая, что могу и поделиться своим упрямством и целеустремленностью. Видишь, ведь добилась!

Любовь на пепелище

— А правда, что у тебя даже был период, когда начала в ресторанах петь…

— Ну да. Надо же было как-то на кусок… сыра заработать. А потом, пение в ресторанах я совсем не считаю зазорным. Да большинство наших советских эстрадных артистов начинали именно с этого! Между прочим, эта работа и кормит, и одновременно позволяет тебе заниматься любимым делом. Да и вообще можно постоянно совершенствоваться в плане пения. Это как репетиции и концерты каждый день!

— А еще хотела семью создать: замуж выйти, детей нарожать… Кстати, когда собираешься окольцеваться?

— Загадывать не буду. Когда мне сделает предложение любимый мужчина, тогда и… Между прочим, контракт с моей продюсерской компанией мне этого не запрещает.

— Признавайся, ты по жизни однолюб или каждую неделю новая любовь?

— Может, и не однолюб, но уж точно не меняю мужчин как перчатки. Отношусь к любви с уважением глубоким и никогда не променяю одну большую любовь на 100 маленьких.

— Обрисуй портрет своего идеального мужчины…

— Умный, порядочный, сильный, но при этом не черствый. Красота души — важнее красоты внешней.

— Мы тут прознали, что ты знаешь секрет, как завоевать сердце любого. Поделись, а?

— Нет! Вас обманули. Я не такая, мне не нужны победы ради побед. Так ведь можно разбить сердце, да и жизнь кому-то… А чтобы просто быть очаровательной и радовать глаз мужчин — достаточно сиять! В это понятие все включено: и внешний вид, и улыбка, и аромат духов…

— А вот кстати, по поводу внешности: кто твоим имиджем заведует?

— Для жизни обычной я сама себе выбираю и покупаю одежду. Для выступлений, съемок и концертов мне помогают с выбором стилисты и дизайнеры одежды. Просто шоу-бизнес требует новых образов и новых ролей от артистов. Надо меняться, надо удивлять, надо держать в тонусе конкурентов, надо самой чаще испытывать чувство новизны… Имидж, кстати, постоянно обязывает тебя. Заставляет жить соответственно. Поэтому хорошо, если ты не создаешь себе искусственный имидж, иначе трудно будет всю жизнь претворяться.

— А чего бы ты никогда в жизни не надела?

— Паранджу, — закатывается Лена. — А что мне скрывать? Фигура у меня хорошая, могу носить все что угодно.

Бонусы успеха

— Голос для артиста —  все?

— Ага, и, наверное, внешность тоже. Если не красота, то хотя бы шарм, привлекательность, обаяние должны быть.

— А если с утра пропадет, что делать?

— Звонить фониатору срочно! Пить тепленький чай и молчать, как немая. Помогает.

— Сегодня видела рекламу о том, что талант на эстраде не имеет значения. Звезд делают продюсеры. Ты что по этому поводу думаешь?

— Публика становится все умнее и избирательнее. И далеко не все продюсерские проекты завоевывают любовь слушателей, зрителей. Но продюсерская зоркость и чутье на моду делают свое дело. Они ищут незаполненные ниши и создают проекты конъюнктурные. Предлагают более и менее качественный продукт, а публика выбирает.

— Сейчас слова твоих песен не знает разве что… Да, не знаю, кто еще не в курсе того, что солнце у тебя надо забрать. Так вот, звездой-то себя уже ощущаешь?

— Звезда — это очень громкое слово. Мы его так часто не к месту используем, что оно уже и смысл потеряло. Нет, звездой я себя не ощущаю, но вот когда еду по какому-нибудь городу, где нам предстоит выступление, и вижу свои афиши или билборды с большим крупным портретом, то сердце ликует. Приятно, конечно, ничего не скажешь. И когда публика аплодирует искренне, я это чувствую и радуюсь.

— Известностью пользуешься?

— Ты имеешь в виду: “Отпустите меня, дядя гаишник, я вам песню спою?” Не приходилось, слава богу. Можно знаешь на что напороться? На “а я вообще попсу ненавижу!” (Смеется.)

— Говорят, ты помнишь, кто что тебе подарил, признавайся, какие подарки дарят? Куда ты их складируешь?

— Ой, разные. Игрушки, музыкальные инструменты, картины, рисунки. Дома храню. Куда ж их девать?!

— А какой был самый неожиданный?

— Букет роз под дверью. Так не ожидала, что отругала поклонника. Теперь вот стыдно.



Партнеры