Скрытые таланты

Филипп Киркоров: “Для Пугачевой был шоком мой композиторский дар”

11 октября 2007 в 19:37, просмотров: 816

Нелегка, надо сказать, жизнь Филиппа Киркорова: постоянно за что-то критикуют. Сначала история с розовой кофточкой, затем пересуды о якобы провале мюзикла “Чикаго”, плавно перешедшие в обсуждение развода с Примадонной. Интригует всех и расставание Киркорова-продюсера с Димой Колдуном, феерично выступившим на “Евровидении”. Недавно и вовсе в суд подали за то, что певец рассказал подробности жизни с А.Б. (суд он, правда, на днях выиграл, с чем мы его и поздравляем).

Сам артист к сплетням привык и уже не обращает на них внимания. Да и некогда ему — в разгаре подготовка к сольным юбилейным концертам и запись нового альбома. Обо всем этом мы поговорили с Киркоровым, что называется, тет-а-тет. Дома у певца, на Таганке.

Гитарой по голове

Найти квартиру Филиппа было не так уж сложно: подъезд всегда украшают шарики и цветы от поклонников.

Встретила меня легендарная домработница Люся и ну очень дружелюбный джек-рассел-терьер по кличке Покемон, так пса “обозвал” внук Пугачевой Никита. Пока Киркоров был занят со стилистом, Покемон носился по квартире, дожевывая резиновый мячик и периодически запрыгивая на колени к вашей покорной слуге. “Ну ему же скучно, то ли дело раньше — с ним Никита возился, а теперь вот на гостях отыгрывается”, — оправдывалась Люся.

Тем временем Филипп освободился, и беседу мы решили совместить с обедом. Скромным меню певца и был продиктован мой первый вопрос:

— Смотрю, еда у вас правильная. Приходится калории высчитывать?

— Да, я стараюсь... Через несколько недель у меня концерт в Москве, надо привести себя в форму. Я давно не выступал в столице — с 2001 года. Мне не 18 лет, и выглядеть хорошо получается с большим трудом.

— Из спортзала не вылезаете?

— Единственное место, куда я хожу, — это фитнес-комплекс. Но я хожу с друзьями, за компанию. Они там занимаются, а я сижу в баре и пью вкусные соки. Основательница этого комплекса — моя двоюродная сестра Ира Краг. Когда знакомились мои родители в Сочи, она была маленькой девочкой. Мы — единственные из всей нашей большой семьи поддерживаем родственные отношения.

— Можно сказать, семью заменяют поклонники?

— По-всякому случается. Те же поклонники — они как любят, так и ненавидят. Ревнуют, когда им мало уделяешь внимания. И начинается переход из стадии обожания в стадию нелюбви. Они еще меня пугают: “Уйдем к Дранге!” Господи! Я сначала даже не понял, кто это. Потом вспомнил, что это наш известный аккордеонист. Ну я думаю: ладно, вперед, флаг в руки — барабан на шею!

— Любовь фанатов проявляется только на словах или они еще как-то выказывают свое особое отношение к звезде?

— Ой, по-разному. Однажды дали гитарой по башке. Это было еще в 88-м году. Мы тогда работали в театре Пугачевой. Шли себе с Володей Пресняковым, и вдруг налетает сумасшедшая, дает по башке гитарой — и получается испанский воротник. Вовка за ней. А они ж еще бегают-то как! Не догонишь...

Чему не научился у Аллы


— Как у вас обстоят дела с распорядком дня? Как и большинство артистов, ложитесь глубоко за полночь, встаете ближе к полудню?

— Вообще, чем ближе к моим концертам, тем чаще я встречаюсь с дизайнерами. Обычно по утрам, однако затягивается процесс иной раз и до полуночи. Надо как-то отсыпаться, а отсыпаться некогда. Отдыхать я буду в январе, когда все закончится и можно будет уехать за границу и по-человечески отдохнуть.

— Желания бросить весь этот шоу-бизнес и уйти “на покой” никогда не возникало?

— Еще Алла всегда мне говорила: “Брось, а то уронишь!” Когда усталость накапливается, все заканчивается нервными срывами. Пример — та самая пресс-конференция в Ростове-на-Дону.

 Главное — уметь вовремя остановиться. Гениальна в этом отношении Алла Борисовна. Она настолько правильно дозирует себя везде: и в эфире, и в концертной деятельности. Нет ощущения, что она собой перекормила, хотя уже столько лет звезда номер один, по сути, единственная. Но с другой стороны — ее как бы постоянно не хватает. Это, пожалуй, единственное, чему я пока не научился у нее.

— А чему еще она вас учила?

— Она никогда специально не учила, не советовала — она не училка. Просто я имел возможность наблюдать за ней все эти годы. И эти наблюдения дорогого стоят. Ее манера общаться, ее философское восприятие некоторых моментов жизни, то, как она воспринимает, например, предательство, как она реагирует на хамство, как она умеет благодарить. Я, скажем, застал такой период, когда она уже узнала о жизни все, но ей не надоело принимать от судьбы сюрпризы — приятные или неприятные. Это был для меня определенный жизненный урок.

