Девушка Мороз

Дарья Мороз: “В постельных сценах я много себе позволяю”

9 ноября 2007 в 14:11, просмотров: 544

В шестнадцать лет ее жизнь разделилась на “до и после”. После нелепой гибели мамы прошло почти восемь лет. И теперь актриса Дарья Мороз снимается у лучших режиссеров. Играет главные роли во МХТе. И считает себя везучей.

Знакомство с отцом


— Даша, правда ли, что когда человек рано теряет кого-то из близких, то сразу становится намного взрослее?

— Правда. И это нормально, по-другому просто не справишься… Когда мама разбилась (актриса Марина Левтова погибла, катаясь на снегоходе в феврале 2000 года. — Авт.), я же совсем девчонкой была, такой “мелочью” незрелой. И тут — бац, совершенно новые обязательства свалились на меня, ответственность за семью, за папу. Надо было учиться жить заново, становиться гибче.

— Получается, вам тогда в большей степени приходилось папу поддерживать, чем ему вас?

— Поддерживали-то мы друг друга одинаково. Но как бы это объяснить… Из нашей семейной троицы выпало объединяющее звено. Мама… она нас с отцом часто разводила в конфликтных ситуациях. Когда ее не стало, мы первое время… не понимали, как жить. Мне и папе пришлось заново знакомиться…

 — Вы открывали в собственном отце новые черты?

 — Да, он как будто оказался несколько другим человеком, чем я его представляла при жизни мамы. Так же, как и я для него, наверное. К тому же папа вдруг стал… меня воспитывать. Я же в ответ начала взбрыкивать. Очень редко, но все-таки случались моменты, когда мы рисковали рассориться с отцом навсегда!

Другая семья

— В таких ситуациях люди нередко обращаются к психологу…

— Слава богу, мне не пришлось этого делать. Хотя 16 лет — очень шаткий возраст, и папа реально боялся, что у меня поедет крыша. Но мы оба очень хотели жить дальше. И в конце концов стали крепкими друзьями.

— Вы сейчас живете вместе?

— Нет. Как только в его жизни появилась Вика (актриса Вика Исакова. — Авт.), папа переехал и оставил мне нашу квартиру.

— У вас не возникало ревности к Вике?

— Если только в самом начале нашего общения. Но постепенно я поняла, что ревновать здесь бессмысленно.

Вика — папина жена. Я хорошо ее знаю, представляю все ее достоинства и недостатки, так же, как она мои. Мы давно стали родными людьми, научились принимать друг друга какие есть. Тем более я уже в том возрасте, когда пора задуматься о собственной семье…

Приметы суженого

— Вы уже встретили того, с кем готовы ее создать?

— Скажем так, я сейчас четко представляю, какими качествами должен обладать мой избранник. Например, в идеале он не будет заниматься одним со мной ремеслом. Потому что мужчина-актер — как будто вторая девочка в доме.

— Это вы по личному опыту “любовей” с артистами судите?

— В том числе! Сейчас я довольно много общаюсь с людьми других профессий: операторы, режиссеры, фотографы, предприниматели — и понимаю, что наши братья артисты в большинстве своем очень психованный народ. И для семейной жизни они не подходят.

— Даша, а вы мечтаете о свадьбе в белом платье или согласитесь на гражданский брак?

— Еще пару лет назад я думала так: ну зачем нужны эти свадьбы? Сплошной формализм, главное — быть вместе с любимым. Но теперь считаю: не случайно это все придумано — и загс, и обязательства друг перед другом. Все-таки жить с человеком, рожать с ним детей надо в законном браке. А вот без кружевного платья с фатой я вполне обойдусь.

Рублевский вопрос

— Вы самодостаточная барышня? К примеру, машину водите?

— Да, причем с большим удовольствием. У меня сейчас Nissan Kaskai. Симпатичный такой джипчик. Правда, на нем особо сильно не разгонешься. А я, признаться, езжу хоть и грамотно, но довольно нагло.

— Сейчас девушки стремятся иметь не только хорошую машину, квартиру, но и большой дом, желательно на Рублевке…

— Рублевка мне не по карману, хотя своими актерскими гонорарами я в целом довольна. Да и друзья у меня там есть! Однако меня привлекают менее понтовые места, чем Барвиха и Жуковка.

Позорный результат

— Вы конфликтный человек?

— Честно говоря, некоторой гибкости в общении с людьми мне не хватает. При этом понимаю, что высший пилотаж общения — не меняя своего мнения, выслушать собеседника. К слову, у меня нередко случаются конфликты по работе: когда я вижу, что кто-то из съемочной группы пытается халявить, — просто взрываюсь!

— Случается, актрисы имеют претензии к операторам за то, что те их некрасиво сняли...

— Некрасивой я быть не боюсь ни в кино, ни на сцене. Театральные роли исполняю практически без грима. В кино тоже готова на любые эксперименты ради образа. Переживаю же я в основном за то, чтобы результат общей работы получился качественным, не позорным...

Золотые дети

— Вам приходилось слышать упреки, дескать, Мороз — она же дочка известных родителей, потому и карьера у нее задалась?

— Нет, таких вещей мне никто не говорил. Был период, когда у меня по глупости имелся комплекс по этому поводу. Но он, слава богу, исчез. К тому же в нашем поколении актеров от 23 до 26 лет детей знаменитостей довольно много: Саша Урсуляк, Маша Машкова, Настя Скорик. И это здорово, что у талантливых родителей рождаются одаренные дети!

— То есть сниматься в кино вас за руку не приводили?

— Моя карьера сразу складывалась независимо: первую роль в кино предложил мне Георгий Данелия, который не был знаком с моими родителями. “По блату” мне доставались только роли в папиных фильмах. И это было здорово: папа давал мне попробовать сыграть то, что ни один другой режиссер не предложил бы в моем возрасте.

Пафоса не хватает

— Как вы отдыхаете?

— Путешествую, если время позволяет. Летом, например, слетала в Индию на 20 дней. Здорово было: море, солнце, фрукты, покой. Хочешь — медитируй, хочешь — загорай.

— А ночные клубы посещаете?

— Очень редко. Я, наверное, немного зануда, но все эти пафосные шумные сборища меня не влекут. Я люблю посидеть в узком кругу, выпить немного вина, поболтать. Последнее время живу камерной жизнью.

Все, кроме порно

— Даша, почему-то кажется, что вы из тех актрис, которые отказываются от съемок в интимных сценах...

— Неправильно вам кажется! Как раз в этом смысле я довольно много себе позволяю. До порнографии, конечно, дело не доходит.

— Насколько актеры лично включаются во всю эту эротику?

— В момент съемок актер до какой-то степени воспроизводит ощущения своего любовного опыта. Хотя, с другой стороны, не помню прецедента, чтобы кто-нибудь из моих “любовных” партнеров восстановил все это на полную катушку. Здесь могу поручиться, поскольку у мужчин, как вы понимаете, более очевидно, включился он в интимный процесс, пусть и съемочный, или нет...

— А с кем из артистов вы состояли в киношной близости?

— Таких довольно много: Леша Макаров, Женя Стычкин, Костя Лавроненко, Миша Евланов. Признаюсь, я практически не отказываю себе в удовольствии сняться в интимной сцене. Более того, считаю, что для молодой актрисы или актера такая практика очень полезна. Это привлекает внимание. Дает отличный профессиональный опыт. Главное, чтобы партнер оказался деликатный.



    Партнеры