Гений многообразия

В Москву привезли классика русского авангарда

8 октября 2007 в 15:30, просмотров: 680

Его называли «гением многообразия». Он общался с Фернаном Леже, Кандинским, Робером Делоне, Гийомом Аполлинером. Вместе с Марком Шагалом, Хаимом Сутиным, Александром Архипенко жил в легендарном парижском доме — обители талантов, который называли «Улей». Это — классик русского аванграда, живописец, скульптор Владимир Баранов-Россине, объединивший в своем творчестве классику школы французского и русского постмодернизма, кубизма, кубофутуризма. Вчера в Музее Личных Коллекций открылась выставка работ художника. Татьяна, дочь Баранова-Россине специально приехала из Парижа, чтобы представить ее.

Нынешняя экспозиция — не совсем обычная. До этого в Третьяковской галерее и Русском музее выставлялись только картины мастера. А здесь представлены работы 1907 по 1918 годов — самого плодотворного периода художника во время эмиграции. А также фотографии автора и его переписка с друзьями и родными. Но, пожалуй, самое необычное, что можно увидеть — три цветные деревянные скульптуры Баранова-Россине, которые выставляются впервые. Деревянные скульптуры начала ХХ века — большая редкость в мире искусства. (В отличие от традиционных, они делаются не из цельного куска, от которого отсекается все лишнее. Фигуры состоят из ряда деталей, раскрашенных в разные цвета). На сегодняшний день — таких работ в мире всего около десяти. Часть из них находится в частных коллекциях и почти не показываются публике. А парижские скульптуры Баранова-Россине вообще долгое время считались утерянными. Кстати, некоторые картины, которые можно увидеть сейчас, когда-то были похищены из мастерской художника. Их нашли недавно, благодаря сайту, который открыл Дмитрий, сын художника.

Художник не хотел быть рабом какой-то одной формы. Он всегда стремился к разнообразию в творчестве. Про него говорили, что «художественную эпоху ХIХ-ХХ веков он постиг с кистью в руках, соединяя импульсы, полученные от Матисса, Гогена, Пикассо, Бурлюка». Что неудивительно, ведь учителя Баранова-Россине, были Лодыженский и Костанди — приверженцы французского импрессионизма и, одновременно, реализма русских передвижников. А учился в одесском художественном училище вместе с будущим поэтом-авангардистом Алексеем Крученых. Псевдоним Даниэль Россине он выбрал, подобно Марку Шагалу, когда приехал в Париж.

— Выставка помогает отцу вернуться на родину, которой ему так не хватало во Франции, — подчеркнула Татьяна Баранова-Россине.

Однако Париж он тоже считал своим отечеством. Художник не пожелал уехать, когда в город вошла немецкая армия. Владимира Россине арестовало гестапо, так как его искусство нацистские «искусствоведы в штатском» сочли дегенеративным, а значит подлежащему уничтожению. Его заключили в Освенцим, где он погиб, не прожив и месяца, в январе 1944-го.

В России его произведения начали заново открывать лишь после перестройки, когда русский авангард вновь стал доступен для широкой публики. Среди собратьев по искусству своего лихого времени Россине выделяется, пожалуй, особой теплотой и человечностью своих, казалось бы, непростых для восприятия произведений. Был, оказывается, в суровом русском авангарде и такой легкий, солнечный художник. У него даже в серии абстрактных композиций «Апокалипсис» преобладают светлые, яркие тона. И во всеобщем конце света автор не видел ничего страшного.



    Партнеры