— Киркоров способен на безумные поступки?..

— Да, люблю отдых бесшабашный. Море, парашюты, экстремальные виды спорта — рафтинг, дайвинг. Обожаю американские горки. То есть все, что я недополучил в 16 лет.

Когда прилетаю в Лос-Анджелес, первым делом отправляюсь в Диснейленд. Я, конечно, не Майкл Джексон — не испытываю блаженства от того, что со мной в постели спят маленькие дети. Но я не осуждаю его, считаю, что он действительно искренне любит детей. В этом его особенность.

Деньги за Колдуна не отдали

— История с Димой Колдуном, который очень успешно выступил на “Евровидении”, до сих пор будоражит публику. Что вас сподвигло помогать малоизвестному артисту?

— Да я себе помогал! Я себя реализовывал. Этот проект “Колдун на “Евровидении” — это композитор Киркоров на “Евровидении” в первую очередь.

— А зачем вы скрывали свое авторство песни?

— Я действительно долгое время скрывал, кто автор музыки, чтобы восприятие этой песни было объективным.

Правда, когда мы поехали в Грецию уже перед конкурсом, надо было оформлять документы по песни, пришлось раскрыть карты. Для многих это был шок. Практически для всех, даже для Аллы Борисовны. По-моему, она до сих пор не верит, что это я написал Work your magic. Тем не менее некоторые мои друзья угадывают в этой песне почерк Филиппа Киркорова.

И очень рад, что и сегодня эта песня приносит Диме успех. Что будет дальше — пока не ясно, потому что ему уже надо делать следующий шаг, петь песню круче этой. И у меня такая песня для него была. Но так получилось, что наши творческие пути разошлись.

— Почему, раз все так хорошо складывалось?

— Я не буду это комментировать. Это его право выбора. Я не живу за счет молодых артистов. Все, что надо, я взамен получил. Все узнали, что Филипп Киркоров, оказывается, еще и неплохой композитор. И уже к следующему “Евровидению” у меня очередь стоит из молодых коллег, которые просят им написать песню для конкурса. Из Болгарии, Молдавии, Украины, Прибалтики и даже из Швейцарии. Просят, чтобы я стал их продюсером, помог придумать номер, собрать команду.

Все то, что я делал для Колдуна, делал совершенно бесплатно, к тому же вложив свои кровные деньги, которые мне до сих пор никто не вернул. Новые продюсеры Димы делают вид, что так и надо.

Конечно, я сейчас наблюдаю за тем, что с ним происходит. Например, он стал хорошо одеваться на сцене, но на этом пока все и заканчивается. Надеюсь, пока...

— Ваши советы, признайтесь...

— Мне кажется, что мой совет Диме на “Евровидении” — начать все как бы с белого листа, то есть скромной черной одеждой, пришелся кстати. Правда, это была, конечно, дорогая простота — Дольче Габано, Кристиан Диор, Йоджи Ямамото. Сейчас я вижу, что он появляется на сцене в дорогих нарядах. Но хочется, чтобы эти дорогие наряды соответствовали дорогому творчеству.

Музей-квартира

— От дел творческих хотелось бы перейти к делам мирским. Вот признайтесь, в такой красивой квартире вы приложили руку к дизайну хотя бы в чем-то?

— Это квартира — гардероб. Здесь сейчас склад вещей. Собственно, поэтому я приобрел себе новое жилище.

Правда, эта квартира напоминает мне о прекрасных годах моей жизни. Все здесь собрано и придумано женским мозгом и чувствами. Эдакий эклер с какао (улыбается), вот в нем я и выживаю. Его сначала создавала мне мама, а потом жена. Поэтому действительно атмосфера прекрасная. Я решил, что здесь все как было, так и будет. Навсегда. Эту квартиру я не собираюсь ни продавать, ни менять.

— То есть быть дизайнером вас никогда не тянуло?..

— Никогда не принимал участия в дизайне своего жилья, а этого особенно. Алла, зная мой вкус, старалась создать максимально комфортную для меня атмосферу. И подобрать мебель такую, чтобы мне нравилась.

Будучи человеком очень деликатным, она делала это только для меня, а ведь у нее совершенно другие вкусы.

Но, надо отдать должное, она пришла в этот дом не со своим уставом, хотя, наверное, так было бы правильнее.

— Признайтесь, вы сами за рулем ездите или только с шофером?

— Я умею и даже люблю водить машину. У меня два кабриолета, один “Мерседес”, другой “Ауди ТТ”. Но поскольку в последнее время много чего на мою голову обрушилось, я не могу ездить за рулем, так как нужно ездить со светлой головой, незагруженным. В последние года два за руль я ни разу не садился.

— Простите за банальный вопрос, и все же: о чем еще мечтает и чего хочет от жизни Филипп Киркоров, у которого, казалось бы, уже все, что он хотел бы, имеется?

— Ни о чем не мечтаю. Здоровья хочется — вот главное мое желание. Все у меня есть для того, чтобы не чувствовать себя униженным. Это самая прекрасная фраза, сказанная Пугачевой. Просто потрясающая и все объясняющая.



    Партнеры