ЗЕМНЫЕ ЗАБОТЫ

О НЕЗЕМНЫХ ЖИТЕЛЯХ

2 ноября 2007 в 13:16, просмотров: 285

МОЛИТВЕННАЯ ПАМЯТЬ

У Бога нет ни мертвых, ни живых. Церковь считает усопших такими же своими чадами, как и живущих. Одно “но” — пока человек жив, он способен каяться в грехах и творить добро. Но после смерти остается лишь надежда на молитвы живых. В церковном понимании память об усопшем — это память, соединенная с молитвой, — живые молятся о прощении грехов мертвых и об упокоении их душ в обителях Небесных.

В славянском календаре в память об умерших предках — Охранителях — есть особые дни поминовения — Весенние Деды (Радуница, или Красная горка) в начале мая и Осенние Деды в начале ноября. В православном календаре — это родительская Димитриевская суббота, последняя суббота перед праздником памяти великомученика Димитрия Солунского, небесного покровителя Дмитрия Донского. В этом году она приходится на 3 ноября.

Димитриевская родительская суббота была установлена в 1380 г. в память о воинах, павших в битве на Куликовом поле, но постепенно в этот день стали поминать всех почивших православных христиан. В храмах совершаются заупокойные богослужения, на которых и происходит поминовение усопших, на панихидный стол верующие приносят продукты.

Поминальная трапеза начинается вкушением кутьи (колива), принесенной из храма. Изначально кутья готовилась из сваренной пшеницы, приправленной медом, и имела символическое значение. Пшеница означала, что умерший восстанет из гроба, как поднимается из зерна, зарытого в землю, пшеничный колос. Мед же означал, что по воскресении усопшего ожидает сладостная, блаженная жизнь в Боге. В завершении трапезы подается молочный кисель, символизирующий младенчество души усопшего, рождающегося к новой жизни.

Существует также обычай поминать усопшего в каждую годовщину его смерти, в день рождения и день ангела. В эти дни собираются самые близкие родственники, чтобы помянуть усопшего молитвою за совместной трапезой.

В церкви же подают записку на литургию или заказывают панихиду, освящают коливо. По традиции по окончании панихид прихожане дарят священникам пироги и блины. Это обыкновение обратилось в поговорку “не всегда поповым ребятам Димитриева суббота”.

В весенние и летние родительские дни принято после церкви посетить кладбище, помолиться рядом с их погребенными телами. В эти дни на кладбищах “выли” по умершим, стелили на могилу платок вместо скатерти и клали пряники, яйца, ватрушки и водку. Когда плач был окончен, поминальщики угощались принесенными припасами, вспоминая покойника его любимым кушаньем. А если покойник был пристрастен к выпивке, то опрокидывали стаканчик, приговаривая: “Царство ему небесное, любил покойничек выпить!” Обычай оставлять на могилках различную снедь — отголосок языческих тризн и не приветствуется православной церковью.

По Библии, Бог сотворил человека бессмертным. Но после греха Адама смерть вошла в человеческое естество; сначала духовная — отлучение души от Бога, а потом и телесная — разлучение души с телом. Потом пришел Христос спасти человека от греха и смерти. До Воскресения Христова врата рая были закрыты — и все, даже праведники, шли в ад. Христос открыл врата Жизни Вечной и с того момента смерть — это второе рождение.

ЗАМОГИЛЬНАЯ ТРАПЕЗА

В античном Риме вспоминали об умерших предках в особый поминальный день и устраивали праздник “Всех Душ”. Римляне приносили на гробницы вино, мед, яйца, цветы. Точно так же древние евреи на могилах родителей “преломляли хлебы и вкушали чашу утешения”. В эти дни устраивались поминальные игры и состязания. Олимпийские игры, по легенде, учреждены Гераклом после совершенного им убийства и погребения Авгия.

Египтяне не только оставляли всяческие яства у могил, но по праздникам приносили мумии в дом в качестве почетных гостей.

В старом Китае седьмой лунный месяц считается месяцем голодных духов. В это время проводится “Фестиваль голодного призрака”. Жители Поднебесной посещают могилы, оставляя там еду, деньги и всевозможные поделки из бумаги, имитирующие одежду и предметы, необходимые духу усопшего в другой жизни. В сумерках по рекам пускают маленькие лодки с зажженными свечами. Цель этих ритуалов заключается в том, чтобы успокоить две составляющие души человека: духовную и животную. Духовную часть уговаривают быть снисходительной к потомкам усопшего, а физическую — просят не беспокоить живых своими посещениями.

В Японии празднуют “Праздник фонарей”. Призраков символически обозначают фонарями в виде цветов лотоса и носят их по улицам. Японцы верят, что духи умерших приходят в это время домой — им оставляют пищу и другие дары. У ворот зажигают огни, указывающие духам дорогу. А в могиле в специальную “ямку” ставят рис и воду.

