Томное дело

Какие богатства скрываются на вашей книжной полке?

12 октября 2007 в 13:53, просмотров: 513

Столичные книгочеи с удовольствием расстаются с пищей духовной и приступают к изучению материального меню. Содержимое их домашних библиотек дорогого стоит: за томик прижизненного Пушкина или первую публикацию Достоевского коллекционеры готовы выложить целые состояния.

Не исключено, что и на вашей книжной полке меж затертых корешков найдется то, что заинтересует охотников за раритетами. Если не обеспеченная старость в Рио-де-Жанейро, то хотя бы 200—300 рублей вознаграждения за каждую найденную реликвию вам гарантированы.

Хамелеонские штучки

Букинистическая книга — вовсе не редкий зверь и не диковинная птица. Специалисты говорят, что “интересные” издания прячутся практически на каждой книжной полке.

— Не все держатели домашних библиотек вообще в курсе, что их книги имеют какую-то ценность, — объясняет товаровед букинистического магазина Татьяна Федоровна. — В представлении обывателя “стоящее издание” — это фолиант в железной оправе с готическим шрифтом. На самом же деле экземпляры, которые высоко оцениваются специалистами, — как хамелеоны среди листвы: внешне практически неотличимы от обычных книг.

Практически любая книга старше 50 лет может принести ощутимую прибыль. Те, кто этого не знает, рискуют потерять в деньгах.

— Один мой знакомый всю свою жизнь собирал книги, — рассказывает Татьяна Федоровна. — Ни дочь, ни жена не разделяли его увлечения и даже не знали, какова стоимость коллекции. А после его смерти они решили избавиться от некоторых вещей, занимавших много места, и первым делом отвезли на дачу ту часть коллекции, которая показалась им наименее стоящей: растапливали ею печку. Ну а потом кто-то из товарищей отца пришел к ним в гости и поинтересовался, где же книги. Когда жена и дочь узнали, что в печи сгорело более полумиллиона рублей, они, конечно, были в шоке.

Старье прибавляет в цене

Различают два типа изданий, которые могут быть интересны коллекционерам: букинистическая и антикварная книга. К букинистическим экземплярам можно отнести все книги, изданные после 50-го года прошлого столетия.

За них книголюбам в антикварных лавках платят немного — от 50 до 200 рублей за томик. Сумма небольшая, можно даже сказать, символическая.

Другое дело — антиквариат. К этому типу изданий относят книги довоенного времени, выпущенные до 50-го года XX столетия. В зависимости от томика, его исторической ценности и внешнего вида стоимость антикварной реликвии в твердой или мягкой обложке может варьироваться от 500 рублей до нескольких миллионов.

— Впрочем, разница между антикварной книгой и букинистической весьма условна, — рассуждает заведующая антикварным магазином Елена Валерьевна. — Когда одного швейцарского коллекционера книг спросили, интересуется ли он букинистическими книгами или собирает только антиквариат, он сперва задумался — потому что не знал, в чем разница между этими двумя понятиями. А потом, когда ему все объяснили, он ответил: “Если мне принесут книгу 3-летней давности, но я узнаю, что она была выпущена тиражом 10 экземпляров, то я обязательно куплю ее. Для меня нет отличия — антикварная книга или букинистическая. Главное, чтобы издание было уникально само по себе”.

Модная нажива

Спрос на книги в букинистических магазинах и антикварных лавках диктует коллекционная мода.

— На пике популярности в этом году — узкоспециализированные издания, — рассказывает букинист Сергей Осьмачко. — Кто-то собирает только руководства по пчеловодству, кто-то увлекается изданиями о лошадях, а кто-то всерьез занялся коллекционированием книг по приусадебному хозяйству. В последнее время появился еще и спрос на журналы о моде начала прошлого века, а также на издания, посвященные авиации.

