Манеж с поцелуями

2 октября 2007 в 19:09, просмотров: 1046

Ровно на один день Москва превратилась в настоящий Париж. Мальчишки и девчонки собрались в центре города только с одной целью — на весь мир прокричать о своей любви. ТЫСЯЧА ПОЦЕЛУЕВ В СЕКУНДУ.

А ВАМ СЛАБО? К городской романтике примкнули и корреспонденты “Ты в Центре”.

Взгляд со стороны

Танцы на латиноамериканский манер, жгучие поцелуи под одобрительные крики толпы, старая добрая игра в ручеек. И все это на фоне сотен сердец, сделанных из картона, целлофана, бумаги, нарисованных на руках и лицах губной помадой, карандашами и красками. Бразильский карнавал? Нет! Хиппи захватили город? Снова нет. По сути, действу, развернувшемуся на Манежной площади, названия еще не придумано! Начиналось все с флэш-моба…

Акция “Москва — целующийся город” была запланирована достаточно популярным молодежным ресурсом “В Контакте”. Целью сего мероприятия было “побить все рекорды по качеству и продолжительности поцелуя” (так было написано в сообщении, которое за несколько дней до флэш-моба пересылалось по ICQ от одного пользователя другому), завести новые знакомства и весело провести время. Несмотря на то что в “инструкции” предлагалось прийти к месту проведения флэш-моба в 19.50, уже к семи часам площадь заполнилась молодыми людьми. Даже самые закомплексованные и нерадивые особы могли в этот день найти свою вторую половинку. Манежная площадь пестрила сердцами, то и дело слышались выкрики “хочу в библиотеку”, “мне не с кем целоваться”, “ищу спутника жизни”. Но комплексы брали свое: мальчики в упор не видели девочек, и наоборот.

Приближался час икс, когда в небо должен был взлететь красный шарик и объявить начало длительному поцелую. Желающих подать этот сигнал оказалось немало — недалеко от памятника Жукову стояла толпа, над которой болтались как минимум 50 красных шариков в форме сердца (кстати, цена “надувной любви” в тот день достигала аж 500 р.). Журналисты устанавливали камеры, зеваки отсчитывали секунды до начала, а сами целующиеся нервно разминали губы.

Началось. В небо взлетел один, другой шарик, вот уже полсотни символов любви, накачанных гелием, взмыли над Красной площадью. Влюбленные начали целоваться, а обладатели картонных сердец, так и не нашедшие себе пары, начали судорожно поглядывать по сторонам, пытаясь присмотреть себе хоть кого-то. Массовый поцелуй длился минут пять, после чего собравшиеся начали вопросительно переглядываться и медленно потянулись к метро. Вот тут-то и появился “паровозик” длиной человек в сто, пронесшийся с дикими криками куда-то вглубь Манежки и положивший начало “народным гуляниям”, закончившимся глубокой ночью. “Состав” сделал круг по площади, набирая все больше “вагонов” и уносясь в сторону Александровского сада. Зрители ринулись следом. Когда мы нагнали активных флэшмоберов, на площадке перед гротом уже образовывалось две шеренги, человек по пятьдесят каждая. Парадом командовал приятной внешности паренек, стоящий на ступеньках, задорно руководящий массами, — собирались играть в ручеек. Оказалось, что парень из Москвы и зовут его Паша — он с друзьями ради шутки собрал “паровоз” из пяти человек и “поехал” по Манежке, в итоге набралось то, что сейчас занимало целую площадку перед гротом, шумело, смеялось и готовилось целоваться по новой. Поначалу игра в ручеек как-то не заладилась, видимо, не привыкла наша молодежь играть в старославянские игры в центре столицы. Но перспектива поцеловать любую выбранную девушку или парня (а правила игры сводились именно к этому) все-таки пересилила, и веселье пошло полным ходом. Кто-то затянул “Березку”, вот только слова мало кто знал. Зато грому подобно прозвучала “В лесу родилась елочка” — веселье достигло апогея, решили водить хороводы. В ближайший час на площади танцевали ламбаду, играли в чехарду, жонглировали, делали групповые снимки и задавали друг другу вопрос “А ты есть в Контакте?” Сложно сказать, что это было на самом деле: наш ответ Дню Святого Валентина или Масленица по-осеннему, но было однозначно весело. Весело настолько, что 6 октября Москва собирается повторить свой подвиг и встретить на Манежной площади новую порцию одиноких сердец, проведя акцию “Москва — целующийся город 2”!

Алексей ЕГОРОВ.

 
Взгляд изнутри

В тот день все шли на Манежку, чтобы найти вторую половину. А я чуть было не лишилась уже при выходе из метро…

Прямо с “Театральной” моего кавалера уносило в толпу разноцветно одетых девчонок. “Молодой человек, а как пройти в библиотеку?” — заулыбалась девица с красным ободочком, схватив моего, между прочим, парня за руку. Нет, ну не наглость ли?!

— Хорошо же начинается веселье! — подумала я и в гордом одиночестве начала проталкиваться на площадь. Кроме влюбленных, которые еще до запущенных шариков начали тренироваться в поцелуях, на Манежку пришли и одиночки — на каждом как знак отличия рдело ярко-красное сердце.

— Вась, а вон та, посмотри! Вон побежала, тоже с сердечком! Смотри, какая симпатичная! Эх… — двое молодых людей уминали крем-брюле и с интересом наблюдали за девчонками в коротких юбках. “Да ты че! — отозвался Вася, по уши испачканный мороженым, и поправил съехавшие на нос очки. — Нет, не о такой девушке я мечтаю. Ну посмотри! Маленькая, рыжая… Другое дело блондинка. Чтоб рост был не меньше 180 см, ноги от ушей! Иду я с такой по улице, а прохожие на нас оборачиваются…” Его друг был менее требователен к женской красоте: “Главное, чтобы любовь… Чтобы один раз и на всю жизнь…”, и оба казановы задумались каждый о своем, закусывая очередным “рожком”.

Тут мое внимание привлекла пара. Они выделялись из всей толпы. Красивая девушка с распущенными волосами и прям до безобразия красивый, рослый парень. Они стояли под раскрытым красным зонтиком, целовались и, казалось, не замечали всей происходящей вокруг суматохи.

“Везет же, — подумала я. — А где же мое горе луковое носит?” И вдруг звонок. “Ты где ходишь? — слышу я испуганный и в то же время сердитый голос в трубке. — Все. Вижу тебя. Стой на месте, я сейчас приду”.

В воздух взлетели несколько десятков красных шариков. Несколько мгновений все просто наблюдали, а потом… Потом поцелуй. Долгий, нежный, как будто тысячу лет не виделись или не расставались никогда.

— Тьфу ты! Разврат какой! — чертыхнулась старушка и поперла на целующихся влюбленных с клюкой. Но и на старуху бывает проруха — в толпе нашелся достойный, в летах, кандидат.

Ксения ПАЛЁХА.



    Партнеры