Столицы не сидят на месте

8 ноября 2007 в 13:08, просмотров: 300

Переносы столиц случаются чаще, чем кажется. У Турции были Эдирне, Стамбул и Анкара, у Италии – Флоренция и Рим, у Литвы – Вильнюс и Каунас. Меняли карту Япония, Китай и Пакистан. А Голландия со своим главным городом до сих пор не определилась: официально столица в Амстердаме, но резиденции разных властных структур находятся в Гааге.

За последние два века набралось несколько особо примечательных перемещений. Можно даже составить своеобразный рейтинг.

Итак, самый быстрый перенос случился, ясное дело, в России. Империалистические немцы подошли к Петрограду – и большевики тут же выпрыгнули из колыбели революции. «Совету Народных Комиссаров невозможно больше оставаться и работать на расстоянии двухдневного перехода от расположения германских войск», – публиковала тогда «Правда» заявление «Председателя Петр. Револ. Комиссариата Л. Троцкого».

А «Новая жизнь» злословила: «Всякий, кто знает Москву, с трудом представит себе сочетание Иверской и народного комиссара Троцкого, Спасских ворот, где снимают шапки, и Зиновьева». Впрочем, переезд планировался комиссарами как временный. Ошиблись…

Как самый эстетический может рассматриваться бразильский вариант. Здесь, можно сказать – на пустом месте в центре страны, был заложен образцово-показательный город Бразилиа, куда и было переведено федеральное правительство. Генеральный план составил архитектор Лусио Коста, использовав при этом идеи Ле Корбюзье, а главным архитектором административных и общественных зданий стал Оскар Нимейер.

А точнее – Оскар Рибейру де Алмейда де Нимейер  Соарис Филью. Член бразильской компартии опять же. И, дай бог здоровья, в декабре столетний юбилей отметит. Чего стоит один его кафедральный собор Бразилии, основные помещения которого расположены под землей, тогда как с улицы виден лишь купол из бетона и витражного стекла!

Для новой столицы бразильцы выбрали эксклюзивную планировку – с высоты птичьего полета видно, что главные магистрали города с прилегающими кварталами образуют не то стрекозу, не то бабочку, а то и вовсе самолет. В «фюзеляже» расположено большинство учреждений городского и федерального значения. Центр отведен под гостиницы, магазины и банки. В «крыльях» расположены жилые кварталы. В «хвосте» находятся городские муниципальные учреждения, а в «кабине» – федеральные: прокуратура, парламент и другие учреждения.

Надо полагать, строить новое государство лучше «с чистого листа». Вспомним «окно в Европу» царя Петра Алексеевича. Часто лидеры-реформаторы выбирают в качестве новых столиц небольшие уютные, но важные города.

Когда после Первой мировой войны рухнула Османская империя, Мустафа Кемаль Ататюрк перевел власть из янычарского Стамбула в более продвинутую Анкару. После Второй мировой Конрад Аденауэр сделал столицей ФРГ (и снова «временной») Бонн, город рядом с Кельном, где господин канцлер жил и работал, в том числе и обер- бургомистром, много лет.

Автор шпионских романов Джон Ле Kappe пошутил: «Никакой другой народ, кроме немцев, не смог бы избрать себе канцлера, а потом разместить у дверей его дома свою столицу». Вот и имеем самый домашний перенос. После объединения Германии столица была перенесена в освобожденный от стены Берлин, а Бонн вернулся к прежней спокойной жизни.

А вот самый неспокойный перенос, по-видимому, грядет в Боливии. Недавно около миллиона человек вышли на улицы нынешней боливийской столицы Ла-Паса, протестуя против плана переезда правительства в город Сукре. Вопрос о переносе возник в ходе дискуссий между сторонниками президента Эво Моралеса и его оппонентами, проживающими в основном в более процветающих восточных районах Боливии.

Оппозиция полагает, что Сукре, находящийся практически в самом сердце страны и обладающий большим экономическим потенциалом, лучше подходит для столичной роли. Этот город, кстати, уже являлся столицей Боливии – со дня основания страны в 1825 году и до 1899 года, когда в результате гражданской войны главным городом стал Ла-Пас.

Из Америки Южной переместимся в Северную. Здесь имело место самое дипломатичное решение столичного вопроса. В 1800 году молодые Соединенные Штаты перевели столицу из Филадельфии в Вашингтон, дабы не давать ни одному из штатов преимуществ над остальными: сильный политический центр должен был стать символом единства Севера и Юга Америки. Компромиссное решение обусловило размещение новой столицы на границе между северными и южными штатами.

ИЗ СООБРАЖЕНИЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Можно сказать, что переносы столиц – уже определенная мода. Например, Мьянма и Малайзия решили перенести свои «политические Олимпы» в экологически чистые и с военно-стратегической точки зрения безопасные места.

Мьянма – это бывшая Бирма; как видим, в этой стране все любят менять. Мьянманское («бирманское» звучало бы лучше) правительство приняло решение о переезде из старой столицы, Рангуна, в новую – Найпьидау, ссылаясь на «необходимость обороны от внешних врагов».