Прикладная литература тоже в чести. Книги типа “Монеты России” или “Каталог грампластинок фирмы “Мелодия” расходятся на ура. Больно уж интересны они специалистам. За такие брошюрки можно выручить от 1 до 3 тысяч рублей.

Особую ценность для коллекционеров, ушедших в специализацию, представляют авторские исследования. На них можно заработать больше, чем на прикладных книжках, — от 10 тысяч рублей и выше.

— Однажды к нам магазин пришел дедушка с большой авоськой книг по авиации, — вспоминает Сергей Осьмачко. — Выложил на прилавок десяток брошюр. Книжки так себе, в общем, ничего особенного. И тут среди всего этого однообразия — научная работа Циолковского на плохонькой бумаге. Я заинтересовался: не помню что-то такого издания. А оказалось, что это самая первая публикация научных трудов Циолковского — что-то вроде самиздата. Для того, кто собирает книги по авиации, настоящий клад. В итоге эту книгу мы продали очень дорого: дедушка был счастлив.

Недетские наценки

Всплеск рождаемости, по всей вероятности, тоже отразился на вкусах коллекционеров. Цены на детскую литературу конца XIX — начала XX столетия растут как на дрожжах.

— Сами по себе старые детские книжки в мягкой обложке представляют большой интерес, — объясняет Елена Валерьевна. — Само собой разумеется, что от огромных тиражей, которыми они выпускались, мало что осталось. Большинство детских альбомчиков быстро разрывались, растаскивались по углам. Но ценность детских книжек еще и в том, что иллюстрации для множества таких изданий создавали известные художники — Лисицкий, Родченко, Шагал, Лебедев. Если у кого-то дома остались такие издания, это просто клад, если хотите — целое наследство.

Книжки с веселыми картинками радуют серьезных взрослых коллекционеров совсем не по-детски. За счастье обладать такой реликвией они готовы платить рублем. Детские сказки столетней выдержки или видавшие виды книжки с рисунками для самых маленьких коллекционеры оценивают в 1,5—10 тысяч “деревянных”. Кстати, не меньше книголюбы платят за буквари и азбуки — от 3 до 20 тысяч рублей.

За горелого Некрасова накинут

Любовь отечественных коллекционеров к русским классикам неиссякаема. Так что если вы обнаружили у себя книжку Пушкина, Лермонтова, Достоевского или, например, Толстого, изданную до революции, — бегом к экспертам. За каждый такой выпуск можно получить 300, а то и 500 рублей. Но есть и исключительные экземпляры, которые эксперты оценивают как минимум в несколько сотен тысяч “деревянных”.

— Часть любителей классики собирают “первые публикации” произведений или отрывков известных писателей в журналах, газетах, листках, — говорит Елена Валерьевна. — Остальные охотятся за так называемыми “прижизненными” изданиями книг. Так, например, томик Лермонтова, изданный при жизни поэта, может стоить полмиллиона: потому что до его смерти книги Михаила Юрьевича практически не издавались. Особую ценность представляют и посмертные издания некоторых поэтов — если они были приурочены к каким-то датам или качественно иллюстрированы художником.

Большой куш можно сорвать, продав первые сборники поэтов Серебряного века или первые издания Шолохова.
Кстати, интерес букинистов к отечественным гениям не ограничивается прижизненными и посмертными изданиями. Сами гениальные авторы в буквальном смысле этого слова “подогрели” интерес публики к своему раннему творчеству, уничтожив тиражи своих первых работ.

— Весь тираж первой книги Гоголя “Ганс Кюхельгартен”, выпущенной под псевдонимом Алов, был сожжен писателем из-за плохой реакции аудитории на это произведение, — рассказывает Елена Валерьевна. — Так же поступил и Некрасов со своим первым сборником “Мечты и звуки”. Старые издания этих книг, действительно представляют большую антикварную ценность. И если говорить о вознаграждении нашедшего такой экземпляр, то счет здесь идет на десятки тысяч долларов.

