Когда сто долларов – не всегда сто долларов

24 сентября 2007 в 11:39, просмотров: 550

Доллар живет последние дни - так говорят друг другу некоторые аналитики. Россияне, еще в июле активно скупавшие американскую валюту, теперь еще активнее от нее избавляются. На это есть очевидные причины.

Действительно, к двадцатым числам сентября позиции доллара выглядели неважно - чтобы разница между стоимостью доллара и евро превысила 10 рублей, а на мировых валютных рынках за евро давали более 1,41 доллара. Столько не давали никогда, евро впервые за всю свою историю оказался столь крепок.

На других рынках также творилось страшное. Канадский доллар, 31 год отстававший от американского, на короткое время сравнялся с ним. Досталось американской валюте и от японцев - 115,5 иены за доллар нельзя назвать хорошим курсом.

В целом по отношению к индексу из шести мировых валют доллар 22 сентября опустился до 78,398 пункта - это самое низкое значение с сентября 1992 года. А двумя днями ранее, 20 сентября, курс доллара по отношению к этому индексу составил 74,78 пункта. Сам индекс был введен в 1971 году и за все время своего существования впервые опустился до такого значения.

Одновременно рекорды бьют золото и нефть. К субботе 22 сентября первое подорожало до 28-летнего максимума и стоило 739 долларов за унцию. Вторая же уверенно пересекла отметку в 80 долларов за баррель и штурмует отметки в 84 и 85 долларов.

Внимательный читатель заметит, что речь все время идет о тридцатилетних максимумах - что же случилось тридцать лет назад?

Шок Никсона

До начала семидесятых годов прошлого века американский доллар был валютой, чей курс напрямую привязывался к золоту (35 долларов равнялись тройской унции золота). В этом был большой смысл - предполагалось, что именно золото и ликвидные доллары будут храниться в резервах центробанков других стран. Валюты этих стран привязывались к курсу доллара. Все это вместе называлось Бреттон-Вудской системой - послевоенной реализацией золотого стандарта, существовавшего в мире не одну сотню лет.

У системы, впрочем, были свои перекосы. Например, Советский Союз и его сателлиты образовали фактически отдельную международную валютную систему. Тем не менее, она работала - доллар 1980 года стоил 17 центов 1940 года и 47 центов 1970 года. Таким образом, за 30 лет доллар, пережив мировую войну, подешевел всего в 2,76 раза. С 1970 по 2000 и без масштабной войны доллар подешевел почти в четыре с половиной раза.

Проблема заключалась в другом - из-за холодной войны, огромного количества средств, требуемых для восстановления послевоенной Европы, реакции рынков на мировые катаклизмы оказалось, что унция золота в Лондоне стоит 40 долларов, в то время как в США - 35. Другими словами, рынок осознал, что долларов больше, чем может обеспечить золото, а спекулянты - что вывозить золото из США выгоднее, чем менять там же золото на доллары.

В августе 1971 года президента Ричард Никсон сделал то, что потом назовут "шоком Никсона" - он закрыл "золотое окошко", в котором можно было поменять доллары по фиксированному курсу. Это спасло экономику США от кризиса ликвидности, так как монетарные власти не могли обменять огромную массу долларов на твердое золото. И то сказать - если в начале золотом было обеспечено 55 процентов долларов, то потом эта доля снизилась чуть ли не до 20.

Но в то же время это стало концом гаранта международной валютной системы. Доллар потерял свое обеспечение, а золото превратилось в один из товаров с гибким курсом. За 35 лет, как писалось выше, оно выросло в цене до 730 долларов. Определенную независимость от США получили и центробанки Европы и Японии. В результате американская, европейские и японская валюты наравне с золотом стали резервами центральных банков. Так как их курс по отношению друг к другу постоянно менялся, менялась и средняя доля, однако лидерами оставались доллар США и немецкая марка, позднее передавшая большую часть своих свойств евро.

Жизнь без золота

Пока развитые капиталистические страны тридцать лет играли в игру по обеспечению валют друг друга одними и теми же бумажками (евро, в некоторых кругах даже называют производной от доллара валютой), на обломках старой Бреттон-Вудской системы выросла новая. К доллару свои валюты привязали ряд азиатских и ближневосточных стран.

Некоторые из них, в частности, Китай, за счет этого получили значительные торговые преимущества. В других, в частности, в Венесуэле, Объединенных арабских эмиратах, Саудовской Аравии, львиная доля поступлений в экономику исчисляется в долларах США, так как нефтяные контракты оплачиваются долларами.

Так вот, эта поддержка со стороны нефтедобывающих стран становится все слабее. Старый враг США, Иран, уже заявил о том, что в ближайшее время доведет долю американского доллара в своих резервах до нуля. С 2003 года Иран требует оплачивать поставляемую нефть в евро.

В июле помог доллару упасть и Центробанк Кувейта - он укрепил местный динар, увеличив фиксированный курс. Мотивы властей Кувейта, где и так самая дорогая валюта в мире, неизвестны.

А Саудовская Аравия, которая к США относится гораздо лучше Ирана, в сентябре 2007 года не решилась вслед за США опустить ставку рефинансирования. Возникшие слухи об отвязке валюты крупнейшего экспортера нефти в мире от валюты крупнейшего импортера опустили курс доллара до значений, которых трейдеры никогда раньше и не видали.

В то же время, если где-то и может зародиться новая обеспеченная валюта, так это в мусульманском мире. С 20 сентября прошлого года в одном из штатов Малайзии был введен золотой динар - не просто обеспеченная золотом, но и существующая в золоте монета.

В свою очередь, странам Персидского залива предстоит в ближайшие годы ввести единую валюту. Собственно, привязка своих валют к доллару позволит им в будущем выработать компромиссный курс. Чем бы формально ни была обеспечена эта новая валюта, реальным обеспечением станет нефть, имеющаяся в распоряжении стран. России, кстати, такая новая мировая финансовая система на руку.

Таким образом, жизнь без золота возможна. Без доллара, как выясняется, тоже.




Партнеры