АДСКАЯ ПЕЧЬ ПЛАМЕННЫХ ЛЕНИНЦЕВ

9 ноября 2007 в 15:23, просмотров: 419

ГЕЕННА ОГНЕННАЯ

По древним поверьям, с дымом погребального костра на небо улетает и душа человека. И уже будучи там, она оказывает живое содействие поклоняющимся ей родственникам. Умерших сжигали этруски, греки и римляне. Христианство объявило эту традицию языческой и утвердило, что в случае, если сожжение все-таки произошло, грех ложится на совершивших сожжение.

В 785 г. Карл Великий под угрозой смертной казни запретил кремацию, и она была забыта примерно на тысячу лет. Запрещают кремировать тело иудаизм и ислам.

Одобрили же кремацию лютеране и протестанты. А в 1963 г., правда с оговорками, кремацию разрешила католическая церковь. По православной же традиции умерший должен быть непременно предан земле. Потому что в час Страшного суда “гробы разверзнутся” и умершие восстанут перед Христом “во плоти”. Родные должны уважать умерших и не допускать разрушения тела, созданного Богом.

Тем не менее, по слухам, открытый недавно крематорий в Новосибирске был освящен. Вероятно, слухи эти возникли из-за того, что во всех крематориях России работают батюшки, которые отпевают усопших, а при некоторых крематориях даже есть часовни.

В Европе (если точнее — в Милане) первый крематорий был открыт в 1876 г., у нас первую опытную печь для сожжения трупов построили в 1920 году в Петрограде, перестроив ее из бани и назвав “Металлург”. Сохранилось свидетельство о первой в истории советской России кремации. Поскольку печь была маломощной, она “обрабатывала” один труп более двух часов. Печь проработала недолго, два месяца, и была остановлена “за отсутствием дров”. Трупов же было много, и поэтому в Москве срочно появилась новая сверхмощная, оснащенная по последнему слову техники “чудо-печь”. Гордость чекистов и верных ленинцев.

ПЕЧЬ ЛЮЦИФЕРА

Все погребенные в Кремлевской стене до 1973 года были преданы огню в крематории нового Донского кладбища, самого необычного кладбища во всей России. Существуют свидетельства, что еще в 1918 г. Ленин велел приобрести за границей печь для кремирования трупов, прозванную в народе “Печь Люцифера”, или “Адская печь большевиков”. В следующем году безбожной властью был издан декрет о “новых формах погребения усопших” и объявлен конкурс на проект первого в республике крематория. “Победителем” этого конкурса стал архитектор Д.П.Осипов, который предложил использовать под крематорий здание храма — церкви преп. Серафима Саровского и благоверной княгини Анны Кашинской Донского кладбища. Неожиданное и экономное решение.

После незначительной переделки и Серафимовский храм превратился в образцовый крематорий №1.

Строители разобрали купол церкви и возвели квадратную 20-метровую башню, застекленную изысканными витражами. Здание выкрасили под “мокрый бетон”, и оно приобрело подчеркнуто “траурный” вид. На первом этаже здания был расположен зал прощания, там находились катафалк и орган. После траурной церемонии гроб с покойником опускался в подземный этаж, в кремационный зал. Там находилось хранилище погребальных урн.  

Задымил адский объект аккурат на 10-летнюю годовщину Великого Октября. Черный дым был виден издалека, днем и ночью. Было создано кощунственное “общество любителей кремации” с годовым членским взносом 50 коп. Были организованы экскурсии в крематорий в целях привлечения новых членов. Ильф и Петров в своем бессмертном “Золотом теленке” иронизировали по этому поводу: “Ну что, старик, в крематорий пора?” — “Пора, батюшка, — ответил швейцар, радостно улыбаясь, — в наш советский колумбарий”.

Более 60 лет оскверненное здание церкви использовалось как крематорий, названный богоборческой пропагандой “кафедрой безбожия”, а в народе “волком в овечьей шкуре”. Первыми клиентами заведения стали “рыцари революции” и “верные ленинцы”. В колумбарии, размещенном в храме, и сегодня на урнах можно прочесть надписи типа: “большевик-чекист”, “стойкий большевик”. Пламенным революционерам полагалось пламя и после смерти. Здесь же находится прах автора “адской печи” архитектора Д.П.Осипова.

Всепожирающее сатанинское пламя бушевало в храме до 1973 года. В конце 90-х годов башня крематория была разрушена, а над зданием поднялся купол с крестом. Траурный цвет сменил розовый. Вместо органа теперь алтарь, а там, где находился постамент с лифтом, опускающим гроб к печи, — солея. В храме в неприкосновенности сохранился весь колумбарий, его лишь прикрыли легкими перегородками. Это единственный храм-колумбарий в мире!  Через 45 лет в городе был построен еще один — на этот раз крупнейший в Европе — крематорий на Николо-Архангельском кладбище.

Донской крематорий поглотил десятки тысяч трупов. В период репрессий с Лубянки, из Лефортова, из других мест сюда грузовиками свозили трупы казненных. На территории нового Донского кладбища погребен прах В.К.Блюхера, М.Н.Тухачевского, И.П.Уборевича, Михаила Кольцова, Всеволода Мейерхольда и многих других.

По иронии судьбы здесь же погребен и сам “кровавый”  нарком внутренних дел Николай Ежов, чье имя в 30-е годы наводило ужас не меньше, чем имя легендарного Малюты Скуратова. Он лежит рядом со своими бесчисленными жертвами. Тут же и его жена Евгения Хаютина, прозванная в кругу кремлевских жен Стрекозой из-за множества любовников. Она отравилась незадолго до ареста всесильного чекиста и была сожжена в “адской печи”.