Индусский обряд поминовения предков — “шраддхас” — длится 10 дней. В течение этого времени дух усопшего принимает подношения в виде пищи, которые позволяют ему выжить в путешествиях через десять кругов ада. В первую из осенних лун глава каждой индусской семьи совершает церемонию поклонения умершим предкам.

Перуанцы время от времени раскапывают гробницы, чтобы поменять на мумиях одежду и дать им новую пищу.

В Новой Гвинее раз в несколько лет откапывают черепа предков, расписывают их мелом и украшают их перьями и цветами; “угощают” едой и питьем. Негры в Конго делают в могиле отверстие ко рту покойника, через которое “кормят” его. А на острове Фиджи с покойниками разговаривают через вставленный в могилу бамбук.

ГОЛОВА СМЕРТИ

Но самые впечатляющие традиции сохранились в Мексике, где “День Смерти”, или “День всех душ”, отмечается 2 ноября. Для мексиканцев спасение ассоциируется не с верой в будущее искупление, а с идеей непрерывности жизни и смерти. Рождение — это шаг к смерти, а смерть — это не конец, а основа для будущей жизни. Испанские конкистадоры пришли в изумление, когда обнаружили, что ацтеки и майя практикуют каннибализм и приносят в жертву людей. Дело в том, что жертвоприношение, по мнению этих племен, давало возможность не прерывать круг Жизни и Смерти. С принятием христианства жертвоприношения были запрещены, но сохранились в поминальных традициях. Почти в любой лавке, торгующей сувенирами, можно приобрести черепа (“головы смерти”), на рисунках местных мастеров скелеты всегда исполняют “танец смерти”.

Празднества начинаются 31 октября, в Хеллоуин, и продолжаются несколько дней. Все это время предлагается ритуальная пища. Рядом с алтарями кладутся раскрашенные черепа и кости, сделанные из марципана или особого хлеба, испеченного к этому празднику. На лобных костях черепов пишутся имена умерших, а иногда — целые изречения. До XX в. черепа для проведения праздника выкапывались из могил, а потом их возвращали туда под присмотром местного священника. Сегодня же мексиканцы, обернув себя знаменами, бродят по городским площадям и паркам и уплетают “кости” и “гробики” из марципана, запивая текилой и уверяя всех, что мертвые тоже любят хорошо повеселиться! Люди навещают соседей, делятся воспоминаниями об умерших, которые, по верованиям мексиканцев, в это самое время находятся где-то поблизости и слушают, что о них говорят живые. Стараются не забыть никого, чтобы его дух не обиделся и не захотел потом отомстить. Эти визиты длятся всю ночь напролет и заканчиваются мессой, которая совершается утром Дня Всех Святых, после чего духи усопших возвращаются в свои могилы.

ПОКОЙ БЕЗ ПОКОЯ

В любом конце света кладбища, по сути, одинаковы — мертвых “собирают” в одном месте, отмечают могилы сакральными знаками и регулярно посещают его. Различаются лишь поминальные традиции и обряды.

Так, когда-то неандертальцы укладывали умерших в могилку в позе спящего человека: на боку, одна рука под головой, ноги согнуты. В век бронзы и железа умерших хоронили в позах, напоминающих положение ребенка в материнском чреве. Так наши предки готовили усопшего к переходу в новую жизнь. “Возвращению” мертвого всячески препятствовали. Труп связывали, а иногда и придавливали камнем (вот откуда пришел обычай класть камень на могильный холм). Позже у египтян обычай связывания развился в сложнейшую культуру мумификации.

Буддисты на Тибете, говорят, до сих пор выбрасывают трупы в горы — на съедение диким птицам. Плоть, по мнению буддистов, сливается с Всеобщим Ничто и приносит пользу другим живым тварям. Существует даже особая каста “дробильщиков трупов”, занимающаяся уничтожением костей после того, как их обглодают птицы.

Первые русские исследователи Дальнего Востока в XYIII веке описывали странный обряд, существующий у камчадалов: умерших они оставляли на съедение собакам. По поверьям камчадалов, съеденный собаками мертвец получал на том свете хорошую собачью упряжку.

Вятичи устраивали по умершему тризну, затем делали большую колоду и сжигали в ней мертвеца, прах собирали в небольшой сосуд, который ставили на столбах при дорогах. Говорят, поэтому мы испытываем непонятное чувство страха на перекрестках дорог. Иногда горящего мертвеца спускали по реке в лодке. Есть версия, что форма современного гроба произошла от такой погребальной лодки. Кстати, на Руси не было понятия “гроб”, говорили “домовина” — добротный дом.

Славяне строго делили умерших на “чистых” и “нечистых”. “Чистые” — ушедшие естественной смертью, “нечистые” — все, кто нашел неестественную смерть: самоубийцы, утопленники, умершие от пьянства и погибшие от чужой руки. Первых почитали, вторых боялись и делали персонажами народных поверий. Кикимора, водяной, русалка, упырь — мертвецы, распростившиеся когда-то с жизнью неестественным образом.