Золотые закорючки

Авторские подписи на книгах ценятся особо. Правда, от того, какая закорючка оказалась на вашей реликвии, зависит размер вознаграждения. А у автографа, между прочим, существует четкая градация.

Рука мастера, не потрудившаяся сделать никакой адресации, а просто черкнувшая на книге крестик или закорючку в виде автографа, может быть оценена лишь в несколько тысяч рублей. Считается, что в такой подписи нет ничего уникального.

Надпись “Дорогому Пете от А.С.Пушкина” или, например, “Любимой Клаве от обожаемого Сашки” прибавляет стоимости росчерку пера на пару-тройку тысяч.

Ну и вовсе бесценный автограф — стихотворение или рассказ, миниатюра, писанная от руки на корешке книги.

Наличие такого вот творческого излияния на страницах издания может увеличить его стоимость до нескольких десятков тысяч деревянных.

— Кстати, у художников существовала традиция: выпускать первые пять альбомов с раскрашенными от руки гравюрами, — рассказывает Татьяна Федоровна. — Это тоже своего рода “автограф”.

За испачканные авторской акварелью страницы можно выручить и 100, и 200 тысяч.

Книжные консервы

Хотя более всего коллекционеры ценят уникальные особенности каждого издания, закономерность “чем старше книга, тем выше она в цене” все-таки прослеживается.

К примеру, издания советского периода пока недостаточно отлежались: они интересуют букинистов в меньшей степени. Правда, собрания сочинений самых разных философов и писателей, выпущенные в середине XX века, весьма востребованы среди русских коллекционеров. Но выкупить их у вас готовы лишь при том условии, что вы предоставите полный комплект книг. Ну а если одного тома не хватает, ждите до лучших времен.

Некоторые советские книги, выпущенные, например, издательством “Наука”, можно приберечь “на потом”.

Вскоре, говорят эксперты, эти издания поднимутся в цене.

Самые дальновидные книголюбы начинают создавать задел на будущее из современной литературы.

— Как бы мы ни относились к творчеству таких авторов, как Маринина, Донцова, через сто лет их детективы в букинистических лавках будут нарасхват, — говорит Сергей Осьмачко. — Редко те, кто читает эти книги, хранят их в идеальном состоянии. А собиратели детективов через сто лет обязательно найдутся, можете не сомневаться.

МЕЧТА БУКИНИСТА

По дешевке купить шедевр у какого-нибудь несведущего владельца — мечта всякого уважающего себя охотника за раритетами. Поэтому мы, обыватели, должны быть во всеоружии.

— Лучше показать книгу нескольким экспертам, — советует Сергей Осьмачко. — Их мнения редко бывают противоположными друг другу. Но если так случилось, лучше заказать тестирование экземпляра у независимого эксперта-историка. Он сможет объективно оценить ваш раритет

ПЯТНО НА РАРИТЕТЕ

Любой, кто собрался отдать часть своих реликвий букинистам, должен знать: раритет раритету рознь.

Если, скажем, прижизненного Пушкина у вас возьмут в любом виде, то издания менее ценные, выпускавшиеся большими тиражами и гуляющие по антикварным лавкам из года в год, принимаются только в идеальном состоянии.

Правда, самим лучше реставрацию книги не затевать: она может обойтись дороже, чем вы впоследствии выручите за экземпляр. Есть смысл отнести шедевр на экспертизу специалистам. Они точно скажут, стоит игра свеч или нет.

Кстати, книги, которых коснулась рука гения, букинисты терпят практически в любом виде. Смело можете лить на них лимонад, чай или кофе.

Сколько дадут за желтые листы и толстый переплет

Букинистическая книга    50—200 руб.

Антикварная книга    500—2 млн. руб. 

Книга с автографом    1—200 тыс. руб. 

Классика литературы    200—500 руб. 

Прижизненные издания классиков    1—2 млн. руб. 

Чем придется делиться с букинистами

Комиссия    20—30%  

Оценка    0—50 долл.



Партнеры