СМЕРТЬ В “ЕЖОВЫХ РУКАВИЦАХ”

Трудно было найти двух людей, более непохожих друг на друга. Она — красивая, веселая, обожавшая богемную жизнь. Он — маленький (152 см), кривоногий, вечно пьяный и злой. Звездный час в карьере Николая Ежова настал в 1936-м, когда Сталин назначил его “железным наркомом”. Впервые явившись в НКВД, он заявил: “Вы не смотрите, что я маленького роста. Руки у меня крепкие. Буду сажать и расстреливать всех, кто посмеет тормозить дело борьбы с врагами”.

Желая угодить, Ежов разослал в каждую область свои разнарядки — расстрелять столько-то “врагов народа”.

Планы прилежно перевыполнялись. За два года были расстреляны почти 700 тысяч человек. С особым удовольствием Ежов посылал на смерть людей рослых, чаще всего военных. Ненавидел интеллигенцию — давало себя знать “незаконченное низшее” — 3 класса — образование. Один из выживших чекистов позже признался: к концу 1938-го в органах скопился материал, позволявший арестовать все население СССР.
В ноябре 1938-го Сталин прилюдно назвал Ежова “мерзавцем”, и его кабинет занял Берия.

Скорее всего, супруга Ежова сама свела счеты с жизнью. Уже посмертно ее объявили английской шпионкой.

Погибли все ее родные. Берия не пощадил и ее любовников — известного писателя Бабеля и знаменитого журналиста Михаила Кольцова: они были расстреляны и сожжены в адском пламени Донского крематория. Популярность Кольцова была сравнима с популярностью челюскинцев, его репортажами зачитывалась вся страна, он встречался со Сталиным — и вдруг арест! За что? Ответа на этот вопрос нет до сих пор.

Сам Ежов был казнен в 1940 г., прах его был брошен в ту же общую могилу в Донском — туда, куда уже ссыпали все, что осталось от его жертв, любовников его жены и от самой Евгении. И после смерти судьба поместила их рядом.

ПОСЛЕДНЯЯ НОЧЬ БЕРИИ

По официальным данным, Л.П.Берия был арестован 26 июня 1953 года в Кремле и в том же году 23 декабря по приговору суда был расстрелян в подземном бункере штаба Московского военного округа как английский шпион и кремирован в легендарном крематории №1. Расстреливал Берию, привязанного к столбу, генерал-майор Павел Батицкий, а все 5 присутствовавших офицеров охраны сделали по контрольному выстрелу, тело Берии сожгли, а прах развеяли по двору крематория с помощью специально привезенного мощного вентилятора...

Сын революционера Антонова-Овсеенко описал казнь Берии и нарисовал картину, похожую на фильмы ужасов: когда исполнители задвинули тело Берии в пламя крематория и прильнули к стеклам печи, их охватил страх — тело их всесильного шефа на огненном подносе вдруг задвигалось и постепенно стало садиться. Всем почудилось, что в адском пламени мертвец ожил. Все свидетели адской казни, забыв про партбилеты, стали неистово креститься. Позже выяснилось, что обслуживающий персонал “забыл” перерезать сухожилия, и те под воздействием высокой температуры начали сокращаться. Все было проведено тайно, в строжайшем секрете.

Врач при расстреле Берии не присутствовал, акта, подтверждающего расстрел, как и тела самого расстрелянного, никто не видел, свидетельство о кремации также отсутствует, порождая множество слухов и вопросов.

“А был ли там именно Берия?”, “Кто кремировал? Кто хоронил?”. Никто еще не привел никаких свидетельств о месте захоронения Берии, хотя у “могильной бухгалтерии” учет был поставлен на высочайшем уровне.

Возможно, Берии как-то удалось не попасть в ловушку, уйти и скрыться в Латинской Америке, где его якобы позже видели, а арестован, расстрелян и сожжен был его двойник? По мнению сына Берии, его отца расстреляли сразу же после ареста, а суд инсценировали позже.

Эзотерики утверждают, что дух Берии не успокоился и сейчас бродит вокруг своего особняка и поблизости Донского кладбища.

РАССТРЕЛ В ПОЛНОЧЬ

Почти 1000 немцев стали жертвами сталинского “правосудия” в начале 50-х годов — были расстреляны в Москве. Десятилетия их судьба замалчивалась. Немецкие историки выяснили, что в большинстве случаев аресты производились даже не советскими оккупационными войсками, а службой государственной безопасности ГДР. Почему сотни людей были привезены на смертную казнь из ГДР в Москву, неясно до сих пор. Людей расстреливали ночью. Трупы расстрелянных немедленно сжигали в Донском крематории, пепел в ведрах переносили на безымянное массовое захоронение на кладбище монастыря. Уничтожались не только люди, но и любая память о них.

В Книге памяти, составленной правозащитной организацией “Мемориал”, содержится около 5000 биографий жертв террора, погребенных на Донском, среди них были 900 немцев и 80 австрийцев. Об этом напоминает памятный обелиск, установленный недавно на кладбище в память о всех немцах, которые стали жертвами сталинских палачей. В горестном списке — огромное количество молодых людей — студентов и даже школьников, которые были арестованы, обвинены в шпионской деятельности и приговорены к расстрелу.

В глубине Донского кладбища стоит обелиск в память о жертвах репрессий, а вокруг него в землю воткнуты десятки табличек с именами. Такую табличку здесь может установить каждый, у кого были репрессированы близкие.

В следующем выпуске “Зазеркалья” читайте о том, как путешествуют по земле души знаменитых покойников и что происходит в час смерти с безбожниками.



    Партнеры