Город строили в джунглях в обстановке полной секретности. Всего за полтора года «Обитель королей» – так переводится название – была готова.

Та же «внешних врагов вражеская причина» сработала и в Малайзии, где небольшой и малоизвестный Путраджайя обошел крутой Куала-Лумпур, где и дворцы, и сады, и рекордные башни-небоскребы. Новую столицу назвали в честь первого премьер-министра независимой Малайзии Тунку Абдула Рахмана Путра аль-Хаджи.

А вдобавок к этому названию, для красоты и значимости, добавили суффикс «джайя», что по-малайски означает «успех». Весь город был спроектирован малайзийскими архитекторами и считается «самым малайзийским» в стране.

И там и там уверяют, что на туристическом потоке это не отразится. А совсем недавно подобный «переворот» произошел в совсем уж маленьком островном государстве Палау в Океании. Там из города Корор столица переехала в Мелекеок. Все как у больших.

На постсоветском пространстве тоже кое-что переносится. В России говорят о передаче части столичных функций обратно в город на Неве. Киргизы хотят поменять Бишкек на Ош. А вот в Казахстане уже давно все поменяли. И опыт соседей интересно рассмотреть подробнее.

Решение о переносе столицы было принято Верховным Советом Казахстана 6 июля 1994 года. Заметим, что это как раз день рождения автора смелой идеи – президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Официальная причина – Алма-Ата находится на юге, а не в центре страны, город исчерпал возможности своего дальнейшего развития и стал опасен в экологическом и сейсмическом плане. Затем в течение двух лет шла подготовительная работа. Для интенсификации строительства и развития инфраструктуры была создана Акмолинская специальная экономическая зона.

Стоит отметить, что переносы столиц в истории Казахстана (начиная с царских времен) осуществлялись несколько раз. И город Акмола неоднократно рассматривался в качестве вероятного варианта. Впрочем, и название он менял частенько.

1830–1832 годы – Акмола, 1832–1961 годы – Акмолинск, 1961–1992 годы – Целиноград, затем снова Акмола, а с 6 мая 1998 года – Астана. Название придумал сам Назарбаев – в переводе с казахского языка это слово означает  «столица». Международному сообществу новая столица была представлена 10 июня 1998 года.

Тут, правда, казахские пиарщики промахнулись: в этот день начинался чемпионат мира по футболу, так что в списке мировых топ-новостей Астане пришлось потесниться. Теперь же Дни города отмечают в первую неделю июля – с президентским днем рождения никто не поспорит.

Новая казахская столица расположена в степной зоне. Почвы здесь неблагоприятны как для строительства, так и для озеленения. Долина реки Ишим, протекающей через Астану, в период половодья подвержена затоплению, поэтому городскую набережную укрепляют особым образом. Впрочем, это проблема не только Астаны, но и всего Казахстана: около 80% его территории характеризуются как потенциально подтопляемые.

Но несмотря на сложные природные условия, Астану за последние девять лет фактически отстроили заново.
Масштабы строительства – почти как в богатейших Эмиратах. Кругом небоскребы и прочие диковинки архитектуры.

Построены современные жилые комплексы и бизнес-центры, появились новые гостиницы и предлагающие разную кухню рестораны, реконструированы здания, в которых теперь располагаются парламент, правительство, конгресс-холл, казахский и русский драматические театры, Генеральная прокуратура и Верховный суд республики.

Для выполнения столичных функций потребовались новые административные здания, культурные и спортивные объекты. Активизировалась предпринимательская деятельность, а поэтому возникла острая потребность в коммерческой недвижимости. С ростом населения вырос спрос на жилую недвижимость, а также на объекты социальной сферы – школы, детские сады, больницы. Особым вопросом для новой столицы стала необходимость практически полного обновления инженерно-коммунальной инфраструктуры, сооружения новых и реконструкции существующих ТЭЦ.

Возведен океанариум «Думан», где над головами посетителей плавают акулы, рядом растет здание цирка. По проекту всемирно известного архитектора Норманна Фостера – вполне достойная замена Нимейеру – строят Дворец мира и согласия, который станет центром изучения религии и символом мира, и так называемый «Ханский шатер», этакий Диснейленд под куполом. Там и свои тропики будут, что для продуваемого всеми ветрами степного города, где зимой минус сорок, весьма актуально.

На новую столицу денег не жалеют. Только по госпрограмме «Расцвет Астаны – расцвет Казахстана» потрачено около 300 млрд. тенге из республиканского и местного бюджетов (один доллар США в сентябре был равен 123 тенге). 1 января 2002 года образована специальная экономическая зона «Астана – новый город» на левом берегу реки Ишим. Поначалу ей определили срок действия в пять лет, но затем его продлили до 2010 года, да и границы самой спецзоны расширили.

На помпезное строительство в новой казахской столице фольклорное творчество тоже реагирует – и тамошние позолоченные башни зовутся «Чупа-чупс» и «Зажигалка». Вот разве что с названием самих горожан вопрос пока не решен. Как же их величать – «астанавты» или «астанисты»?    




Партнеры