Экстремалы осадили Останкинскую телебашню

В Москве по случаю сорокалетия создания Останкинской телебашни прошла необычная акция: десятки приверженцев движения B.A.S.E. Jumping прыгали на парашютах с главной телеантенны страны.

28 октября 2007 в 12:07, просмотров: 731

Корреспонденту MK.ru, оказавшемуся на акции, удалось узнать об опасностях такого вида спорта, стоимости всех этих развлечений, о том, что за это бывает по закону, и многом другом.

Для начала напомним, что B.A.S.E. Jumping расшифровывается как Building, Antennae, Span, Earth, то есть дословно "строение, антенна, мост, земля, прыгание", объяснили московские бейс-джамперы.

Суть самой акции "Moscow BASE Open Air" проста: более сорока бейс-джамперов должны были вполне официально забраться на самый высокий "барабан" московской телеантенны (после которого начинается антенный шпиль) и совершить индивидуальные и групповые прыжки. Прыгнув с высоты приблизительно 360 метров, нужно было сначала пролететь в свободном падении и затем, метров через 50, раскрыть парашют. Приземлялись все участники на прилегающее к телебашне поле. В общей сложности от мгновения прыжка с телебашни до касания с землей проходит одна минута.

Еще перед началом прыжков удалось переговорить с одним из опытнейших участников действа. У Анатолия Узуна за спиной (в прямом смысле) громадный опыт – свыше 500 прыжков. И он уверен, что именно с таким багажом можно начинать прыгать с таких строений, как Останкинская телебашня. Однако все обстоит куда либеральнее. По его словам, на обучение бейс-джампингу берут и с 300 прыжками с самолета и вертолета.  

– Лично мне доводилось прыгать со скал в Италии, Швейцарии, Норвегии с высоты от 300 до 950 метров, – говорит опытный бейс-джампер Анатолий. – Самая большая опасность такого рода прыжков – это когда рядом находится какой-то большой объект. Однако с Останкинской башней проще. 

Это вариант "студенческий", уверен он, поскольку имеет место большая высота и большое нависание.

– В Останкино мы прыгаем на "крыле", – продолжает рассказ Анатолий Узун. – Этот тип парашюта отличается от обычного, с которым прыгают с самолета или вертолета, размерами, а во-вторых, он надежнее и сконструирован так же, как в обычном парашюте запасной парашют. Он должен надежно открываться и особым образом укладываться. Как правило, когда мы прыгаем, например с различных зданий, площадка приземления ограничена, а чем больше купол парашюта, как в нашем случае, тем удобнее это делать.

– Вообще самое лучшее и ближайшее место к Москве для подобных прыжков – это недействующая телевизионная антенна в Галиче (400 километров от столицы). Там очень большая высота и можно легко к ней подойти, – закончил свой рассказ опытный бейс-джампер.  

Размер парашюта, с которым десятки молодых и зрелых людей прыгали с Останкинской башни, – 240–280 квадратных футов (в них принято мерить). Он зависит от веса человека. Стоит такой парашют от 1500 до 3000 долларов. Принцип его действия весьма прост: от вытяжного парашюта (сначала выбрасывается "медуза" – маленький парашютик) до раскрытия основного купола спортсмен успевает пролететь 30–50 метров. Те, кто порискованнее, раскрывают парашют на высоте 100 метров. Скорость полета под куполом – 3–4 м/с. Если же прыгать, например, с высоты 16-этажного здания, желательно раскрывать парашют тут же, чтобы избежать свободного падения. В Москве B.A.S.E. Jumping занимаются около 100 человек, рассказал прыгун-экстремал Глеб. Среди бейс-джамперов есть и девушки.

К сожалению, не обходится и без жертв. Так, в этом году в Швейцарии разбились уже двое россиян. Один из опытных участников акции объяснил это так: "Скорее всего, произошел косяк при введение парашюта в действие. Здесь нет кольца, а есть бросок "медузы". И вот он иногда может быть выполнен с погрешностями. У них, скорее всего, не получилось выбросить "медузу", а значит, не мог раскрыться и основной парашют. На беду, произошел неаккуратный бросок".

На этот раз в Останкино один из парашютистов во время приземления не смог подобрать стропы, чтобы снизить скорость, и совершил жесткую посадку, ударившись о землю. Медики, дежурившие рядом, оказали первую помощь и срочно отвезли пострадавшего в больницу. В настоящее время парашютист находится в больнице в тяжёлом состоянии. Сообщается, что он получил перелом костей таза. Пострадавшего зовут Сергей Шволя, ему 40 лет.

Другой экстремал - бейс-джампер Николай, совершивший удачный прыжок, поделился с корреспондентом MK.ru своими впечатлениями:

– Сверху очень красивый вид на Москву, – рассказал он, еще не успев отдышаться после первого прыжка. – Правда, все время смотреть на панораму не успеваешь, а смотришь, когда в основном наверху находишься. В Останкино очень мягкая посадка.

Еще один участник акции, Сергей, признался, что "прыгать в Останкино страшновато". Однако ощущения у него от прыжка "в первый раз в этом месяце" были "прекрасные".

Нет парашютов, которые не смогли бы открыться. Вопрос в том, в какую сторону это происходит – к башне или в открытое пространство, объяснил Дмитрий Орленко, укладывая после прыжка свой парашют: "Если он открывается к башне, тогда нужно тут же ловить свободные концы (стропы) и сразу отвернуть от нее, потянув за них".

Один из бейс-джамперов на условиях конфиденциальности признался, что за свое увлечение часто бывал в милиции и на его счету уже три административные статьи, но были и штрафы. Так, однажды экстремал – кстати, прыгнувший сегодня в 126-й раз – заплатил 10 тысяч рублей, поскольку, как проиронизировал он сам, "площадкой для прыжка послужил стратегический объект".



    Партнеры