Сказочная избушка на курьих ножках с Бабой Ягой внутри “родилась” от традиции древних славян выставлять колоду с мертвецом у дороги на четырех палках, с перекладиной внизу, похожей на птичью лапу. Наши предки считали, что Баба Яга — это мертвец в гробу, а “русский дух” — запах живого человека. Баба Яга охраняет вход в загробный мир, а заклинание “Избушка, избушка...” позволяет войти в этот потусторонний мир.

Вплоть до XYIII века в Европе нищих и безродных хоронили в братских могилах. На окраинах кладбищ вырывали глубокие траншеи, вмещавшие до полутора тысяч трупов, засыпались они лишь по мере заполнения. Назывались “скудельницами”. На Руси — “Божьи”, или “убогие дома”. В старой Москве было несколько убогих домов в разных частях города: в Марьиной Роще, на Самотеке, в Чертолье, близ Таганки, при Варсонофьевском монастыре. В эти “дома” свозили тела безродных, бродяг и нищих, найденных мертвыми на улицах, умерших насильственной смертью, без покаяния, самоубийц. На одном месте возводилось большое, увенчанное крестом деревянное строение, и под ним устраивалась глубокая яма со льдом, куда складывали тела безвестных покойников. По обычаю, дважды в год — на Семик и на Покров — туда приходил священник, служил панихиду по всем умершим. Лежащие в братской могиле считались погубленными душами.

Печальное название Божедомка осталось в московской топонимике. Появились улицы Старая Божедомка (ныне ул. Дурова), и Новая Божедомка (ныне ул. Достоевского). Позже здесь была устроена Мариинская больница для бедных.

ВРАТА АДА

Под Парижем несколько лет назад был обнаружен гигантский подземный лабиринт общей протяженностью 330 км, где лежат миллионы парижан, чьи останки были некогда перенесены туда с городских кладбищ. Его двери называют “Врата ада”. Узкая винтовая лестница круто уходит отсюда в глубь земли. К туннелям приводят 90 ступенек, вырубленных в камне. Из этого камня был построен и сам Париж.

  Известно, что сделан этот подземный освуарий по распоряжению Людовика XVI — король приказал свезти туда свыше 6 млн. парижан, а на железных дверях, ведущих в туннель, приказал сделать надпись: “Остановись! Здесь Царство мертвых”. Сегодня любой может доехать до станции Данфер-Рошро, спуститься в подземелье и обозреть бескрайние ряды черепов. Правда, открыт лишь небольшой участок — 1,7 км. Все украшения в подземелье выложены из человеческих костей и черепов. Во время реконструкции была установлена система внутренней селекторной связи, чтобы незадачливый турист не потерялся в мрачном лабиринте.

Когда-то во Франции предлагалось создать катакомбы с отделениями для разных социальных слоев, живописными парками с гробницами, в котором надгробия соперничали бы в изяществе. Большевики перещеголяли французов и создали кладбище нового типа. Кремлевское.

КАПИЩЕ ЛЮЦИФЕРА

На главной площади России верные ленинцы построили ритуальную башню — зиккурат — с забальзамированным по магическим правилам трупом. Более того: в стену возле зиккурата вмуровано еще немало других тел, что является для христиан верхом кощунства, капищем самого Люцифера. По мнению колдунов, это древний обряд черной магии — вмуровывать в крепостные стены людей (чтобы крепость стояла века). Мумия Ленина лежит в Мавзолее, внутри пентаграммы — пятиконечной звезды, которая служит неизменным атрибутом сатанинского культа. Сатанисты называют ее печатью Люцифера. Мумию Сталина в 1961 г. ночью тайком вынесли из Мавзолея, похоронив у Кремлевской стены.

Обычай хоронить у Кремлевской стены родился одновременно с октябрьским переворотом. Замуровывать прах умерших в Кремлевскую стену стали только в 1925 г. Общее число похороненных у Кремлевской стены с 1917 по 1920 год неизвестно, впрочем, как и их имена. По словам очевидцев, там хоронили почти всех государственных деятелей, работавших в Кремле. А вот число погребенных у Кремля с 1920 года по наши дни историки подсчитали. Их около 150. Казалось бы, смерть равняет всех, но Кремлевский некрополь опровергает эту расхожую истину. Деление на массу и вождей началось в январе 1924-го, когда возвели ленинский склеп-мавзолей. Отдельная персональная могила у Кремля стала признаком избранности. Здесь покоятся Брежнев, Андропов, Черненко, Ворошилов, Буденный, Калинин… Вожди партии и народа рангом поменьше кремированы и “вмазаны” в Кремлевскую стену. Так что крепость ее ныне зависит не только от кирпичей, но и от праха маршалов и наркомов…

Все погребенные в Кремлевской стене до 1973 г. были преданы огню в “адской печи” Донского кладбища, прозванной в народе “кафедрой безбожия” и “геенной огненной”.

В следующем выпуске “Зазеркалья” мы расскажем об “адской печи ленинцев”, необычных захоронениях, и о чем молчат могильные камни.



Партнеры